01:30, 06 Декабря 2013 Версия для печати

Как убивают знаменитую российскую породу лошадей

Юлия Фомина
Кобыла Тугая и ее хозяйка Юлия Фомина

Конные скачки давно стали центром светской хроники, ипподромы – популярным местом проведения досуга. Сильные мира сего обзаводятся личными конюшнями и платят состояния за племенных жеребцов. Даже для небогатой публики «купить лошадку» или просто покататься на лошадях уже стало модным хобби.

Общение с умными животными прописывают даже врачи – при лечении ДЦП или депрессии. Странно, что на этом фоне государство фактически поставило крест на коневодстве, санкционировав передачу конезаводов в частные руки.

Одна лошадиная сила

«Кто знает, что там с Виконтом? А как у Локона? Вербу-то уже забрали?» Обсуждения на форумах лошадников, посвященные Гаврилово-Посадскому конезаводу Ивановской области, напоминают то ли военные, то ли больничные сводки.

Гаврилов Посад – это город-памятник. Памятник лошади. Здесь все более или менее значимое связано с лошадьми.

А точнее, с определенной породой – владимирский тяжеловоз. Красивая богатырская порода красуется на гербе города, на шпиле при въезде в Гаврилов Посад. Лошади здесь всё – досуг, работа, страсть.

– Город и создавался-то вокруг конезавода, – говорит страстная лошадница Юлия Фомина.

Гавриловопосадцы – лошадники чуть не в десятом поколении. Лошадей на этой земле разводили еще в VIII–X веках финно-угры, которые здесь селились. А официально коннозаводство тут в чести еще со времен Ивана Грозного.

Местные конюшни иначе как «государевыми» здесь и не называли никогда. По плиточному полу екатерининских времен уже три века ходят кони и люди.

– Ходили, – скептически поправляют меня местные.

Действительно, с 1 декабря конюшню решено закрыть на реконструкцию, а лошадей переводят в новые боксы, которые спешно собираются на территории конезавода. Завод ушел с молотка частному владельцу.

Смешались в кучу кони, люди

– «Владимирцы» – национальное достояние, их сберегли в голодные послевоенные годы, сохранили в перестройку, а сейчас их судьба оказалась под вопросом, – сказал «Собеседнику» председатель Общества владимирского коннозаводства предприниматель Андрей Ваваев. в конце концов, Владимир Путин взялся лично спасать исчезающих амурских тигров, а исконно российская редкая порода лошадей никому не нужна?

Владимирских тяжеловозов выводили в России с конца XIX века, скрещивая лучших русских, английских и шотландских жеребцов и кобыл. В 1946 году порода получила регистрацию и сразу полюбилась многим: высокая (165 см в холке), мощная (по тяге заменяет грузовик), но при этом довольно резвая лошадь с дружелюбным характером и картинными внешними параметрами – гнедой окрас с белыми отметинами (на лбу и «гольфы»).

С начала 90-х завод постепенно хирел, закрыли конноспортивную секцию, сократили персонал, денег на ремонт зданий уже не было. А в 2011 году Дмитрий Медведев вообще подписал документ, по которому все конезаводы должны перейти в частные руки. И руки эти часто непростые: если в Калининграде «лошадиный бизнес» приобрел экс-мэр Москвы Юрий Лужков, то в Курской области владение конюшнями приписывают самому Медведеву. Свои конные заводы есть у разных олигархов: основателя «Юнимилка» Андрея Бесхмельницкого, совладельца «Акрона» (производство удобрений) Вячеслава Кантора, экс-председателя правления ОАО «ФСК ЕЭС» Андрея Раппопорта.

Под видом покупки конезавода часто приобретается земля, а лошади – даже самых ценных пород – кажутся новым хозяевам не очень нужным дополнением. Так, сократилось поголовье орловских рысаков, терской, донской, буденновской пород. Гаврилово-Посадский конный завод вместе с прилегающей к нему землей (больше 1 тыс. га) ушел за 10 млн рублей, причем практически всю сумму инвестор отбил уже в первые два месяца, просто распродавая лошадей.

– Земля здесь хорошая – черноземное пятно, на котором все растет, хотя в округе – песок. Думаю, покупателя в первую очередь интересовала плодородная земля, – предположил местный депутат, экс-кандидат в мэры Суздаля Олег Григоренко.

Окончательно «отбросить копыта» российскому коневодству не дают в основном энтузиасты. В проходной конезавода вьются покупатели. За лучших кобыл и жеребцов практически дерутся.

– У ставших никому не нужными лошадей есть три (и все плохие) варианта: мясокомбинат – самое ужасное, цыгане, которые покупают лошадей сугубо для дальнейшей перепродажи, и переезд в дальний регион, – рассказывает Юлия Фомина. – «Владимирцам», можно сказать, повезло – табун, который инвестор посчитал «лишним», практически сразу расхватали ценители породы.

Если б я купил коня...

– Свою породу загубим, а потом будем покупать за рубежом лошадей за бешеные деньги, – вздыхает жительница города Светлана, работавшая раньше на предприятии. По ее словам, «коняшек» хозяевам отдавали с натуральным рёвом:

– Мы их все 100 с лишним голов по мордам различаем и родословную каждой до третьего колена знаем, а тут рвут по живому: кобылу с жеребенком разлучают, потому что мамку купили, а малыша оставили, и вот он потом шарахается по конюшне – ее ищет. Цыгане приезжали закупиться – мы стеной встали, чтобы не отдать им лучших лошадей: они и проклинали нас, и порчу навести обещали, и подкараулить грозились...

– Причем лошадей конезавода и покупали-то не задешево, – рассказал «Собеседнику» Андрей Ваваев, который увез с завода двух «владимирцев» – каждого по 250 тысяч рублей. 30 кобыл и жеребцов сразу оптом купил клиент из Уссурийска.

– Вопрос решен! И никаких интервью! – отрезал мне на пороге конезавода директор Александр Парфенов. – Было 90 кобыл и 9 жеребцов, останется 30 кобыл и 3 жеребца. Конечно, это уже не конезавод, а репродуктор, но никаким ужасам, написанным в интернете, не верьте! Лошади останутся, хотя не в таком количестве, конечно, как было. Вы поймите: владимирский тяжеловоз выводился специально для сельхозработ, а сейчас это не нужно – все делает техника!

30 кобыл и 3 жеребца

– То-то я вижу, как покупатели давятся в очереди за этой «ненужной» породой. «Владимирцы» подходят и для верховой езды, особенно для грузных клиентов, которых не всякая лошадка выдержит, и для прогулок – это мощная, но притом резвая и спокойная лошадь. А в тройке так вообще красота, клиенты как видят, только их выбирают! 30 кобыл и 3 жеребца – это слишком мало для нормальной работы с породой. Нас почти до инфаркта довела новость, что новый собственник будет экспериментировать и крыть «владимирцев» спортивными породами, чтобы вывести лошадь для модного и дорогого увлечения – конкура! Еще они придумали избавиться от ручного труда тем, что будут держать лошадей беспривязно в общем помещении. Можно смело прогнозировать, что слабые уже не выдержат – им и корма не достанется либо затопчут более сильные лошади. Сколько в итоге выживет-то? – причитает Светлана.

Гаврилово-Посадский завод повторяет историю других приватизированных конезаводов – по условиям продажи с обременением новый собственник не может избавиться от лошадей совсем. Поэтому большинство знаменитых конезаводов, ставших настоящими отечественными брендами, постепенно сходят на нет: возможно, скоро знаменитых рысаков и тяжеловозов мы сможем увидеть только на старых фото, а скакунов будем покупать за огромные деньги за рубежом.

Читайте также:

5 животных, которые лечат людей

Круговая Порука и тотализатор. Все тайны Московского ипподрома

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

20:07, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru поговорил с создателями нового сезона сериала «Обратная сторона Луны»
»
17:09, 07 Декабря 2016
Гроссмейстер Сергей Карякин поделился с Sobesednik.ru подробностями о шахматном поединке с Магнусом Карлсеном
»
16:22, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у замдиректора Института США и Канады, чего ждать от Бешеного Пса на посту министра обороны США
»