00:00, 17 Февраля 2011 Версия для печати

Певец Шура: От наркотиков меня спасла вера в Бога!

В прошлом году певцу исполнилось 35 лет. К этому возрасту он пережил многое – увлечение наркотиками, диагноз рак, предательство близких и одиночество… Сейчас Шура считает себя здоровым, успешным и счастливым человеком и говорит, что благодарит за это Бога. Он - один из немногих, кому удалось уйти оттуда, откуда уже не возвращаются…

Певец встретил нас в своей квартире, которая находится в одном из элитных комплексов Москвы. Встал он довольно рано для звезды шоубизнеса – к 11 утра уже был одет, причесан и готов к съемке. По традиции утро певец проводил за компьютером.

– Мы очень серьезно занимаемся моим сайтом (shuraonline.ru), – рассказал певец. – Бывает, откроешь страничку исполнителя, а туда никто не заходил с 98-го года. У нас не так… А из новостей творчества – недавно мы сняли клип на песню «Воздушные шары». Честно говоря, до этого я двенадцать лет клипы не снимал…

– Александр, вы давно живете в этой квартире?

– Недавно. Есть еще одна квартира, где сейчас идет ремонт. Честно говоря, в хозяйстве я человек несамостоятельный. Могу приготовить себе поесть, но посуду не помыть. Готовлю вкусно и хорошо. Ну, за собакой своей, конечно, ухаживаю. (Певец гладит маленького комнатного песика.). Его зовут Юстас, потому что он родился в Таллине. Но характер у него явно не эстонский, он просто юла! Но к счастью, не такой безобразник, куда положено ходит в туалет, обувь не дерет, в туфли не писает. Лает, правда, громко. Мне его подарили в прошлом году, сюрпризом. Есть еще собака породы чихуахуа, но она перешла к жене на время ремонта.

– Так значит, вы оформили отношения с вашей подругой Лизой, как собирались это сделать в мае прошлого года?

– Мы решили свадьбу в мае не играть: говорят, что все майские маются. Перенесли на август этого года. Но я называю ее женой, мы вместе уже пять лет. Познакомились случайно. Это было в ночном клубе, Лиза работала на фейс-контроле этого клуба. Не пустила меня, сказала: алё, куда лезешь? Потом ей объяснили, кто я, но она все равно не сразу меня признала. Мол, певец Шура мог прийти в перьях, в боа, но не в костюме… Потом мы обменялись телефонами, буквально на следующий день я позвонил ей, пригласил в кино. Так как-то стали друзьями. Четыре года подружили, потом случилось все остальное. Теперь больше чем друзья.

– Как любой нормальный человек, вы, наверное, хотите детей?

– Безусловно! Долгое время мне нельзя было иметь детей. Все эти годы сдавал анализы. После химиотерапии должно было пройти пять лет. Теперь они прошли, и я могу иметь здоровых детей. Это правда, что я полностью излечился. Даже вернулся к нормальному весу. От 135 к 72 кило. Все разрешилось наилучшим образом. Считаю, что мне помогла вера в Бога… Ведь и сама болезнь была наказанием. Потому что я употреблял наркотики. Это наркотическое безумие должно было к чему-то привести. Слава Богу, остались друзья, верные люди, которые не бросили меня. Если б все бросили, безусловно, я бы наложил на себя руки. Но мне стали помогать, наш круг стал еще более сплоченным, это и спасло. Если человека оставить одного в этот момент, он так и останется над пропастью и в нее упадет. А если человек будет с кем-то, то он победит болезнь. Все проверки у врачей давным-давно закончились, и я спокоен.

– Вы всегда были верующим человеком?

– Да, конечно, безусловно, я верующий. Единственное, что в прорубь я не ныряю – берегу голос. Без подготовки этого делать не нужно.

– Наркотики были в вашей жизни… Что теперь можете сказать?

– Мое здоровье вернулось, но это везение. Что сказать: не лезьте туда изначально, не пробуйте, ничего хорошего это не приносит! Никаких «оттяжек» не дает, это мираж, бред. Минуты кайфа всю жизнь вам не заменят. Тяжело потом будет. Это фигня, придуманная дилерами. Подсаживаются моментально, и весь смысл в деньгах, которые продавцы наркотиков зарабатывают на вас. Ничего хорошего нет абсолютно.

– Говорят, что в шоубизнесе нет друзей…

– Есть друзья в шоубизнесе! Я дружу со многими. Это, например, Лолита Милявская, боевая моя подруга. С ней я могу обсудить любую тему, и она мне ближе всех… Ира Аллегрова, Люба Успенская. Это настоящие женщины на нашей эстраде, которые всегда поддержат, всегда помогут, им можно во многих ситуациях позвонить. Ну, и Алла Борисовна, за советом, по крайней мере, к ней всегда могу обратиться. Среди мужчин – Дима Маликов. Нет, среди коллег у меня есть друзья. Это бред, когда говорят что шоубизнес весь алчный. И в этом мире есть нормальные люди, их я и выбираю для дружбы.

– Вы бываете в родном городе Новосибирске?

– Нет, меня туда не тянет. Родной город считает, что артист, который приезжает домой, должен работать только бесплатно. Меня такая версия не устраивает. Поэтому приезжаю в Новосибирск только по своим делам. Там живет целительница святая Емельяна, к которой я иногда могу обратиться за советом. Эта целительница помогает мне очень давно, со времени болезни. А так в родной город мне незачем возвращаться.

– И из-за родных в том числе?

– Родственники… Я поддерживаю отношения с мамой, мы вернулись к общению, но оно такое у нас: «Привет – привет!» Худой мир лучше доброй войны. Но это было мое решение. А до этого была дикая история на телепроекте «Ты – суперстар!» Когда ради красивой телевизионной картинки привезли мою маму в Москву, не предупредив меня об этом. Думали, что мы бросимся друг другу на шею. А кончилось все тем, что ее увезли на машине скорой помощи, ей ведь даже летать нельзя, у нее астма. И меня это расстроило. Я даже хотел подать на программу в суд. Очень некрасивая история. Мать прилетела в Москву в надежде на то, что будем мириться, а сын ничего не знал и не был к этому готов.

– Почему так бывает, что мать и сын не понимают друг друга?

– Ну, у нас с детства все так сложилось. Я был нежеланным ребенком. Она не любила моего отца, а любила второго мужа, который был мне отчимом. У нас разные отцы с братом Мишей, вот этого ребенка она и любила. Вот и все, тут нечего объяснять. Зато повезло с бабушкой. Только одну, по линии матери, я знал. А другую вообще ни разу в жизни не видел. И когда увидел ее интервью, где она рассказывала обо мне, мягко говоря, удивился!

– Может, она через прессу хотела навести мосты…

– Какие мосты? Когда я стал известным, она позвонила моей матери и сказала: «Вы хорошо пожили – теперь мы хотим пожить. Вы заработали деньги – теперь мы хотим заработать на нем». Вот и все ее интересы. Эту мымру я первый раз в жизни видел на фото в газете! О чем говорить, если она и интервью это дала за деньги… Вся семья такая: моя мама тоже общалась с прессой за гонорар.

– Ваш отец, наверное, не был таким, раз не стал искать сына-звезду…

– Если б он не был таким несмелым, он бы меня нашел. Когда я написал песню «Папа» и включил ее в альбом, родственники начали шевелиться. Но мы так и не успели увидеться. Но я рад, что так получилось, что не случилось в этой жизни. Значит, на то была воля Божия. Лишние люди мне не нужны. Опять бы были сопли, слюни, слезы… Хорошо, что мы не встретились. Тем более что у него такая мамаша: «вы заработали – теперь мы хотим заработать». Вот родня! Кош-мар! Давайте к другим темам…

– Давайте поговорим о ваших смелых нарядах.

– Это было то время, когда нужен был эпатаж. Смешались платья, шорты, валенки, ушанки… Потом я отдохнул, стал появляться в нормальной одежде, костюмах. Но это оказалось скучным. Сейчас мы снова будем шокировать публику. Народ требует, ругается: дайте что-то веселое! Снова ресницы-брови… Костюмы я всегда разрабатывал сам. Все придумано мною, накручено, наверчено. Я закончил школу батика, роспись по ткани. И вообще с детства занимался рукоделием и шитьем.

– Почему вы до сих пор не сделаете свою коллекцию?

– Вот как раз сейчас занимаемся пошивом одежды для беременных и детей. В феврале будет выставка на ВВЦ, марка так и называется – Shura. Почему для беременных? А вот так захотелось – детям сделать праздник и беременным. Потому что порой будущие мамы одеты так ужасно: комбинезон, безразмерные карманы… А мы делаем красивые женские платья.

– В вашей жизни присутствует мистика? И верите ли вы в конец света?

– Да, на земле много параллельных миров. Я в это все верю, в эти оккультные науки всякие. Но в конец света… нет, я не верю. Просто майя не углублялись дальше этого календаря. Они понимали, что уже не доживут до этого времени. И до такого-то они его закончили. Катаклизмы? Ну, в этом тоже нет ничего удивительного. В земле образуются пустоты, пласты двигаются, совершаются наводнения, цунами. Нет, меня это не настораживает. Думаю, все придет на круги своя. Самое удивительное, что, когда было цунами в Таиланде, ни одно животное не погибло, погибли только люди. То есть все-таки земля умеет предупреждать своих. Значит, есть степень выживаемости какая-то.

– Вы верите в судьбу?

– Конечно! Я абсолютно не боюсь самолетов и весь свой коллектив заставляю летать спокойно. Я знаю, что мой конец не там, а значит, и у людей, которые летят со мной – тоже. Я боюсь дорог, боюсь передвигаться на машине между городами. Потому что уровень остальных водителей мне неизвестен. У каждого свой конец. У меня бывают в жизни ситуации, когда что-то снится или я предвижу ситуацию. Я вообще как ясновидящий. И ребятам рассказываю о каких-то делах, которые состоятся, что мне приснилось. В коллективе знают и верят, всё так и получается.

– Вы оптимист?

– Конечно, а что грустить? От меня часто сразу ждут эпатажа. Что я что-то натворю, приду в трусах, а то и с голой задницей. Нет, я так уже не делаю. Уже все-таки 35 лет, какие трусы? Мы пойдем другим путем. Прикроем зад и будем эпатировать народ по-другому. Вообще, я умею людей, которые допускают панибратство, поставить на место.

У меня очень сильное биополе, ко мне вообще подойти тяжело. Мне и цветы-то не подаришь, если я мысленно этого не захочу. Я зачастую отказываюсь от охраны, потому что знаю, что таких людей просто остановлю взглядом. Пока я не допущу, пока я не открою эту дорожку, ко мне тяжело подойти. Что-то мне крикнуть, посмотреть криво – тяжело. Потом это все оборачивается против человека. У меня стоит хорошая защита – от Бога… Раньше меня, конечно, было легко вывести из себя. Меня просто специально доводили, провоцировали. А я на это велся. Сейчас такого не случается. Думаю головой, прежде чем реагировать. Годы, годы! Правда, я себя чувствую лет на двадцать пять, да и выгляжу соответствующе. Однако, когда постарею, пластику делать не собираюсь. Ее и так уже было сделано много. Ну, не на лице, а на теле. Хотя до ста лет жить я тоже не собираюсь. Во всем нужно знать меру.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:03, 06 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Елена Скворцова – об автокатастрофе в Югре, унесшей жизни 12 человек
»
22:04, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить об опасности заболевания туберкулезом в городской среде
»
21:03, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить историю появления автокресла и его нынешнее значение в безопасности на дорогах
»