16:00, 05 Марта 2014 Версия для печати

Певица Ирина Круг рассказала, как выживала после убийства мужа

Ирина Круг
Ирина Круг: Сейчас, когда я выхожу на сцену с песней Миши, мой голос сильно дрожит...
Фото: Russian Look

Первые несколько песен Ирина записала исключительно в память о муже, однако «проба пера» оказалась настолько удачной, что девушка решила заняться музыкой всерьез. В первую пластинку вошли лирические произведения, а также песни Михаила Круга, которые он не успел записать при жизни. Сегодня на счету певицы уже более 10 альбомов.

– Ирина, вы несколько лет назад получили премию «Шансон года» за песню «Тебе, моя последняя любовь». Скажите, вы помните свои ощущения, когда Михаил Круг впервые спел вам эту песню?

– Все было совсем иначе. Эту песню Миша записал на обычную кассету. Она лежала у нас дома. А потом все в жизни закрутилось, Миша погиб. Его смерть настолько сильно меня подкосила, что про песню, конечно, как-то забылось. 

 Я вообще не знала, как жить дальше, что мне делать... И вот однажды я приезжаю домой ужасно расстроенная, а моя подруга мне и говорит: «Слушай, Ира, а где кассета с той Мишиной песней, помнишь?» Нашли мы с ней эту кассету и сели заново слушать. И у нас пошли мурашки по коже. Тогда я и сказала: «Песня эта должна жить. Миша не спел – значит, я спою!» Вот с нее-то у меня и начался новый этап в жизни. 

– Сегодня певица Ирина Круг – вполне сложившаяся артистка. Вы не боялись, что шлейф жены великого шансонье будет мешать вам двигаться вперед?

– Да, было очень трудно. Как артистку и как женщину меня сильно задевали все эти разговоры о том, что, дескать, я эксплуатирую звездное имя своего мужа, что не имею права выходить на сцену. Но меня поддержали наши общие с Мишей друзья. Леонид Телешев однажды пригласил меня в свою профессиональную студию в Твери – попробовать совместно записать песню. Потом были два моих первых сольных альбома с наложением голоса Миши. И я опять сильно переживала. Но зрители меня поддержали. Они подходили ко мне после концертов и говорили: «А мы и не знали, что вы так поете... Спасибо вам!» 

– А до этого вы разве не пели?

– Путь на сцену я начинала, можно сказать, с нуля – с того момента, как Леонид Телешев пригласил меня в свою студию. Тогда я даже наполовину не понимала, насколько серьезная эта работа – быть артистом, записывать альбомы, оттачивать вокал. Этому надо много и серьезно учиться. Очень жаль, что в детстве родители не отдали меня в музыкальную школу, что музыкальные способности раскрылись так поздно и при таких горьких обстоятельствах – после смерти мужа. Но прошлого не вернешь... 

– Но, главное, Ира, что в этой профессии вы себя нашли! Так ведь?

– Очень дорогой, правда, ценой, но нашла. Сейчас этим я и живу.

– Да-а, сказал бы кто-нибудь вам об этом лет двенадцать назад...

– Если бы мне двенадцать лет назад сказали, что я буду стоять на одной сцене с Александром Розенбаумом, я бы воскликнула: «Да вы что, смеетесь надо мной, что ли?!» Но это случилось. Я не только стояла с ним на одной сцене, но и не где-нибудь, а в Кремле.

– Ирина, а вообще в каком материале чувствуете себя гармоничнее: в лирическом или веселом, «разгуляйном»?

– Я учитываю, что для сольного концерта нужны и быстрые, и медленные песни, поэтому я делаю обычно пополам. Но в лирических песнях, мне кажется, я лучше раскрываюсь.

– А есть ли на эстраде какие-то песни, которые, на ваш взгляд, должны были стать вашими?

– Есть. Например, песня «Я назову планету именем твоим» из репертуара моей любимой Софии Ротару... Эта песня у меня ассоциируется с Михаилом Кругом. Если бы мне позволили ее спеть, я посвятила бы песню ему... У нас с Софией Михайловной похожая история – она тоже в свое время потеряла любимого мужа. 

– Ира, прошло уже почти 12 лет, как нет Михаила Круга. Как думаете, может ли случиться вторая история с какой-нибудь другой найденной кассетой?

– Это была случайность, на повтор которой рассчитывать, боюсь, уже не приходится.  Это была даже не находка – подарок свыше. Я ведь к тому моменту полностью собрала материалы для своего альбома, и вдруг – эта кассета с фактически прощальной песней, с таким вот названием... Миша определенно знает, что я делаю здесь, на земле, какие песни я пою. Он поддерживает меня, помогает мне. А иначе зачем бы ему было дарить после своей смерти мне такую песню? Прошло уже почти 12 лет, как нет Михаила Круга. Моего мужа, моего учителя, моего друга. Но и сейчас, когда я выхожу на сцену с этой его песней, мой голос сильно дрожит...

                                                                                                                                                                                    Подготовила Татьяна Феоктистова, «Время шансона»

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:09, 28 Мая 2017
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков – об одном из главных произведений Анны Ахматовой
»
11:07, 28 Мая 2017
Полина Гагарина, недавно ставшая мамой, уже начала выходить в свет, узнал Sobesednik.ru
»
07:05, 28 Мая 2017
Не придумали, как организовать летние каникулы отпрыска? Запишите его в пришкольный лагерь
»