00:00, 24 Мая 2011 Версия для печати

Сегодня в стол пишут только неудачники

 

Анна и Сергей Литвиновы  в 1998 году сильно пострадали от дефолта. Тогда Анна решила написать для заработка  приключенческий роман. Брат отнесся  к этой идее скептически – ему  казалось, что начинать литературную карьеру уже поздно. Сестра показала ему первую главу.

– А дальше? – спросил  он. – Интересно же.

– Понятия не имею, – честно сказала Анна. – Придумай, если хочешь.

Так они с тех  пор и работают, сочинив вместе более 40 авантюрных и детективных романов о бурной постсоветской реальности и поставляя издательству по 4 книги в год без особенного, кстати, напряжения. «Мы еще и половины своих сюжетов не реализовали». 

«Политики мы стараемся  избегать» 

Ваш последний  роман – «Бойся своих желаний» – о чем он?

А.Л. Этот роман строится на простом фантастическом допущении: когда-то в СССР на один день приехала группа «Битлз», и результатом через девять месяцев стало рождение девочки... И теперь объявляется ее дочь, внучка одного из Битлов. Конечно, претендует на наследство... Но там еще очень много всего. Читайте! У нас уже скоро следующий выйдет, вот лучше про него расскажем.

–  Давайте, это еще интереснее.

А.Л.  «Небесный  остров» – это будет классический «отпускной роман». Сюжет там такой: уже известные нашим читателям  библиотекарша Надя Митрофанова и журналист Дима Полуянов впервые в жизни собираются вместе поехать в отпуск. Дима, естественно, сваливает на Надю все хлопоты – заказ билетов, подготовку... И вот когда у нее уже оформлен отпуск, почти все готово, выясняется, что у Димы просрочен загранпаспорт! То есть ехать он не может. Разражается, конечно, скандал, и Дима решает куда-нибудь сбежать. Он находит себе горячую тему и едет в маленький южный российский городок. А в качестве компенсации за испорченный отпуск берет с собой Надю. И там закручивается сюжет...

С.Л. Вот. Только что  вы прослушали абсолютно женский  рассказ – перечисление событий: они собрались, он свалил хлопоты, а  у него нет паспорта... Одни и те же события мужчина и женщина  расскажут по разному, это известно, и сейчас мы услышали женский вариант, с кучей бытовых деталей и совершенно неинтересный...

А.Л. Для мужчин неинтересный!

С.Л. Вот видите, уже  конфликт в рядах соавторов. На самом  деле, там так. Дима едет в маленький  южный городок расследовать гибель девушки, попавшей под винты яхты. Надя увязывается с ним. А дальше там начинают разворачиваться такие события, что погибшая девушка уже отходит на второй план, они оказываются в центре настоящего заговора.

В игру вступает мафия?

А.Л. И еще какая!

Ну, где мафия, там и политика.

А.Л. Нет, вот политики мы стараемся избегать. Там все  вокруг бизнеса. Мы стараемся писать о том, что нас хоть как-то интересует, и если Сережа еще как-то следит за политической ситуацией, то мне это  все чуждо.

С.Л. Да и какая у  нас политика? Ну где она в России? Вся наша политика – это как один сегодня поехал на завод, а другой – в роддом, и там собственноручно принимает роды. Или один сел на лошадь, а другой в это время на гаджет.

А.Л. Да, и между  этими делами они принимают такие  законы, что в понедельник с утра все гаишники уже стоят, потирая руки...

С.Л. И потом, у нас  сейчас народ политические детективы  не очень хорошо покупает. А мы все-таки стараемся писать то, что интересно  нашему читателю. 

«Ни книжек, ни девочек» 

Тогда такой  вопрос: у вас все сюжеты вертятся вокруг материального. А вы не думали затронуть более иррациональные темы, написать про маньяка, например?

А.Л. Вот! Вот сейчас мы как раз с Сережей сядем  и я буду уламывать его на маньяка. Я давно говорю.

С.Л. Да ну... Маньяки эти... И потом, у нас был маньяк в романе «Ледяное сердце не болит». Он там бензопилой отрезал девушкам руки.

За что?!

С.Л. За дело! Мстил... Писать было довольно неприятно. Руки, бензопилой, представляете? Кровищи, и вообще...

Но необязательно же с кровью и отрезанными руками. Детектив про маньяка интересен как раз погружением в чужой способ мышления, когда убивают не за очевидные материальные блага. Как вот в «Молчании ягнят»...

С.Л. Ну, тут другое. Хороший фильм получается благодаря  хорошему злодею. Так вот, как раз если взять «Молчание ягнят», то оно интересно не благодаря этому человеку, который считает себя женщиной и откармливает девушек, чтобы снять с них кожу. Его было бы неинтересно смотреть. Если бы там не было доктора Лектера...

Но Лектер же и сам маньяк!

С.Л. Почему?! Чем он маньяк?

А.Л. Как это? Сережа, вот ты, например, людей ешь?!

С.Л. Ну, я нет, но... Лектер – человек абсолютно здоровый! Ну, такие вот у него вкусы странные.

(Немая сцена)

А.Л. Кхм... Я вот  хочу сказать, запишите это, что в нашем дуэте у Сережи творческий мозг, действующий по гениальному типу.

Да, я уже вижу... А у вас?

А.Л. А у меня, ну, видимо, как у матери двоих детей, более прагматичный. Но насчет маньяка  мы подумаем.

Аня, а сколько вашим детям?

А.Л.  Младшему 3,5, старшему 5. Писателями быть не хотят. Старший хочет быть адмиралом, потому что у него уже есть адмиральская шапка, а младший – водителем БЕЛАЗа.

Конечно, они вас еще не читают?

Нет, но они знают, что это мама на обложке. И еще  они знают, что книга – это  наш хлеб. Что ее нельзя мять, рвать, бросать... У нас дома культ книги.

А какие книги вы сами любили в детстве?

А.Л.  У меня любимые  книжки были – «Динка», «Динка прощается  с детством» Осеевой. «Три мушкетера», потом, вот эта трилогия Дюма –  «Королева Марго», «Графиня де Монсоро» и «Сорок пять». Еще от Стивенсона я тащилась... Сережа все пытался Жюля Верна меня заставить читать, но я не могла.

С.Л. «Таинственный  остров» – замечательная какая  книга! Я читать научился тоже рано...

А.Л. Почему – тоже? Я нормально научилась, лет в шесть.

С.Л. А я в три. Мы ведь в такое время росли  – мамы-папы на работе, дети ходили все с ключами на бечевке... И  вот я помню: я пришел домой  из школы – мы тогда в авиагородке  жили – и вместо того, чтобы делать уроки, взялся читать «Таинственный остров». Я про все на свете забыл, прочитал его запоем, уже ни до каких уроков было, и вот я читал, и вдруг увидел все это, как фильм! Как будто картинки мне показали перед глазами: этот остров, на котором, оказывается, еще кто-то есть... И корабль огромный... Столько лет прошло, а до сих пор не могу забыть это ощущение.

А потом, когда мы уже  переехали в Москву, было мне лет  тринадцать, я ходил в библиотеку – на Смоленской набережной была библиотека – и... В общем, столько лет прошло, уже можно сознаться... Я воровал книги. В основном, фантастику.

А.Л. Ничего себе! Сережа! А как же ты их воровал?

С.Л. Ну, я приходил в читальный зал, народу было мало, в субботу-воскресенье я иногда вообще один был в зале. Я брал со стеллажа книгу и выбрасывал в  форточку. Это был первый этаж, под окном трава... Потом выходил и подбирал.  У меня дома была отличная коллекция Стругацких – вся ворованная. Потом у меня ее тоже растащили всю. Девчонки, в основном. Просит девочка: «Ой, Сережа, а дай почитать...» – ну как откажешь? Ну и потом ни книжек, ни девочек.

А.Л. Какой ты был, оказывается! Нет, мы тоже так делали, но для дела, учебную всякую перед экзаменами... А ты для удовольствия.

С.Л. Еще неизвестно, что хуже. 

 «Мы лучше чипсов» 

Как вы делите творческие обязанности?

А.Л. Мы распределяем эпизоды и пишем каждый свой кусок.

Кстати, отличить, где чья рука, в самом деле невозможно. А вы друг друга редактируете?

А.Л. О, еще как! С  кровью, с драками!

С.Л. Но вообще-то мы считаем, что если соавтору не нравится какой-то кусок...

А.Л. … то он может  не понравиться и читателю.

А бывает так, что вам обоим хочется написать какой-то эпизод, и вы за него деретесь?

А.Л., С.Л. (хором) Да чаще как раз наоборот! Когда никому не хочется писать какой-то эпизод!

А.Л.  И тогда  начинается: «Да ты уж пиши это, ради Бога!» «Нет уж, ты пиши, пожалуйста!» А в последнее время все чаще – хочется уже погулять. Отдохнуть, поехать куда-то... А не сидеть за компьютерным столом целыми днями.

Как вы распределяете, кто о чем пишет?

А.Л. Кому что нравится... Ну, конечно, драки, погони – это Сережино, а любовные линии, как правило, мои. Хотя вот Сережа всегда мечтал написать от женского лица фразу «мои соски напряглись». И вроде бы даже недавно удалось, да?

С.Л. Да, не помню, где, но это было чувство, близкое к... ну, как если бы мои соски напряглись.

А.Л. И у меня тоже было – в одном романе была сцена, где, кажется, учитель щупает свою ученицу, что ли... И эту сцену от лица учителя писала я. И вот все  это так накалялось, накатывало... В общем, это был такой настоящий микрооргазм.

Да уж, но это все же лучше, чем мышьяком отравиться. А вы не думали обратиться к другому жанру?

С.Л. Да у нас ведь очень разные есть вещи... бросает  то туда, то сюда. То это семейная сага, то традиционный детектив...

А.Л. Но что общее – это всегда остросюжетные вещи. А антураж может быть разный. Может быть мистика чистая – «Пока ангелы спят», «Звезды падают вверх»... Или семейный роман, как «Осколки великой мечты»... Наш редактор считает, что наш конек – это экшн. А если говорить о совсем уж других жанрах... Вот мы пытаемся предлагать сказки, но нам говорят, не нужно. Прямо говорят – ну будет тираж три тысячи, и что? Вот если бы вы сразу нашли кого-то, кто бы снял мультфильм по вашей сказке, тогда другое дело. Но все равно мы когда-нибудь эти сказки будем издавать.

С.Л. Конечно, надо. Если все это есть в компьютере, уже  частично готовое, то надо делать. Но, конечно, надо дописывать, не может же быть двадцать страниц. Ань, помнишь, когда мы писали «Девушки любят бриллианты», ты сдавала  какой-то экзамен, и я начинал писать один...

А.Л. Да, помню, ты без  меня начинал.

С.Л. И вот я писал, писал, написал страниц семьдесят, и так мне надоело! Я Ане  позвонил, говорю, не могу больше. И  она мне сказала: «Сережа! За семьдесят  страниц никто платить не будет». И я стал дописывать, потому что действительно, никто не будет.

Неужели вы дописываете все, что начинаете?

С.Л. Ну, конечно, есть множество вещей, которые пока только начаты и отложены, есть куски, которые  просто никуда не вошли... Но все это  все равно потом куда-нибудь войдет. Я считаю, и всегда это говорю, что сегодня в стол пишут только неудачники.

Каковы ваши планы?

С.Л. Ну, планы у  нас вполне четкие: покорение мира. Оскар, Нобелевская. Чтобы нас весь мир знал. А то пока что-то мало переводят. На польский переводили, болгарский, латышский, литовский...

Сейчас столько шумят о защите авторских прав, писатели раскололись на два лагеря. А как вы относитесь к пиратам?

С.Л. Плохо! Очень плохо! Они же просто воруют! Вот просто запускают руку в мой карман, в Анин, и воруют наши деньги! Мы не подсчитывали, но убытки очень значительные. Бошки им надо отрывать.

А к читателям, которые предпочитают бесплатно читать в интернете? Вот некоторые считают, что если ты идешь к другу смотреть у него фильм, то ты уже преступник.

А.Л.  Нет, это уж слишком. Чем больше прочитают, тем  лучше.

С.Л. Но надо приучать народ платить. Я вот принципиально  не покупаю пиратских дисков. Ну сколько стоит на легальном ресурсе  платно скачать книгу? Ну, пятнадцать рублей... Ну, тридцать... Это что, деньги?

А.Л. Вам же нигде  не разрешат бесплатно съесть чипсы. А мы ведь лучше чипсов!

– Ну и напоследок: какие вопросы журналистов вас  раздражают?

А.Л. Хотите, скажу  один вопрос, на который я реально могу взвиться – с зубами и когтями? «А кто из вас старше?»

– Неужели часто  спрашивают?

А.Л. Девушки в основном.

– А в самом деле, кто из вас старше?

А.Л. Ааааа!

(На этом месте  запись обрывается, и этого журналиста  с тех пор никто никогда  не видел – ред.) 

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 18 Января 2017
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков – о кризисе в отечественном правозащитном движении
»
22:07, 17 Января 2017
Sobesednik.ru выяснил у диетолога, в чем состоит опасность таблеток для похудения
»
21:05, 17 Января 2017
Sobesednik.ru выяснил, как правильнее всего избавляться от новогодней ёлки
»