05:30, 11 Марта 2013 Версия для печати

Мать-перемать. Каков истинный облик скандально известной Юлии Кузьминой?

Погибшего в США 3-летнего Максима Кузьмина Павел Астахов на днях назвал «жертвой большой политики». Американской, само собой, ведь тот фарс, что развел вокруг смерти ребенка сам детский омбудсмен, политикой не назовешь. Чего, например, стоило предложение вернуть брата Максима кровной маме. Юлия Кузьмина должна была воплотить на ТВ все мучения русских матерей до принятия «закона Димы Яковлева». Но не вовремя вышла из роли. Скандальную историю Юлии на малой родине Кузьминых теперь зовут провалившейся спецоперацией «Мать».

В плену эфира

Грязная занавеска в выбитом окне полощется на ветру. В доме на окраине Гдова ни света, ни отопления. Через пустую раму видна комната – словно кадр из фильма ужасов – останки мебели, обрывки детской одежды на полу, наполовину лысая кукла на столе. А во дворе забыты две детские коляски в сугробах. В этом холодном доме не так давно жили дети, и несладкой была эта жизнь. А теперь одного из них предложили сюда вернуть. Владелица дома Юлия Кузьмина сонным голосом вещала в эфире ток-шоу о том, как хочет возвратить родного сына Кирилла, которого отняли злые чиновники. И как жаждет обеспечить ему условия получше заморских. За это выступление «молодая красивая мать» получила 120 тысяч – на себя и своего бойфренда. Но деньги явно не пошли на пользу: по дороге домой парочка ушла в загул – их со скандалом ссадили с поезда Москва – Псков. Так истинное лицо ангелоподобной матери стало известно всей стране.

– А где теперь наша «мисс Гдов», неизвестно, – говорит почтальон Нина Серова. – Этот дом она еще осенью заперла, моталась по сожителям.

Проверка двух возможных адресов «сожителей» ничего не дала. Мобильный телефон Юлии не отвечал.

– Мне с ней связаться тоже не удалось, – рассказал местный коллега. – Видимо, она общается только с теми, с кем нужно.
Удивительно, но никто из местных журналистов Юлию Кузьмину живьем не видел. В псковской администрации ее контактов, говорят, тоже не знают. С чудо-матерью за все это время не удалось встретиться ни местному детскому омбудсмену, ни сотрудникам органов, расследующим законность усыновления братьев Кузьминых.

– Здесь вообще никто с этой мамашей и  ее семьей не соприкасался. Это была федеральная спецоперация – Астахова, его команды, кого-то еще, – рассказывает местный депутат Лев Шлосберг. – Ведь как только стало известно о смерти мальчика, мамашу нашел не наш следственный комитет, а почему-то московские представители скандального издания, которые первыми опубликовали ее просьбу к Астахову вернуть ребенка. Неизвестно, кто диктовал ей это письмо, кто потом снимал видео с кадрами раскаяния непутевой матери. Но, видимо, наверху так вдохновились гибелью ребенка, что не сработали тормоза, ничего даже не выяснили про эту даму. Господин Зеленский выцепил ее на эфир, а в итоге так опозорились с ней и Астахов, и местные власти.

Шлак семьи

На местном уровне эту историю теперь комментировать не хотят: мол, идут проверки. Павел Астахов на днях сообщил, что лично с Кузьминой тоже не контактировал. Но кто бы ни был творцом «мифа о Юлии», о ее реальном облике прекрасно знали до того, как обнародовать вымышленный.

– Мы сразу ребятам с телевидения сказали, кто такие Кузьмины. Дети жили в грязи и впроголодь, Юлька вечно в загулах, а бабушка в перерывах между своими – внучков в опеку сдавала, – говорит местная жительница Зоя Прохорова. – Мою дочь сначала обещали тоже взять на передачу, чтобы правду о Юльке сказать. Но в итоге не вызвали, видать, не вписывались мы в их программу. А на нее, наверно, понадеялись, что она не сорвется. Какой там, это же шлак, как и вся семейка.

Историей семьи Кузьминых впору иллюстрировать самые страшные язвы российского общества, а никак не ставить ее в противовес западному.

– Все пьют, воруют, никто не работал, – рассказывает соседка Тамара Сергеева. – Единственные порядочные люди были Юлькины бабка с дедом. Как баба Тоня одна осталась, у нее Юлька с братом всю пенсию забирали, били ее. А под конец просто заперли ее больную в доме, нашли мы ее через 2 недели, когда крысы ей уже глаза выжрали.

После смерти бабушки семейство продало квартиру в соседней двухэтажке и на вырученные деньги продолжило разгульную жизнь в том самом доме без света и газа.

– Юлька гуляла по мужикам на пару с матерью, – продолжает Тамара Садыковна. – Сыновей рожала от разных кавалеров – один сейчас в колонии за отцеубийство, другой в соседней деревне, женатый, у него четверо детей. Юля даже с пузом, беременная ходила к дорожным рабочим, с ними жила в вагончике. А за детьми никто не смотрел, они их быстро в приют сдавали.

Туда же отправилась и сводная сестра Юли, 7-летняя Алина.

– Она находится у нас уже около года, – рассказали в Гдовском детском приюте. – Из родственников ее никто не навещал, сама Юля к сводной сестре тоже ни разу не приходила.

Хотя в одном из интервью Юлия рассказывала: сестра живет с бабушкой по отцу и «все плачет» по погибшему в США Максимке.

От петли до тюрьмы

Приличным человеком называют отца Юли, который давно покинул семейство и живет со второй женой на соседней улице. Правда, увидев журналиста, он тут же захлопнул дверь.

– Не хочет в таком позоре участвовать, – предполагает Тамара Сергеева. – Он с Юлиной матерью развелся после того, как она несколько подозрительных выкидышей себе устроила, пока он дальнобойщиком в рейсы ходил. Они тогда жили в соседней деревне. А как переехали, новые жильцы в колодце потом детские косточки находили, только ничего доказать не смогли. Говорили, что  мать и Юле помогла 5 абортов сделать, такая мастерица была.

Кстати, мать Юли летом уехала из Гдова в городок Остров с очередным сожителем, и с тех пор о ней ничего не известно. А ее экс-супругу все же пришлось принять участие в делах непутевой семьи – похоронить сына. Брат Юлии повесился вскоре после отъезда матери. Он пил и нигде не работал. У него остался малолетний ребенок от гражданской жены.
Юлия, говорят, легко перенесла потерю ближайших родственников. Тут же пригласила в дом очередного кавалера. А осенью уже пропала с другим. Отсидевший 7 лет за изнасилование старушки Владимир Антипов также выступил по ТВ – в роли «опоры» молодой перспективной матери.

– Правда, он не знал, что у нее есть дети, пока она не сказала, что у нее «в Америке сына грохнули», – рассказывает Евгений Усович, директор турбазы, где Антипов работал банщиком. Юлия в интервью назвала эту должность «администратором сауны». По ее словам, жил суженый в дачном коттедже.

– Дороговато было бы им тут жить, – опровергает Усович. – Иногда в подсобке при бане ночевать оставались. Он даже в штате не был, раз в неделю приходил, баню топил и чистил, получал 5 тысяч.

Но, получив гонорар за ток-шоу, Антипов объявил начальству, что теперь он телезвезда и работать больше не будет. С тех пор ни его, ни Юлю здесь также не видели. Правда, под конец нам все же удалось дозвониться на один из телефонов парочки.

– Сколько заплатите? – спросил нетвердый мужской голос.

Да зачем? И так все ясно. Комментируя открывшуюся правду о семействе Кузьминых, Павел Астахов призвал общественность не нападать на «несчастную падшую женщину». Которая, по его словам, не получит сына, если не прекратит «асоциальный образ жизни». То есть если прекратит, то шанс остается? Надеемся, что у маленького Кирилла Кузьмина, очередного заложника «большой политики», все же будет лучший выбор родителей, чем между заморскими «мучителями детей» и отечественными алкашами-уголовниками.

Компетентно

Алина Чернова, координатор псковской общественной организации по работе с детьми-сиротами «Помогай-ка»:

– Мы работаем с Печорским домом ребенка, Максима и Кирилла Кузьминых я видела на одном из наших праздников там. Нормальные дети, психических отклонений у них не было, в детдоме о них прекрасно заботились.  Кровные родственники их ни разу не навещали. Не знаю, кто организовал историю с их биологической мамой. Глядя на нее, понимаешь, что никакой ошибки в изъятии у нее детей не было. И очень обидны обвинения в адрес наших органов опеки и соцзащиты.

Наш главный чиновник по детям, Валентина Чернова, глубоко порядочный человек, душой переживает за каждого сироту. Выпускники детдомов могут лично прийти к ней на прием, недавно она помогала одной девочке-сироте, у которой черные риелторы «купили» комнату за 16 тысяч. А в деле иностранного усыновления последнее решение принимает облсуд, уж тогда к ним должны быть вопросы. А главное – усыновление любого ребенка надо сопровождать и отслеживать в любой стране.

Тогда таких историй не будет.

Читайте также

Стихи Дмитрия Быкова: Героиня недели - Мама убитого Максима Кузьмина Юля

Американская соцслужба рассказала правду о смерти Максима Кузьмина

Павел Астахов и приемная мать Максима Кузьмина спорят о версиях смерти мальчика

и другие подробности ДРЯЗГ ВОКРУГ СМЕРТИ МАКСИМА КУЗЬМИНА

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»
13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»