08:00, 27 Января 2011 Версия для печати

Родион Газманов: Секс до свадьбы необходим!

Старший сын Олега Газманова Родион испытал столько, сколько иные не испытали за всю жизнь – прославился как певец, отучился в заграничном вузе, освоил несколько профессий – от бармена до сельхозработника. А ему еще только 29 лет. Общественность волнуется: когда же этот блестящий молодой человек женится? Об этом и о многом другом мы расспросили самого Родиона.

- Родион, простите, но хоть вы и многого добились в жизни, широкая публика до сих пор помнит вас по песне «Люси»… Скажите, как вам удалось не испортиться, так рано познав славу? И была ли все-таки у вас собака с таким именем?

– Я – неиспорченный? Ну, это вы просто меня плохо знаете (смеется). А если серьезно, после того как песня стала популярной, половину собак в стране назвали Люси. И у нас в семье такие собаки были… Я не знаю, почему ранняя известность не отразилась на мне губительно. Может, потому, что отец дал мне такое серьезное воспитание. Я никогда не сидел на его шее, и уже в восемнадцать лет мне сказали: «Давай, дорогой, ты уже большой, зарабатывай сам!»

– И чем вы стали зарабатывать?

– Я освоил множество профессий, например работал барменом. Потом в ночном клубе дослужился до должности управляющего… Но время от времени возвращался за стойку бара, потому что это жутко интересно… После окончания финансовой академии шесть лет проработал в строительной компании, но потом в этой области начался кризис. Уйдя оттуда, я создал небольшую команду людей, которые умеют решать различные вопросы. Занимались различными вещами – это и недвижимость, и проекты шоубизнеса… Сейчас же продвигаем хозяйственный препарат, основанный на нанотехнологиях. Пока мы готовили проект, один из моих знакомых использовал новый препарат на своем земельном участке ради интереса. И у него там, образно говоря, сразу же выросли пальмы и баобабы… Это очень интересная, но и напряженная работа, я много езжу по регионам.

– Вы какое-то время учились за границей, не было желания там остаться? Ведь среди золотой молодежи это модно – потусоваться, пожить в Лондоне…

– Да, я провел за границей два года, но никогда не думал о том, чтобы остаться насовсем. Мне там совсем не понравилось. В этой школе, где я учился, был жесткий режим, ни у кого не было своего личного пространства. А для меня это важно! Там совершенно другие люди, другие ценности. И быстрые деньги там не делаются. Я не имею в виду – пошел, ударил кого-то по голове и заработал. Имею в виду, что прибыли совсем другие. У нас – или пан, или пропал. Там – риск минимален, но и заработаешь соответствующе.

– Но мы знаем, что вы еще и поете… Значит, выбор между бизнесом и шоубизнесом еще окончательно не сделан, хочется славы?

– Честно сказать: хочется! Но «слава» – это слишком обобщенно и грубо звучит. Хочется получать зрительскую энергию. Испытав один раз, человек не может этого забыть. Я получаю громадное удовольствие от своих выступлений, мне приятно, что мне подпевают из зала, хлопают и так далее. Поэтому я делаю вложения в свою музыкальную группу «ДНК», которая существует уже десять лет. Девяносто пять процентов репертуара – это мои собственные песни. Пока что это одни расходы – надо арендовать репетиционную базу, покупать музыкальное оборудование, выплачивать гонорары музыкантам… Но как выпускник финансовой академии, я стараюсь, чтобы любой проект приносил прибыль. Сейчас это не очень прибыльный бизнес. Но я получаю от этого дикий кайф.

– Послушаешь вас, возникает ощущение, что вы очень положительный… Может, у вас есть хоть какие-нибудь вредные привычки?

– Если вы о наркотиках, то я их не пробовал. Что касается выпивки и алкоголя… Конечно, мне уже почти тридцать лет и в свое время я пробовал выпивать. И сейчас могу позволить себе вечером порцию виски. Но я не люблю людей, которые, выпив, теряют над собой контроль, и сам не отношусь к таким людям. Дело в том, что я никогда не видел отца пьяным… Он может выпить, может много выпить, здоровье ему это позволяет. Но никогда не теряет лица. Может, поэтому и у меня не возникло такой проблемы. А что касается сигарет, то от них я просто не получаю удовольствия, люблю только сигары.

– Отец контролирует, как вы проводите время?

– Мне всегда доверяли. И жесткого контроля ни со стороны матери, ни со стороны отца не было. Разговор был такой: «Если ты возвращаешься домой после двенадцати ночи, позвони». Так я и делал, и делаю до сих пор. Отцу может что-то не нравиться. Но он подчеркивает, что не собирается решать это за меня. Он просто высказывает свое мнение. Вообще, сейчас у нас с отцом такие взрослые родственные отношения, когда мы уже опираемся друг на друга. Мы можем друг друга поддержать, что-то посоветовать друг другу. И это здорово. Например, сейчас я получил новую аранжировку и тут же отправил ее отцу, чтобы он оценил ее своим опытным взглядом и посоветовал, на какие моменты можно обратить внимание.

– Несмотря на занятость отца, он ведь всегда серьезно занимался вашим воспитанием?

– Конечно… Вообще, трудно на словах объяснить, что такое родственная связь. Люди говорят: «Мы родственники». Если у людей благополучная семья, они знают, что это значит – поддержка, близость… Я видел разные семьи, такие, в которых люди друг друга страшно ненавидели. У нас очень хорошие отношения с отцом. Я испытываю безумное удовольствие от общения с его детьми.

– То есть во многом секрет ваших хороших отношений в том, что вам ничего не запрещали?

– Можно сказать, что так. Вообще, запреты ни к чему хорошему не ведут. Они убивают доверительные отношения. Если ребенку постоянно говорить: «Нет!», «Запрещаю!», то это будет действовать максимум до двенадцати лет. Потом ребенок перестанет вас слушать или будет обманывать. Если же отношения доверительные, то контролировать ничего не нужно. Потому что ребенок сам придет, например, посоветоваться, какую марку сигарет ему купить… Это лучше, чем когда ребенок просто по-тихому курит что попало у подъезда. Это значит, что ребенок доверяет, прислушивается. И это оставляет возможность объяснить свою позицию. А когда люди друг друга слушают, они всегда могут добиться того, что необходимо. У меня приятеля отучили курить очень просто. Его студент-медик притащил в анатомичку и показал легкие курильщика.

– Да, но тем не менее вы ведь не пойдете советоваться к отцу, какие сигары вам лучше купить?

– Отцу не нравится, что я курю сигары. Но он не запрещает мне этого делать.

– Родион, в прессе периодически пишут, что вы вот-вот женитесь. Раскройте тайну: намечается свадьба или нет?

– Я и сам иногда с удивлением узнаю из газет, что женюсь. Стоит мне появиться с девушкой на мероприятии, меня тут же женят. Но пока никакой свадьбы не намечается. Поверьте, если я решу жениться, то сообщу о своих намерениях. И все об этом узнают от меня.

– Но вы в принципе хотите семью и детей?

– Конечно! Ведь у меня есть хороший пример перед глазами – это моя семья, где всегда были добрые отношения. Я очень люблю младших детей отца, своих брата и сестру. И обязательно стану семейным человеком и заведу своих детей.

– Приятно это слышать от молодого человека, редкий случай! Ведь сейчас многие парни вообще убежденные геи. Как вы, кстати, к ним относитесь?

– Мне не кажется, что вокруг много геев, хотя, может быть, у меня просто другая компания. Конечно, среди моих знакомых они тоже есть. Я сужу друзей по человеческим качествам, а не по их сексуальной ориентации. Осуждать за это человека я не стану. Но это ведь действительно личное дело! Поэтому не понимаю тех, кто участвует, например, в хит-парадах и кричит о своей ориентации. Это уж слишком…

И вообще, я знаю много молодых людей нормальной ориентации, которые точно так же не собираются жениться, не собираются создавать семью. Им это просто не нужно! Это проблема нашего времени. Отношение к институту брака стало другим. С одной стороны, и раньше не все было правильным. Принято было жениться раз и навсегда, только после свадьбы вступать в сексуальные отношения. А потом, если у людей винтики с шурупами на сходились, они всю жизнь мучились, потому что развод тоже осуждался. Секс до свадьбы, я считаю, необходим. Более того, нужно с полгодика пожить вместе в гражданском браке и узнать друг друга в быту. А вдруг через пару недель проснешься утром и поймешь – тебе этот человек просто надоел!

– По всему видно, вы человек серьезный. А какие-нибудь казусы в вашей жизни происходили?

– Да сколько угодно! Вот, например, была такая новогодняя история. Я ехал 31 декабря по центру города, ехал к друзьям отмечать и был трезв как стеклышко, потому что за руль никогда выпивши не сажусь. Меня остановил постовой и тут же уверенно заявил: «Вы пили!» Я, естественно, возмутился: «А вы не хотите провести экспертизу? Давайте, я дыхну… Почему вы так уверены?» Оказалось, что он только что видел меня в новогодней программе по телевизору и я там пил шампанское. Ему ведь было невдомек, что эту программу снимали две недели назад! В довершение всего я стоял перед ним в том же самом костюме, в котором снимался на передаче, потому что ехал с выступления. Так что у него в голове все сложилось: напился шампанского на съемках – и за руль!

– И как вы доказали свою правоту?

– Он повел меня к майору, у которого на лице было написано, что ему очень «хочется» дежурить в новогоднюю ночь. Тот тоже сразу же меня спросил: «Вы пили?», я ответил, что нет. И как раз в этот момент по телевизору в толпе празднующих снова показали меня! Тогда они наконец догадались, что передача идет в записи… Майор послал нас обоих в витиеватых выражениях, а потом сердечно добавил: «С Новым годом!»

 

Анжелика Пахомова.

Фото Пааты Арчвадзе.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»