00:00, 05 Апреля 2011 Версия для печати

Русские моджахеды

Сегодня среди террористов русские и славянские имена и лица – совсем не редкость. Тихомиров, Косолапов, Раздобудько, Хорошева пришли на смену Шамилю Басаеву и смертницам «Норд-Оста». Как и почему это произошло?

На прошлой неделе Российская армия отметилась громкой акцией по уничтожению базы боевиков в печально знаменитом «Сунженском треугольнике» на границе Чечни, Северной Осетии и Ингушетии. Спецслужбы в восьмой раз заикнулись о возможном уничтожении террориста №1 Доку Умарова и не в первый раз о ликвидации его подручных – амиров Супьяна и Хамзата. Пока достоверно известно, что убиты 17 боевиков.
Тем временем практически каждый день появляется информация о розыске новых террористов и смертников, которые приехали взрывать Москву. В адресе отбытия значится не только ожидаемый уже Кавказ, но и другие российские регионы. А в ориентировках разыскиваемых все чаще появляются фотографии и фамилии славянского происхождения. Для них уже и определение нашлось – «русские ваххабиты».

В Москве разыскивают простого русского парня из российского города Пятигорска. Неформальный стиль, приятная наружность – обычный молодой человек для своих 23 лет. Вот только то, в чем его подозревают, никак не вяжется ни с его обликом, ни с биографией вчерашнего студента.

Тропою гнева

Психиатр-криминалист Михаил Виноградов убежден, что объектами вербовки террористов в первую очередь становятся люди из неблагополучных семей, недовольные своей жизнью и не имеющие сил изменить ее к лучшему. «Они не могут устроиться в жизни, им сложно обрести семью, найти работу. Таким неудачникам терять нечего», – считает психиатр.

Одноклассники Виктора Двораковского не очень удивились, что их соученика разыскивает полиция. Но им трудно поверить, что его ищут как исламиста. Кем только не был Витя Двораковский в их глазах – весельчаком и любителем ночных клубов, не очень прилежным студентом казачьего колледжа, участником молодежных драк, потребителем «веселящих» таблеток и участником движения скинхедов (одно время даже носил эмблему со свастикой). Знакомые Двораковского ничему не удивлялись. Кроме самого неожиданного: Витя принял ислам, причем в наиболее спорной его форме – салафитской, которая больше известна как ваххабитская.

– Еще больше приключений ему захотелось, что ли. Запрещенное движение, вооруженная борьба – экстрим, так сказать… Витька неплохой был парень, только несчастный: отец пил и гонял их с братом и матерью, семья перебивалась с копейки на копейку. Вот он и искал лучшей доли – то у казаков, то у скинхедов, а в последнее время вообще стал общаться с группой бомжей и наркоманов. Они собирались в центре Пятигорска, у Вечного огня, на нем жарили сосиски, которые покупали в складчину, и пили дешевый портвейн, – рассказал «Собеседнику» знакомый Двораковского Алексей, который просит не называть его фамилию – не хочет, чтобы его связали с «подозреваемым в терроризме».

Видимо, когда Витька стал скатываться на самое дно, там его и подхватили ловцы душ – вербовщики террористов. В Пятигорске и Ставрополе я наслушалась историй про пакистанцев (и не только), которые за приличное вознаграждение занимаются поиском «рядовых джихада». Легче всего их найти в среде бедных, отверженных и непонятых. В захолустьях юга России в таких кандидатах недостатка нет.

Двораковский пропал из своей съемной квартиры в Пятигорске после того, как у него прогремел случайный взрыв – начинающий террорист сушил взрывчатые вещества на батарее.

– По оперативной информации, он мог сняться и уехать в Москву. Возможно, чтобы совершить самоподрыв. Поэтому его сейчас усиленно ищут, – рассказал мне оперативный сотрудник полиции Северо-Кавказского федерального округа.

Тихие убийцы

Славянин со звучной фамилией Раздобудько и его гражданская жена Мария Хорошева умерли в один день. Это не судьба, они сами выбрали дату смерти – 14 февраля 2011 года. Она взорвала себя рядом с военной частью, он – на другом краю этого же дагестанского села Губден. В результате двойного теракта, кроме самих самоубийц, погиб один военнослужащий и еще двое были ранены.

– Не могу поверить, что сын мог стать террористом, – до сих пор уверяет отец Виталия Раздобудько – Юрий, у которого теперь нет ни сына, ни семейного бизнеса – из-за пересудов пришлось свернуть торговлю автозапчастями на пятигорском рынке. Не верят в стремительное превращение дочери в террористку и родители Марии Хорошевой – тяжело больная, парализованная мать и отец – сельский аптекарь. Они тоже до сих пор расхлебывают свалившуюся на них славу «родителей отморозков».

«Русские ваххабиты» быстро становятся своего рода знаменитостями. Но так же быстро сходят с арены – с узнаваемой физиономией не очень-то удобно заниматься подпольщиной. Александр Тихомиров (Саид Бурятский), Павел Косолапов, пара с говорящими фамилиями – Виталий Раздобудько и Мария Хорошева… История каждого из них настолько необычна, что в нее трудно поверить. Буддист и христианин в одном лице Бурятский, бывший военнослужащий Косолапов, экс-бизнесмен Раздобудько и тихая студентка Хорошева… И десятки гораздо менее известных персонажей: арестованный в поселке Октябрьском Александр Яшин, ликвидированные во время атаки на здания ФСБ и МВД в Нальчике Виктор Сенченко и Юрий Меновщиков, осужденный как член «группировки Хаттаба» Максим Гапонов и другие. Боевики на одном из своих сайтов даже уверяют в существовании специального «русского джамаата», который, правда, пока засветился только присвоением себе авторства сомнительного взрыва на Саяно-Шушенской ГЭС.

Джамаат а-ля рус

Слишком быстрая ликвидация Бурятского (за Умаровым 10 лет гоняются – и без толку), отъезд Косолапова по подложным документам за границу (по сообщениям Интерпола), странно «бескровный» для «махровых террористов» самоподрыв Раздобудько и Хорошевой – все эти натяжки каждый раз подпитывают версию о «русских ваххабитах» как о продукте спецслужб. Мол, делают свое дело, а потом сходят с арены. Но, помимо конспирологических версий, есть и объективные вещи: террористы умирают, но им на смену приходят новые.

– Это факт: значительная часть молодых людей с протестным настроем идут в радикальное крыло ислама в основном для того, чтобы заниматься терроризмом и бороться с властью. В XIX веке за этим шли в народовольцы, а сейчас считают, что терроризмом надо заниматься посредством ислама. Известно, что даже осужденные «приморские партизаны», хоть и не были мусульманами, слушали диски с проповедями Саида Бурятского и подпитывались его настроем, – считает исламовед, доцент Московского государственного лингвистического университета  Роман Силантьев.

А поскольку традиционный ислам не занимается прозелетизмом (распространением своей веры), то остается ваххабитская форма, где всегда нужны новые штыки, неважно, какой национальности. Неофиты из любой религии всегда берут самое яркое, броское, громкое. На их «чистое сознание» легче наложить любые радикальные идеи. Они готовы убивать за свои вновь приобретенные идеалы. Их религия – война против всех. Их вера – протест и ненависть. Их метод – тотальное уничтожение. Они присвоили себе монополию на справедливость, а власти, сами того не желая, подыгрывают террористам, строя особняки, протаскивая своих родственников во власть, забывая о нуждах простых людей. И несмотря на громкие акции вроде авиаудара по «Сунженскому треугольнику», пока не видно предпосылок, что этот замкнутый круг скоро удастся разорвать.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»