20:04, 13 Ноября 2014 Версия для печати

Эммануил Виторган: Продолжаю курить с упорством кретина

После операции организм актера отказался курить

Эммануил Виторган в декабре отметит 75-летие. Рядом с ним уже четырнадцать лет жена Ирина, которая помогает ему не только в быту, но и в работе. В эксклюзивном интервью супруги признались: они почти не ссорятся.

Мы встретили Эммануила и Ирину на концерте Роксаны Бабаян, которая отметила 40-летие творческой деятельности. Супруги пришли поздравить подругу с выходом нового диска. Они не отходили друг от друга ни на шаг и весь вечер трепетно держались за руки.

– Эммануил Гедеонович, вас с Ириной называют идеальной парой. В чем, на ваш взгляд, секрет семейного благополучия?

– Я думаю, в том, что мы по-человечески относимся друг к другу, без претензий и без желания унизить или обидеть. В нашей семье это исключено. Одна моя претензия в том, что Иришка очень много работает: с утра до ночи и с ночи до утра. Хочется, чтобы она отдыхала побольше. Но у нее такой характер. Если рядом муж, родственники или друзья, она делает все, чтобы им было максимально комфортно. Если говорить о конфликтах, то мы не доводим до этого.

Ирина: Ссоры у нас так редко бывают! Если я вдруг чувствую, что мужу что-то не нравится, я не продолжаю доказывать и спорить (улыбается). Чувствую опасность и сразу уступаю.

Со свахой Людмилой Нарусовой дружен уже много лет
Фото: Анатолий Ломохов

– У вас роскошный дом в Юрмале, где вы проводите много времени. Спасаетесь от московской суеты?

– Нет, в Юрмале мы ни от чего не спасаемся. Там мы такие же, как в Москве. Для нас огромное удовольствие бывать там. Иришка не может без этого песка, без сосен. Она же юрмальчанка. У меня когда-то тоже были там дача и квартира. Но такого удовольствия, как сейчас, я в Юрмале никогда не получал. Может, возраст мой таков, не знаю.

Ирина: Мы заходим в наш дом и не верим, что это все наше. У нас очень уютно. Такой кайф выйти вечером в сад и посидеть на скамейке, посмотреть на звезды. Но мы не даем себе покоя и там. В Юрмале организовали филиал нашего клуба, устраиваем вечера, приглашаем не только местных артистов, но и из Москвы.

– Эммануил Гедеонович, в одной из телевизионных программ вы хвастались, что не курите много лет. Но сегодня увидел вас с сигаретой: опять начали?

– Да, снова начал (вздыхает). Был период, когда я бросил курить и не курил лет двадцать. У меня была очень серьезная онкологическая операция, после которой организм испугался и перестал курить. А потом, сидя за столом с ребятами, выпивая и закусывая, закурил и не могу остановиться. Сначала Иришка плакала по этому поводу, просила меня не брать сигареты в руки, а я с упорством кретина продолжаю это делать до сих пор. Хотя понимаю, что, конечно, надо с этим завязывать. Но что-то никак не получается.

Ирина: Лучше пить!

– Да, говорят, лучше выпивать. Врачи, которые меня вытянули с того света, тоже так считают. Они мне сказали даже: «Мы тебя прикончим за то, что ты начал опять курить». У меня же был рак легких. Но никак не могу справиться с этой привычкой. Вот такая слабость у меня. То ли это мое слабоволие – не знаю, как себя обозвать даже.

– Эммануил Гедеонович, вы как себя в форме поддерживаете?

– Никак. Никаким спортом не занимаюсь. Когда-то в глубокой молодости увлекался волейболом, водным поло, был даже чемпионом нашей страны среди школьников. В юности был очень хорошо развит физически, очевидно, какие-то остатки той формы сохранились.

– Возраст не ощущаете?

– Не ощущаю и не ощущал до нынешнего года. А недавно осознал, что в этом году мне исполнится семьдесят пять. Это возраст, при котором энное количество людей уже ушли из жизни, поэтому я начал скисать, что ли.

Ирина: Эммочка, не надо скисать. Главное, что я не чувствую твоего возраста!

Внук Никита (по линии первой супруги) в прекрасных отношениях со знаменитым дедом

– Недавно вы сказали: «Сегодня мне приходится сниматься там, где бы раньше я никогда не снимался!»

– Не совсем так. Я сказал, что сегодня, к сожалению, я иногда снимаюсь за деньги, потому что у нас много трат. Огромный дом, зарплата сотрудникам. Сегодня наступает такой период отчаянной борьбы за выживание. Потому что для нас культурный центр – это наше всё. Мы действительно туда вложили всё. Продали дачу, квартиру, которую я обожал и о которой всегда мечтал… Но мы стараемся и надеемся, что все будет хорошо.

– Несколько лет назад вы снимались в культовом сериале «Сваты». Тысячи зрителей переживают, что продолжения больше не будет. Вы как относитесь к этому?

– На мой взгляд, создатели сериала поступили мудро. «Сваты» не могут быть бесконечными. Тогда получился бы 400-серийный беспредел какой-то. Чтобы зрителю не потерять ощущение свежести, они решили закончить. Это нормально абсолютно.

– Я слышал, вы собираетесь выводить на театральную сцену Анжелику Агурбаш, которая репетирует с вами новый спектакль.

– Да, мы репетируем спектакль. Она очень интересный человек, волнующийся, у нее есть желание творить. Конечно, у нее нет театральной школы, поэтому, естественно, ей тяжеловато. Но я думаю, все получится.

«Если чувствую, что мужу что-то не нравится, сразу уступаю»
Фото: Мила Стриж

– Эммануил Гедеонович, расскажите, как вам удается обходиться в наше время без скандалов?

– Я же не из шоубизнеса. Я – театрал, а это совсем иная история. У нас не принято скандалить. Мне вообще грех на что-то жаловаться в жизни. Я никогда не позволял себе обидеть или оскорбить человека. Все – обиды и ссоры – можно пережить. Мне кажется, людям нужно понимать, что мы не так долго живем, как хотелось бы. Не знаю, сколько отмерено мне. Но сколько будет, все мое. У меня никогда не было никаких претензий к себе. Я не требовал ни зарплат, ни званий. Мне всегда хватало! У меня такое количество знакомых, друзей, родственников. Есть и внуки, и правнуки!

– Наверное, из-за загруженности на работе им уделяете не так много времени, как хотелось бы?

– Да, к сожалению. Не так много. Они ложатся спать в определенный час, а я в это время или на сцене, или же у меня съемки. Но ничего не могу с этим поделать: пока меня приглашают, надо работать. Внуки у меня замечательные. Думаю, некоторые из них пойдут по нашим стопам. Дочь Максима, например, уже пошла. Она второкурсница ГИТИСа. Наверное, и сын Максимкин тоже пойдет по нашим стопам. Он – театральный пацан. Видите, какая зараза у нас семейная! (улыбается).

– Не считаете, что ваш сын Максим пока еще не до конца раскрыл свой потенциал?

– Напротив. У него все в порядке: много работает, снимается, ставит спектакли. Иногда со мной советуется, когда ему хочется. Но он уже взрослый человек, многое знает и интересуется многим гораздо больше меня. Нам интересно общаться.

– Вы очень тепло общаетесь и со свахой – Людмилой Нарусовой. Как удается поддерживать такие нежные отношения?

– Все очень просто. Я знал эту семью тогда, когда девочка Ксюша под стол пешком ходила. Я же долгое время жил в Питере, там работал в Театре Ленинского комсомола, куда они приходили на спектакли. Я был знаком с ними еще с тех времен. Конечно, тогда не предполагал, что Ксения станет моей невесткой. Это было очень неожиданно для нас всех. Они свои отношения в тайне держали долгое время. Но я рад, что так произошло. Мы видим, как они трепетно относятся друг другу. Молодцы! Конечно, и возраст дает определенную мудрость. В молодости каждый из нас допускал много ошибок из-за ерунды. У них такого нет: у них очень гармоничные отношения!

– Вам не обидно, что Ксению в последнее время часто притесняют?

– Я думаю, тот, кто этим занимается, не прав, потому что Ксюша очень умная женщина. Она, наверное, пошла в папу. Мама у нее тоже умная женщина. Но отец был исключительным человеком. Я думаю, все эти интриги, которые вертятся вокруг Ксении и Максима, должны рано или поздно закончиться.

– Вы у них спрашиваете, когда же они наконец подарят вам внуков!

– Нет, мы на такие темы не говорим, потому что это их личное дело. Но они поговаривают, что им уже надоели эти разговоры. Даже как-то сказали: «Может быть, родим действительно». Я не знаю: будут они рожать или нет. Главное, что сегодня они замечательно общаются, помогают друг другу. Интересно за ними наблюдать и слушать, когда они общаются. Так что все нормально!

– Эммануил Гедеонович, последний вопрос. Чего вы боитесь в этой жизни?

– Я ничего не боюсь, потому что даже не могу представить, чтобы мне кто-то нанес травму духовную или физическую. Мне кажется, я этого не заслуживаю. Хотя я сам в кино и в театре перестрелял и поубивал кучу людей. Будет очень жаль, если произойдет какая-то история с нашим домом, если мы вдруг потеряем наш культурный центр, которому мы отдали всю нашу жизнь. Все очень серьезно: но мы постараемся сделать так, чтобы этого не допустить!

 

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

11:08, 08 Декабря 2016
Cериал «Тайны следствия» догнал по числу сезонов не менее культовых «Улиц разбитых фонарей», узнал Sobesednik.ru
»
10:03, 08 Декабря 2016
В день годовщины основания СНГ журналист Аркадий Дубнов оценил его роль для современной политики.
»
07:06, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил причины восприимчивости к погодным переменам и временам года
»