00:00, 29 Сентября 2009 Версия для печати

Сергей Ястржембский: Четыре месяца в году живу в Африке


Не хватает свадеб и похорон

В «последнего героя» играете или бежите от цивилизации?
– Последний герой – не я, а те, кто сумел выжить, несмотря на давление этой самой цивилизации, и сохранить осколки патриархальных традиций, верований, образа жизни. Видимо, внутри меня этот проект потихонечку готовился давно. Я регулярно ездил на охоту в страны Африки и в ходе сафари постоянно контактировал с людьми. А когда задумался над тем, чем заняться после государственной службы, решил попробовать сделать проект, который бы представлял интерес для телеканалов типа Discovery, National Geographic и пр. Животных снимают незаслуженно больше, чем людей, которые гораздо интереснее – с их огромной субкультурой, созданной, без преувеличения, несколько десятков тысяч лет назад и сохраненной капельками в первозданном виде. На мой взгляд, пройдет максимум 20 лет – и того, что мы сегодня еще можем зафиксировать, уже не будет.

– Почему Африка? Россия не так экзотична?
– У нас тоже есть что снимать. Та же жизнь староверов или охота с гарпуном на кита – это страшно интересно. Но мы делаем фильмы про Африку в силу моих внутренних предрасположенностей. Хотя не исключено, что обратимся и к другим регионам.

– Зрители обычно считают телепутешественников халявщиками, те отбиваются: мол, ездить и снимать – это тяжелый труд. А вы что скажете?
– Это не легкая прогулка, мы делаем настоящее документальное кино. Чтобы подготовить экспедицию (длится она две недели) и не жалеть о потраченных деньгах, нужен профессионализм. Есть специальная компания, которая обеспечивает процесс от установления контактов с вождями до оборудования палаточного лагеря. С другой стороны, жить в племенах даже проще. Обнаруживаешь, что прекрасно можешь обходиться без телевизора. Без Интернета сложнее, но тоже возможно.
Можно приехать пофотографировать, а вот чтобы снять 10–15 различных обрядов – об этом нужно договариваться заранее. Например, с точки зрения сезона разной погоде соответствуют разные церемонии. Скажем, у химба в Намибии обряд инициации молодых представителей племени, когда они должны пройти процедуру выбивания нижних зубов, связан только с самым холодным временем года. В Африке это июнь – июль, обязательно должно быть полнолуние. Это все нужно знать. Конечно, иногда не хватает крупных церемоний типа свадьбы или, извините, похорон. Но и то нам в Намибии «повезло»: умерла матушка вождя, и мы сняли такой материал, от которого у нас самих голова кружилась очень долго. В жуткую жару деревня целый день танцевала с гробом на плечах, где лежала покойная. Сверхэнергетические танцы. Ритм моментально вас заводит.

– И тоже танцуете?
– Приплясываем, по крайней мере. Надо же еще реагировать на происходящее: давать операторам указания, что снимать.


Подкуп алкоголем запрещен

– Перед визитом в другую страну изучаешь, что там делать не принято. Допускали ошибки в бытовом общении?
– Стараемся избегать проколов, потому что они могут иметь роковые последствия. Заранее выясняем, что такое хорошо и что такое плохо.

– И в чем мы не сходимся?
– Первобытные люди не имеют никакого представления о мире, могут назвать от силы две-три страны – больше просто не знают. С недоверием относятся к камерам, компьютерам. Оттаивают, когда показываем отснятый материал: им нравится видеть себя на мониторчике. Алкоголь – очень тонкая вещь. Многие племена на него подсажены. У них есть традиционные напитки, которые делаются из сорго, маиса (кукурузы)…

– Гадость редчайшая.
– Да, но они не понаслышке знают и что такое алкоголь с Большой земли – дешевые ром, виски, водка отвратительного качества. Если они получают доступ к этому, то забудьте про съемки – люди будут неработоспособными. Стимулировать сотрудничество с нами путем подкупа алкоголем запрещается.

– Что они тогда предпочитают как вознаграждение?
– По-разному. В зоне Сахары, где проживают последние кочевники берберы, просили деньги. Что касается более патриархальных народов – бушмены, сурма, некоторые пигмеи, – те предпочитали получить за съемку товарный калым: одеяла, ножи, сахар, растительное масло.

– А как вы с ними общаетесь?
– Через переводчика. Причем это долгий процесс. Сначала мы переводчику разжевываем, что нам надо, потом он им разжевывает. Не всегда достигается полное взаимопонимание, делается несколько дублей.

– Знаю, путешествуете вы с женой. К дикарям ее брали?
– «Вне времени» – наш совместный с Анастасией проект. На съемках первого фильма, который мы делали в Марокко, она присутствовала. Потом пропустила, а сейчас в октябре опять поедет с нами в Эфиопию. В работе над лентой Анастасия прекрасно озвучила легенды бушменов.


По ТВ смотрю только футбол

– Вопрос напрашивается: закулисье Кремля и жизнь племен похожи?
– Это разные планеты. У самых древних народов – бушменов, пигмеев – даже нет вождей. Нет системы власти, основанной на авторитете старейшин. Решения принимаются на общем сходе, если брать аналогии с нашей историей – на вече. Аппарата подавления нет, правосудие в примитивном виде вершит община. Если у сурмы во время палочных боев мужчина убивает другого, он должен знать, что будет изгнан вместе с семьей. Это главное наказание. Поэтому здесь никакие параллели не работают.

– Чем вы еще занимаетесь?
– Продолжаю аэрофотосъемку. Будем делать фотоальбомы…

– А здесь (беседа проходит в стенах компании «Металлоинвест». – Авт.) мы случайно?
– Тут в трех комнатах сидит наша группа. «Металлоинвест» возглавляют мои друзья. Это наш фундамент, поддержка проекта осуществляется с их стороны.

– То есть вы тут не рабо­таете?
– Нет, я здесь в гостях.

– Вам нравится, что Медведев активно использует ТВ: прямые линии, общение с главредами каналов, экстренные обращения?
– К своему стыду, не видел ни одного. У меня жизнь разделена таким образом, что четыре месяца в году я провожу в Африке, а когда возвращаюсь, начинается постпродакшн – переговоры с каналами, продюсерскими компаниями. Если я и смотрю что-то по телевидению, то это в основном футбол.
В принципе телевидение существует для того, чтобы его использовать для общения с нацией. Когда я в свое время был пресс-секретарем первого президента России, мы использовали телевидение на сто процентов. Так что это нормально.

– Почему тогда Медведев записывает срочное телеобращение в связи с отказом американцев размещать ПРО в Польше, а насчет аварии на Саяно-Шушенской молчит? Хотя народ это точно волнует намного больше.
– Можно я не буду комментировать?

– Можно. Ваша реакция показательнее любого ответа.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»