00:50, 12 Октября 2010 Версия для печати

Вдова Гайдая: Мне стыдно жить!

Актриса Нина Гребешкова известна не только как вдова великого режиссера Леонида Гайдая, но и как советская актриса, которая играла в популярных комедиях мужа. В «Бриллиантовой руке» – жену главного героя, которого играл Никулин. В фильме «Не может быть!» – жену Горбушкина… В этом году Гребешковой исполнится 80 лет. В интервью  актриса рассказала, как ей живется в наше непростое время.

Нина Павловна, расскажите, как отметите свой 80-летний юбилей?

– Я никак не хочу его отмечать, не думаю, что это такой уж повод… Знаете, Гайдай тоже терпеть не мог праздновать юбилеи. Шутил: «Все так меня хвалят, будто я умер». Мне кажется также, что устраивать пышный юбилей – это подавать намек друзьям, мол, похвалите меня…

– Многие актеры старой гвардии жалуются на жизнь. Современное кино с ними несовместимо, жить не на что…

– Я не жалуюсь! Я вообще очень веселый, можно даже сказать, легкомысленный человек, и это меня спасало по жизни. Я ни к чему на свете, кроме, может быть, факта человеческой жизни, не отношусь серьезно. К тому же рядом со мной есть мои родные – дочь Оксана и внуки. Они мне сделали подарок – поездку в подмосковный санаторий. Мне этот вид отдыха очень нравится, далеко я ездить не люблю. Главное – общение с природой, от этого отдыхаешь.

– Наверное, вы и подлечились в санатории?

– Что вы, со здоровьем у меня, слава Богу, пока что все в порядке. Когда врач проводил прием в санатории, измерил мне давление и удивился. Говорит: «Вы что, из отряда космонавтов?» Действительно, в восемьдесят лет давление сто двадцать на восемьдесят – это редкость! В общем, никакого лечения мне не потребовалось, и я просто проходила приятные процедуры. Например, подводный массаж.

– С кем вы сейчас общаетесь, кто ваши друзья?

– В основном всё старая гвардия. Например, сейчас ломаю голову, что подарить на пятидесятилетний юбилей свадьбы сценаристу Аркадию Инину. Мы давно дружим. Он написал сценарии ко многим известным фильмам, например «Одиноким предоставляется общежитие». Я не люблю делать бесполезные, бессмысленные подарки и поэтому всегда очень ответственно к этому подхожу. А вообще, знаете, мне порой становится стыдно за то, что я еще живу. Все мои одногодки уходят один за другим, да многие даже моложе. Вы посмотрите, сколько ушло только за последнее время: Тихонов, Мотыль, Янковский, Толкунова… Каждый раз, когда слышу, что кто-то умер, мне становится не по себе…

– Нина Павловна, с момента, как умер Леонид Гайдай, прошло 17 лет. Вы до сих пор вспоминаете прошлое?

– Конечно, вспоминаю. Но только хорошее. Мы с Леней жили очень весело, постоянно шутили друг с другом… Он провожал меня из института, а сам потом опаздывал на последнюю электричку и ночевал на вокзале. Потом говорит: «Нинок, что мы с тобой все ходим, ходим? Давай поженимся!» Он очень трогательно ухаживал, совсем как Шурик из «Кавказской пленницы». Жили сначала страшно бедно. В одной комнате я с Леней, родители, да еще и братья. Родители вечером уходили из дома до полуночи, чтоб хоть как-то дать возможность пообщаться молодоженам…

– Леонид Иович был хорошим мужем?

– Ну, в бытовом плане нет, конечно… Даже был такой момент, когда я однажды сказала: «Все, не могу больше, ты занимаешься творчеством, а все хозяйство и ребенок на мне». Я хотела уйти к маме, но он сказал: «Нинок, без тебя я пропаду» – и я осталась… Когда Леня умер, я была рядом. Он лежал в больнице с воспалением легких. Читал газету и вдруг начал кашлять, и потом всё… Оказалось, что тромб заклинил артерию. Врачи сказали, что, даже если б он разрезанным лежал на операционном столе, не спасли бы его. Я была рада, что он ушел первым. Если б ушла я, он бы так переживал…

– Как вы воспринимаете современное поколение? Ругаете ли молодежь?

– Я не ругаю, но в чем-то не понимаю, конечно. Современные люди очень прагматичны, они с тобой общаются и сразу думают: «А что я с этого получу?» И это для меня непривычно. Но в одном мне это поколение близко – нельзя ни к чему относиться слишком серьезно. Надо жить легко.


События для Шурика искал в своей жизни

Некоторые моменты из фильмов про Шурика Гайдай брал из собственного опыта. Знаменитая подготовка к экзаменам студентов Лиды и Шурика – это на самом деле взято из жизни Нины Гребешковой и Гайдая, когда он ухаживал за будущей женой. Но не все, что хотелось, он мог вставить в свои комедии. Например, Гайдай был страшным любителем карточной игры. Он резался в карты везде – в поезде, в гостях, в перерывах на съемочной площадке. Однако такого рода тема для советских фильмов была запретной. В конце 1980-х в стране появились казино и игровые автоматы. Гайдай часами сидел возле «железных дьяволов», как он их называл, и мог проиграть все до копейки. Все знали, где искать его после съемок. Он был уверен, что «дьявола» можно обыграть. В фильме «На Дерибасовской хорошая погода…» Гайдай сыграл сам себя в образе полоумного пенсионера, все просадившего в казино.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

15:00, 20 Января 2017
Эксперты по безопасности объяснили, как уберечься от наезда автомобиля на толпу и в чем проблема бетонных блоков.
»
13:06, 20 Января 2017
Sobesednik.ru решил разобраться в ситуации с Дмитрием Угаем, который угодил под суд за лекцию о йоге в Петербурге
»
12:56, 20 Января 2017
Итоги официозной проверки истории России, которую россияне сдали на «тройку», прокомментировал историк Андрей Зубов
»