00:49, 06 Июля 2011 Версия для печати

Валдис Пельш: Грустный клоун – это про меня и Урганта

Спортивным чутьем Валдис Пельш, заядлый любитель дайвинга и прыжков с парашютом, всегда точно угадывает ожидания зрителей. На самом буме нового увлечения – караоке – стал вести «Угадай мелодию». Когда мелькающие на экране звезды обрыдли до того, что хотелось совершить над ними что-нибудь подленькое, появился «Розыгрыш». Сегодня всё заполонили цветные маги. Поэтому Пельш ведет программу «Экстрасенсы против ученых» (производство компании АМЕДИА для ТВ3)… А вот проект мечты ему, оказывается, сделать пока не дали.

Себя надо постоянно пинать

– Как вас к колдунам-то занесло? Магия,  не иначе.

– Программа «Экстрасенсы против ученых» меня прельстила тем, что в ней наглядно показываются два пути решения проблемы, – объясняет интерес к проекту Валдис. – Я не очень верю во всякие экстрасенсорные удивительные штуки, но в какой-то момент понял, что мистика в действиях магов точно присутствует. У нас были задания, которые экстрасенсы решали без единой помарки. В других историях ровно наоборот: ученые за 5 минут мастерили из подручных средств некий прибор, позволявший им выходить победителями.

– О чем это говорит? Что и те и другие шарлатанят?

– Я, по-моему, в первый день съемок рассказал такой анекдот. «Встречаются два историка. Один говорит: «Копал под древними Афинами. Нашел проволоку и телеграфные столбы. Это говорит о том, что у древних греков был проволочный телеграф». Второй делится своими выводами: «А я копал под древним Римом и не нашел ни проволоки, ни столбов. Это говорит о том, что у древних римлян был беспроволочный телеграф».
Результаты ни о чем не говорят. Интересна гимнастика ума ученых, некоторые из них очень красиво находили решения. И было несколько ярких побед экстрасенсов, в чьих способностях не приходилось сомневаться, поскольку все происходило на моих глазах.

По сравнению с «Битвой экстрасенсов» наша программа – более продвинутое, более зрелищное шоу. Потому что на ТНТ программа делается монтажно, а на съемках «Экстрасенсов против ученых» для ТВ3 присутствуют зрители, которые всё видят.

– Планируете продолжать?

– Это будет решать руководство канала. Но если второй сезон будет, то, на мой взгляд, в авторскую группу надо добавить свежую кровь. Нужно все время придумывать новые интересные испытания – это достаточно сложное занятие.

– К сценаристам «Розыгрыша» у вас те же претензии. Может, слишком многого хотите?

– Вообще, мне кажется, телевидением должны заниматься перфекционисты. Если они не превращаются в зануд. Как только вы говорите, что достигли всего, стали великой звездой, делаете супершоу – это означает начало конца. Примеров таких большое количество. Пока ты ходишь и пинаешь в первую очередь себя, а потом и других со словами: «Ребят, давайте подумаем, как сделать лучше», ты живешь. Если не делаешь этого, начинаешь деградировать вместе со своим форматом.

Мои идеи пока не проходят

– Мне кажется, что наиболее успешные в вашей карьере проекты вы придумывали не сами…

– «Угадай мелодию» – да, это приглашение без кастинга. «Розыгрыш» – приглашение в день съемок. Там ведущий взял самоотвод, и я получил известие о том, что канал предлагает мне стать ведущим, за 3 часа до начала. Мне нужно было доехать до телецентра, на что ушло 2 часа, загримироваться и прочесть «библию» программы. На проект «Экстрасенсы против ученых», насколько я понимаю, пробовались несколько человек, но у них не очень получилось. Выбрали меня.

Еще были «Одни дома», «Русская рулетка», «Властелин вкуса», «Эти забавные животные». Кстати, на «Эти забавные животные» тоже был ввод экспрессом. Вечером звонок, а наутро я уже вел новую передачу.

– То есть вы – как скорая п­омощь?

– Да (смеется). Как рейнджеры: «Если не мы, то кто?»

– А свои идеи программ есть?

– Я предлагал и до сих пор предлагаю несколько форматов различным каналам. Это оригинальные форматы, не идеи на уровне: «Давайте купим программу, которую я в Испании увидел». Но пока одобрения мои задумки не нашли. Чтобы формат появился на том или ином канале, должно столько случайных вещей сойтись… Это непрогнозируемо. Пока, повторюсь, у меня не получается.

– Переживаете?

– Какие-то расстройства по этому поводу у меня, естественно, присутствуют. Но вот я на днях пересмотрел фильм «Крутая Джорджия» с Линдсей Лохан, там есть такой принцип: «Простила – идешь дальше». Не получилось – сделал выводы, пошел дальше.

– Вы в свое время руководили развлекательным вещанием на ОРТ…

– Полтора года отработал, но это не мое. На примере многих своих коллег, которые становились канальными функционерами, я видел, что их там держит: пост позволяет решать свои проблемы на ТВ, двигать себя любимого. На тот момент у меня не было такой потребности: я был обеспечен работой. Просто сложилась такая ситуация: тогда трагически погиб Сережа Супонев, надо было встать на его место. Хорошо или плохо я работал – судить потомкам. Но в результате я пришел к Константину Львовичу и попросил послать меня в окопы.

– Нет амбиций начальника?

– Есть амбиции. Но на тот момент времени я был к этому не готов. Сейчас, наверное, готов больше.

– Это намек?

– Да, месседж руководству (смеется): «Не хотите пригласить меня покомандовать?»

 

Нельзя быть всегда любимым

– Как сказал ваш друг Алексей Кортнев, популярнее вас в 90-е годы был только Ельцин.

– Красиво сказал. «Хоботов, я оценила».

– Но потом наступил период забвения. Больно было падать?

– В забвении нет ничего страшного. Да меня по большому счету никогда не забывали. «Угадай мелодию» и «Розыгрыш» – две программы, которые (вряд ли кто станет спорить) были для нашего ТВ событийными. Это две мои большие удачи. Эти передачи врезали меня в народную память. Но нельзя быть сверхъяркой звездой, человеком номер один,  о котором только и говорят, на протяжении 5–6 лет.

Возьмите «Большую разницу» и «Прожекторперисхилтон» – интерес к ним становится гораздо спокойнее. Да, они собирают свою аудиторию, но рейтинг их уменьшается. И это нормально. Не может быть все время ужасного интереса к персоне или проекту. В какой-то момент откатываешься на заранее заготовленные позиции – и работаешь дальше. К счастью, специфика нашей работы позволяет нам быть возрастными звездами. У всех перед глазами пример Леонида Якубовича, который пришел на ТВ в достаточно зрелом возрасте и забил все голы, которые на тот момент можно было забить. Поэтому наша задача – беречь здоровье и работать дальше.

– Хорошо знакомый вам анекдот про грустного клоуна, на которого ходит весь город и который, хотя никто бы на него не подумал, обращается с жесточайшей депрессией к психиатру,  про вас?

– Отчасти да. Я очень люблю эту притчу. Любой человек, фонтанирующий в кадре, должен беречь энергию вне кадра. Посмотрите на Ивана Урганта: в жизни это спокойный, может быть, даже флегматичный человек. То же самое со мной, с Якубовичем…

– Вы обращались к психиатру, как в том анекдоте?

– Нет, я пока решаю свои проблемы сам. Если есть моменты стресса или неуравновешенности, могу держать их под контролем.

– Вас легко вывести из себя?

– Запросто. Достаточно быстро перехожу в агрессивную, кричащую фазу поведения. Я вспыльчивый.

 

Если разрешат, получу двойное гражданство

– Все-таки рискну спросить: то, что вы получили философское образование, но не работаете по специальности, означает, что как философ вы не состоялись?

– Конечно, я же ушел из Академии наук после года работы. А вот как домотканый философ я вполне состоялся, всех учу жить.

– Слышала, что вас называют ходячей энциклопедией.

– Я неплохой рассказчик, умею направить беседу в военно-историческое русло (прилично в этом разбираюсь). Ну и участие в паре-тройке шоу с проверкой на эрудицию, начиная с капитанства в «Что? Где? Когда?» и кончая блистательной, я считаю, игрой вместе с Димой Дибровым и Борисом Красновым у Тины Канделаки в «Самом умном», убедило окружающих в наличии у меня знаний. Хотя какие-то темы не мои, но это как в коллекционировании – собираю в свою голову только то, что мне интересно.

– И какие ваши темы?

– История Первой и Второй мировых войн.

– Насыщенное время в отношениях России и Латвии. Обе страны вам небезразличны. Верите в нынешнюю «перезагрузку»?

– Я ярый сторонник очень тесных взаимоотношений Латвии с Россией (с выгодой в первую очередь для Латвии). Живя рядом с великим и, надо сказать, щедрым соседом, маленькая страна должна пользоваться всеми благами, которые он предоставляет. К сожалению, в какой-то момент отношения испортились по обоюдному согласию. Латвия – потому что независимые и гордые, а Россия – не до вас, ребята. Сейчас Латвия, как мне кажется, инициирует «перезагрузку-2». И мне очень хочется, чтобы она получилась. Чтобы моя родина – малая, первая или просто родина – реализовала колоссальный потенциал, который она не может реализовать, либо находясь только в Евросоюзе, либо как вообще ни от кого не зависящая страна. Мне хочется верить, что прошли страхи, которые, без сомнения, испытывала часть населения Латвии по поводу ассимиляции, агрессивного соседа.

Я недавно вернулся из Латвии, там выбирали нового президента. Очень многие умные люди говорят: главное, что сделал за период своего правления преды-дущий руководитель – съездил в Москву. Надеюсь, мы опередим в этой «перезагрузке» наших литовских и эстонских коллег. Пусть другие не обижаются, но латыши все-таки должны быть самыми умными и дружелюбными из всех трех прибалтийских народов. Еще я надеюсь, что латвийский сейм примет закон о двойном гражданстве для этнических латышей, и тогда я с огромным удовольствием буду иметь двойное гражданство – и России, и Латвии. Для меня это две родные страны, мне будет очень приятно.

До мастера спорта не хватает одного рекорда

– Хорошо запомнила ваш страстный, почти как у Николая Дроздова, рассказ по радио о встрече с акулой – вы по горячим после египетских событий следам советовали, как не стать кормом для хищника. Недавно наши в Турции еще и алкоголем траванулись. Сейчас самый сезон отпусков. Скажите, что надо делать русскому туристу, чтобы вернуться домой целым?

– Во-первых, перестать бухать. Это я вам как опытный дайвер говорю (смеется). А во-вторых… дело в том, что аквалангисты и жертвы египетских событий – разные люди. Пострадали так называемые сноркеры – те, кто в лучшем случае нырял с маской и трубкой, а в худшем просто плавал. Они, в отличие от дайвера, не видят, что происходит под ними, над ними, слева-справа. А это очень важно. Поэтому, к сожалению, в данном случае все зависит от местных служб. В той же Австралии территория патрулируется катерами и с воздуха, и в случае опасности идет предупреждение. Даже в такой не самой благополучной с точки зрения безопасности стране есть целый комплекс экстренных мероприятий. На эти меры, когда решаете нырять, и надо обращать внимание. С этим не шутят. Природа сильнее вас. И акула, которая под водой на своей территории, тоже сильнее вас.

– Давайте закончим высоким – небом. Этим летом вы с группой парашютистов планируете установить рекорд «200». Что это?

– Грандиозная затея! Есть мировой рекорд «400», но он никакой стране не принадлежит – его установили лучшие 400 парашютистов со всего мира. В нашем рекорде будут участвовать только граждане России – элита парашютного спорта. Если мы это сделаем, то докажем, что наша страна – парашютная держава номер один.

– Кроме гордости за себя и страну, что-то еще получите?

– В принципе нам дают звания… Я кандидат в мастера спорта, мне как раз одного рекорда до мастера не хватает.

У нас главная проблема, что ни Дмитрий Анатольевич, ни Владимир Владимирович не прыгают и не ныряют, а борются и катаются на лыжах. Эх, нам бы заполучить их на один прыжочек в тандеме – всё бы наладилось. Если раньше мы находили спонсоров, то в прошлом году на установлении очередного рекорда (я в нем не участвовал из-за операции) люди прыгали за свои деньги. Это все равно что спорт-смен поедет на чемпионат мира по биатлону и из собственного кармана оплатит дорогу, проживание, винтовку…

– У Плющенко на последней Олимпиаде практически так и было.

– Вот да. Мне кажется, это неправильно. Есть большое количество видов спорта, которые в большем фаворе, хотя это не совсем заслуженно. Приезжает наша сборная по прыжкам на точность приземления, собрав весь пьедестал чемпионата мира, – на это в новостях даже не находится времени. Это не событие, хотя люди урыли всех. Зато биатлонистов наших несчастных везде показывают.

– Когда вы, Валдис, станете теленачальником, то направите работу информслужбы в нужное русло.

– Первое, что скажу спортивной редакции: «Завязывайте с биатлоном, начинайте показывать парашютный спорт, дзюдо, горные лыжи и дайвинг». Еще бокс. Вот какие у меня будут пять любимых видов спорта.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:04, 09 Декабря 2016
Алексей Немов рассказал Sobesednik.ru о своем отношении к мужской художественной гимнастике
»
15:45, 09 Декабря 2016
Американские эксперты рассказали о 10 удивительных преимуществах голодания для здоровья человека
»
15:02, 09 Декабря 2016
Владимир Фриске прокомментировал Sobesednik.ru очередное скандальное заявление Дмитрия Шепелева
»