00:00, 16 Марта 2010 Версия для печати

Яна Чурикова: Кризис, но о душе стали думать больше

Половина тусовки в Русском доме была лишней

– Вы, Яна, из огня да в полымя. С аргентинского полигона, где снимали «Жестокие игры», перелетели на поля олимпийских баталий. Поднимали в числе знаменитостей боевой дух наших спортсменов? Что ж так плохо старались?

– Я была приглашена в Ванкувер, чтобы провести в Русском доме концерт, посвященный Дню «Первого канала». И кстати, там не было ни одного спортсмена! До Уистлера я так и не добралась, а именно там Кирилл Викторович комментировал соревнования в эфире. По сравнению с «Жестокими играми» практически ничего не поменялось: те же самые полосы препятствий. Олимпийцев от участников телепроекта отличает то, что они готовятся к соревнованиям четыре года… А кто и всю жизнь. Наши же телегерои ехали на испытания, не зная четко, что им предстоит. Поэтому им нужно отдать должное. Многие не спасовали. Хотя кто-то в решающий момент и отступил. Чего тогда летел в такую даль? Непонятно.

Для Набутова «Жестокие игры» были средой привычной: в атмосфере состязания он неплохо себя чувствует.

– Он «Фактор страха», где червяков и тараканов ели, вел.

– Для меня же все было полно открытий, волнительных моментов. Я со спортом дружу опосредованно. Могу поболеть за наших – вот и все, что умею в спорте. А тут – бац: травмы, ушибы, растяжения, искаженные болью лица. Но при этом вдохновленные победой глаза, стремление завоевать первые места – все эти стороны спорта в «Жестоких играх» присутствуют вполне.

– А в Ванкувере много видели вдохновленных глаз?

– Когда Устюгов пришел первым, я видела такие глаза. Когда наши девчонки-биатлонистки, провалив самое начало Олимпиады, выиграли в эстафете золото – тоже видела. Им тяжело пришлось. От них многого ожидали – и справедливо. Уж кому-кому, а им-то при такой финансовой поддержке грех было жаловаться на плохие условия подготовки. Это саночники и конькобежцы у нас вынуждены тренироваться за границей. А у биатлонистов есть Ханты-Мансийск с его лучшей в мире трассой. Тут они наконец взяли золото, и это была не просто радость победы. Это было более многогранное чувство. Как будто отдали кармический долг.

– То есть обстановка внутри лагеря нагнеталась?

– Дело не в обстановке. Дело в том, что хочешь не хочешь, а на Олимпиаде за тобой – страна. Хорошее выступление – вопрос мотивации атлета и его физических возможностей. Можно сколько угодно говорить, что федерация виновата, где-то еще крайних искать… Плохому танцору известно кто поможет – хороший хирург.

– Кто мешает, тоже известно: десант чиновников, расслаблявшихся в Канаде за наш, за бюджетный счет.

– Тут я согласна: половина народа в Русском доме была не нужна. Там тусовались люди, многих из которых я вообще не знаю. И уж точно они не спортсмены. Эти люди не создавали никакой атмосферы, зато отняли из спортивных фондов те деньги, которые действительно были необходимы – поехали бы тренеры. Лыжникам и фигуристам они бы ой как не помешали, если бы были рядом! Обидно. Главное, что так на моей памяти уже которую Олимпиаду происходит. А на уровне самого верха это решили наказать лишь сейчас.

В бунгало с Дибровым

– Зато вас можно поздравить с премьерой «Жестоких игр». Все-таки до вас никто над звездами так не издевался.

– Звезды не дети, они не позволят издеваться над собой в прямом смысле этого слова. Сложность в том, что «Жестокие игры» – это не просто физкультура. В «Больших гонках», где я выступала капитаном команды, все было обращено в шутку: костюмы дурацкие, у быка рога, несмотря ни на что, замотаны. Если даже он тебе даст по мягкому месту – обойдется без крови. Это скорее веселые старты. В «Жестоких играх» очень важен психологический момент. Люди испытывают себя, борются с собственными страхами, здесь все комплексы – наружу. Такого накала психологизма в подобных шоу, думаю, еще не было.

Жалею о единственном моменте этой передачи. Мне мало удалось пообщаться с Дмитрием Дибровым. Он находился отдельно от нас с Кириллом, в бунгало. Принимал звездных гостей. Дибров исполнял роль старого гаучо, умудренного годами. С ним бы я с удовольствием побольше поработала.

– А в грязи, как участники, вы бы поваляться не хотели?

– У нас была такая фишка с Кириллом. Мы друг друга подкалывали: мол, давай, иди попробуй! Что, тебе слабо, что ли?! Но от раза к разу желание испытать то, что преодолевают участники программы, угасало.

Никто не вспомнил, что мы в первой передаче обещали попробовать пройти конкурсы – ну и хорошо. Мы сами напоминать не будем.

– В каком состоянии участники приходили к вам на финиш?

– Я бы сказала – ни в каком. Представьте: только что полоса препятствий пройдена с блеском. Или провалена с треском. Выходит человек, который отчаянно старался сохранить лицо и, например, понял, что у него не получилось. Уж от него-то, красивого и атлетичного, все ждали легкого прохождения, а он взял и все провалил. В том числе и поэтому игры – жестокие.

– От кого не ожидали показанной прыти?

– Я про Катю Волкову думала, что она субтильное существо. Про таких говорят: «В чем только душа держится!» Однако она дала фору, например, Ирине Дубцовой по поведению на площадке. Хотя Дубцова вроде покрепче…

– Волкова закалила дух в браке с вечным борцом с режимом Лимоновым.

– Наверное. Катя никогда не жаловалась на усталость, переживала только, что не справится и подведет партнеров. Это были искренние мотивы, она не блефовала. Гиперответственный оказался человек. Снимаю шляпу.

– В «Больших гонках», вплоть до перебора, делался упор на патриотизм. В «Жестоких играх» на чем играть будете?

– Тут каждый сам за себя. У участников четкая установка: «Чуваки, вы не команда». Выбывает слабейший – тот, у кого худшее время. На таких условиях многим было сложно состязаться. Можно спрятаться за патриотизм, орать «Россия! Россия!» и при этом накосячить на всех испытаниях. Но в то же время ты вроде был со всеми, ты болел. Поэтому ты нормальный парень, мы тебе все простим.

В «Жестоких играх» все глаза только на тебя, ты выступаешь, как настоящий спортсмен. Это уже не просто более ответственно, это принципиально другой подход к процессу.

Предок съедал сто блинов

– Вы стали закадровым голосом «Моей родословной», когда мода на изучение истории своей семьи только начиналась…

– Более того, именно программа «Моя родословная» и ввела эту моду, начала глобальное движение по изучению народом своих корней. Что же до меня, артисткой озвучания я работаю редко. Все началось в прошлом году: я попробовала себя, озвучив фильм про Бритни Спирс. Потом были комментарии «Грэмми», Евровидения. Слово за слово – и пошло-поехало.

Мне приятно быть частью программы. Люди подходят, спрашивают, куда обращаться. Мы всех направляем на сайт к нашим специалистам. Учим, как правильно обращаться с архивами, куда слать запросы, если предок репрессирован. Казалось бы, мелочи, но они помогают людям определиться с прошлым. И хорошо, что этот интерес есть. Видимо, циничное высказывание «Кризис, пора и о душе подумать» сыграл на руку программе. О душе и правда стали думать больше.

– Вы глубокими знаниями своей семьи можете похвастаться?

– Обладаю достаточной информацией для того, чтобы понимать, кем были мои предки до конца XIX века. Копать глубже я бы пока, наверное, не стала… Среди представителей различных ветвей рода есть очень яркие персонажи. Типа казака дяди Саши, который на масленицу съедал огромное количество блинов, под сто. Причем непременно с разными начинками. Поэтому жена его кровь из носу должна была доставать разносол. И доставала.

– Я знаю, ваша мама – экономист не в первом поколении. И вам готовилась эта дорожка?

– Действительно, так получилось, что бабушка в статистике работала… Кстати, до сих пор работает – ее, как ценный кадр, на пенсию не отпускают. Мама в экономический пошла не раздумывая. А я вот как-то сразу свернула в другую сторону.

Математика – совершенно не мое. Не могу я понять, почему икс плюс игрек равно зет, хоть убейте меня. Сущность даже самых простых уравнений представляется мне совершеннейшей абстракцией.

Новая «Фабрика» возможна

– Ваш взлет связан с каналом MTV, совсем недавно он заявил, что отказывается от музыкальности в пользу реалити-, ток-шоу…

 – Я даже не удивляюсь. Музыкальность канал терял постепенно. Это касается не только российского, но и мирового MTV. Все происходило еще на наших глазах. Американцы придумывали все новые и новые форматы – программ стало больше, чем может вместить один канал. В итоге музыке были отданы нишевые каналы, а на основном MTV остались другие форматы. У нас это произошло только сейчас. Кроме того, сейчас можно посмотреть клипы онлайн и скачать музыку бесплатно на любом портале.   

Не могу сказать, хорошо это или плохо – просто, видимо, тенденция. Нет музыки – и ладно. Это раньше мы могли обсуждать, как снято видео. Сейчас это удел узкой группы идеалистов. В чистом виде клипами сегодня никого не удивишь, если хочешь делать новаторский канал. В этом смысле я понимаю руководство MTV. Музыка вообще утратила свое значение идеологии, став просто одним из того, что можно приобрести в супермаркете. Я пришла, по списку накупила товаров на недельку. Так же и с музыкой. Чисто чтобы было.

– По окончании «Фабрики звезд-7» все ждали появления восьмой…

– С этим надо научиться жить. Когда первая кончилась, вторая еще не началась, но ходили слухи. И так далее.

– Но последняя уже несколько лет продолжения не имеет. Время «Фабрики» прошло?

– Нельзя говорить наверняка, что все закончилось. Если вдруг совпадет некоторое количество условий, все еще возможно: продюсер, потребность в новых артистах и прочее. В том здании, где был «Звездный дом», сейчас снова гастроном, как и было до нашего там появления. Значит, нам для съемок нужен новый павильон. То есть тут масса условий.

– У вас еще есть проект «Помидорный концерт» на кабельном ТВ. В какой-то степени он реализует формат «Фабрики».

– Это мои дети делают.

– Какие дети?

– Студенты. Я там в кадре появлялась только в начале, поскольку надо было оправдать присутствие учащихся на экране. Этот проект нужен в основном для того, чтобы студенты Школы современной эстрады, кино и телевидения, где я художественный руководитель, могли в деле опробовать приобретенные навыки. Это место, где они могут ошибаться. Снимаем практикум каждую неделю. Надеюсь, эта площадка разрастется и туда сможет прийти и показать себя звездному жюри любой артист.

– Сейчас очень модно привлекать звезд к различным академиям, университетам. Правда, в большинстве случаев именами только деньги собирают, а не учат.

– Не мой случай. Мне два года назад звонили из одного такого заведения. Я отказалась – не поверила тем людям. Тем не менее нашлись и те, кто поверил… И сейчас продолжают верить. Наверное, некоторым моим коллегам своего имени не жалко. Мне – жалко.

Ведь действительно есть о чем рассказать тем, кто стремится в профессию. Поэтому я к своей педагогической деятельности отношусь серьезно. У нас ведь людей нигде не учат тому, что действительно надо делать на сцене или в кадре. Поэтому и на эстраде, и на ТВ такие проблемы. С учениками, которых мы набираем по специальности телеведущего, я занимаюсь сама. При этом еще удалось привлечь людей, которые мне не противны, которых я уважаю, в качестве педагогического состава школы. Например, у нас набрали свои курсы Анита Цой, Дмитрий Харатьян, Александр Маршал, Дмитрий Хаустов, Владимир Коробка. Это наша маленькая поляна. Надеюсь, со временем ситуацию в шоубизнесе мы хоть как-нибудь поправим.

Штрихи к портрету


– В юности Яна пела в самодеятельной группе «Сказки для взрослых». Коллектив просуществовал восемь месяцев. Распался из-за того, что после одного неудачного выступления в клубе солистка заявила «коллегам», будто те не умеют играть на инструментах. «Ты сама не умеешь петь», – услышала будущая телезвезда в ответ. И завязала.

– Обожает заниматься выращиванием комнатных растений. Шутит, что «борется за звание заслуженного ботаника». «Пока все не озеленю, не успокоюсь, – говорит Яна. – Скоро дома из чаши унитаза начнет расти какой-нибудь рододендрон. Или филодендрон. Или просто дендрон».

– Первые шаги на телевидении делала в компании АТВ. Глядя на тексты ее первых сюжетов, руководитель «Времечка» Лев Новоженов говорил: «Детский сад и пионерия». Спустя несколько месяцев выпестованная ученица вышла в эфир.

– Чурикова обожает экстрим. В ее активе 120 прыжков с парашютом (сейчас к этому спорту охладела – оставила его по настоянию семьи). А вот дайвингом увлекается до сих пор. Еще одно не совсем женское пристрастие Яны – сигары. Признается, что подсела на них, когда пыталась бросить курить обычные сигареты.

– Муж телеведущей – бизнесмен Денис Лазарев, владелец крупной PR-компании. Прекрасно зная законы собственного рекламного продвижения, они составляют одну из самых закрытых пар российского шоубизнеса.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:06, 07 Декабря 2016
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков в стихах – о получении Иваном Охлобыстиным гражданства ДНР
»
00:01, 07 Декабря 2016
Варианты возможной конституционной реформы Sobesednik.ru обсудил со специалистами
»
22:06, 06 Декабря 2016
Что повышает безопасность на проезжей части, а что – совсем наоборот, выяснил Sobesednik.ru
»