20:00, 26 Июля 2011 Версия для печати

Наталья Комарова: Югра - слово женского рода

Кто-то подметил, что характер у Югры твердый и открытый, как у большинства северян. Насколько руководитель Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) Наталья Комарова ему соответствует? Об этом, и не только, писатель Сергей Козлов поговорил с губернатором Югры.

Лучше сказать «нет», чем «может быть»

Если строго следовать фактам биографии, Наталья Комарова не коренная северянка. Родилась в Псковской области, школу вообще оканчивала в Болгарии, куда отца направили оказывать братскую помощь местным металлургам. Окончив в 1978 году Коммунарский горно-металлургический институт на Украине, она могла бы и дальше пойти по стопам отца, но после переезда в Новый Уренгой линия судьбы все более и более связывала ее с Севером, с людьми и спецификой этого края. Она работала в городской администрации, возглавляла ее. И видимо, настолько эффективно, что в 2000 году стала первым заместителем губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа.

Далее – более чем успешная политическая карьера. В 2001 году стала депутатом Госдумы, выиграв выборы по округу взамен выбывшего Виктора Черномырдина. В начале 2010-го президент Медведев предложил кандидатуру Натальи Комаровой на должность губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Ее соперниками по списку «Единой России» были мужчины с солидным политическим весом. Но победила она.
В России женщин в большой власти совсем немного (наверное, к нашему сожалению, поскольку, будь их больше, может быть, и сама власть была бы симпатичнее и мягче к людям). Но даже среди женщин во власти раз-два и обчелся тех, кому доверяют, так сказать, «базовые ценности» страны. Петербург, например, или здравоохранение. Нефть Югры – тоже базовая ценность. О-о-очень большая!

Перед встречей пытался понять, что держат на себе ее далеко не геркулесовы плечи. С одной стороны, Югра – экономический лидер, с другой – наступает пора тяжелой нефти; с одной – она принимала регион в кризисный период, с другой – запас социальных льгот для северян уже давно сравнялся с другими недепрессивными регионами, а значит, ценой популизма баллов себе не прибавить. Да, кажется, она за этим и не гонится?

– Я предпочитаю четко отказать сразу, чем задерживать ответ, тянуть, пытаться его завуалировать или, что еще хуже, давать иллюзорную надежду. Мне спокойнее, когда я говорю правду. Возможно, это связано с тем, что я предпочитаю, чтобы работа была продуктивной. Должен быть результат. И когда я говорю «да» или «нет», это тоже работа на результат, – утверждает она.

– Чиновники, которые у вас в подчинении, такой стиль принимают? Ведь многим удобнее подменить результат процессом.

– Любой протокольной встрече, любому церемониальному событию я предпочту работу – конкретную, точную, повседневную. Хотя я понимаю необходимость таких мероприятий и стараюсь обратить их на пользу делу. Но если точнее, я просто работаю. И если работать нужно 24 часа, делаю это 24 часа. Но когда мне подчиненные жалуются на нехватку времени при выполнении поручений, то я понимаю, что они просто не организовали себя. Я сократила количество заместителей до девяти. У каждого из них свое направление. А у меня – все направления. При этом я никогда не задерживаю решения, никто целый день не ждет их. Поэтому как-то неубедительно звучит, когда мне говорят: я не успел, я проводил совещание. Да, но результата-то нет! Значит, человек ошибся в организации своего рабочего времени.

– В работе с подчиненными чему отдадите приоритет – профессиональной инициативе или безупречному подчинению?

– Профессиональной инициативе. Но с ней все реже приходится сталкиваться. Я всячески демонстрирую, что мне импонирует именно инициатива. В то же время даже самые известные мотиваторы – кнут и пряник – нередко бывают бесполезны в части повышения качества нашей чиновнической деятельности, над чем сегодня мы и работаем. Разговариваешь с человеком, который исполнял документ, спрашиваешь: почему вы так написали? И тут начинает действовать самая распространенная «отмазка»: «Я имел в виду...» И приходится спрашивать человека: ощущает ли он разницу между тем, что здесь написано, и тем, что он «имел в виду»? Что он не сможет каждому человеку, как мне, объяснить, что он «имел в виду».

– Пассионарные молодые кавказские или среднеазиатские народы сегодня покидают ареалы компактного проживания, и эта миграция беспокоит коренных жителей, которых они теснят. В Югре это тоже есть. Как вы видите решение этой проблемы?

– Кавказские старейшины говорят, что сегодня и на Кавказе многие традиции пошатнулись. Особенно это касается поколения, которое росло параллельно с войнами. Многие из этих ребят даже в школе не учились толком. И к великому сожалению, они не являются носителями традиций, которыми славны кавказские народы. И если раньше можно было решать целый комплекс проблем со старейшинами, с уважаемыми людьми, то сегодня такой гарантии нет.

– На комиссии по противодействию экстремизму вы напрямую спросили руководителей диаспор о том, что они могут сделать, как могут повлиять на поведение молодежи, прибывающей сюда, в Югру. И ничего конкретного в ответ не услышали…

– Да, это так… И надо понимать, что миграция в Югру сложилась не за последние два года. Всем известно, что кавказский человек никогда на пустое место не приедет. Сначала закладывается база, а потом уже начинается поток, который обуславливается, скажем, целой линией рода, тейпа. И конечно, пусковой момент миграции – это трудности в регионе постоянного проживания, трудности в стране в целом. Перестала работать знаменитая пословица: где родился, там и пригодился. И причина миграции не в компетенции муниципалитета или даже региона, это общегосударственная задача. Колоссально трудная для решения. Но тем, кто перемывает политикам кости в комментариях на сайтах или просто на улицах, проще сказать, что это Комарова виновата. И думать ни над чем не надо. Назначили виноватой. Хотя да, я отвечаю за все, что происходит на вверенной мне территории, и не отказываюсь от ответственности. Когда политик у власти, его действия по национальным, религиозным вопросам должны быть максимально взвешенными. Ведь на кону – целостность России.

Это дорогого стоит

Своя епархия в Югре появилась сравнительно недавно. Губернатор считает это значимым событием в истории Русской православной церкви и в истории Югры. Здесь играет роль и личность первого епископа Ханты-Мансийского и Сургутского Павла.

– Мне он показался добрым и любящим человеком, когда встречал его в аэропорту, это читается с первого взгляда. А вам?

– Да, удивительный человек. Очень добрый и светлый. Я была на хиротонии в Троице-Сергиевой лавре 12 июня. Там было очень много людей. Так вот, чтоб вы знали: за ним приехали его духовные чада из Италии. Это не какие-то богатые, ресурсные люди. Обычные, просто те, кто очень любит епископа Павла. Но они приехали в другую страну и рыдали тут, говорили, что отдают нам любимого пастыря, просили беречь и любить владыку. Это дорогого стоит. И Святейший Патриарх Кирилл говорил о владыке много добрых слов.

– Вопрос, конечно, очень личный, но ответьте: для вас посещение храма, куда вы приходите без свиты, молитесь среди других прихожан, – выполнение некоего ритуала, утвердившегося среди властной элиты, или нечто другое?

– Знаете, я родилась в семье, где, по сути, насаждался атеизм. Мой папа работал в партийных органах и, естественно, не позволил бы, чтобы его дети были крещены. Но моего младшего брата мама с бабушкой, преодолев все эти семейные препятствия, все-таки окрестили, потому что он очень болел. И они посчитали, что это единственный способ «вытащить» ребенка. Так и случилось. Слава Богу, у меня замечательный брат, он жив, здоров и по сей день рядом со мной.

А я так и оставалась некрещеной. Без Божьего благословения. И только в 1993 году я сама решила – и приняла крещение. В значительной степени на это решение повлияло и беспокойство мамы о том, что я по вине родителей осталась без ангела-хранителя. Она переживала, чувствовала вину передо мной. И мне в свою очередь передавалось это беспокойство. И честно говоря, отец к этому времени тоже хотел этого. В целом это было вызревшее решение, то есть ощущение Бога, присутствия Его, водительства – оно было и до крещения. В каждом человеке есть знание о Боге. С молоком матери, что ли, это приходит? Поэтому крещение было для меня душевным порывом, внутренней необходимостью, а не каким-то просчитанным шагом. Я так хотела. Это как любовь. Когда спрашивают: а за что ты любишь? Да откуда я знаю, просто люблю, и всё. Так и здесь. Путь к Богу – это внутреннее. Сокровенное.

– И как же это сопрягается с вашей работой? Быть добрым христианином и добрым чиновником не всегда просто.

– Этот вопрос задают по-разному: что для вас является весами между добром и злом? Или простейшее: что такое хорошо и что такое плохо? Что значит: правильное или неправильное решение? Для меня это определение того, что оно повлечет за собой для отдельно взятого человека. И в Государственной думе об этом приходилось размышлять постоянно: а как это отра-зится на конкретном человеке? Я иногда думаю, когда мы соизмеряем наши решения – финансово-экономические, социально-экономические обоснования, – вот бы формулу какую-нибудь вывести, определяющую влияние решения на человека. Именно на отдельно взятого человека. Потому что слово «народ» появляется только тогда, когда есть слово «человек». Вот бы такую формулу вывести… Потому что, когда забываешь об этом правиле соизмерения любых решений – как они повлияют на человека, – надо менять работу.

Любить людей – прощать всё

– Вот вы вспомнили отца. Я знаю, что он, человек незаурядный и сильный духом, вообще сыграл огромную роль в становлении личности и характера нынешнего губернатора Комаровой. Ну и еще, разумеется, книги, много книг, которые, как мне рассказывали, маленькая Наташа читала запоем. Родители даже пытались с этим бороться, но потом приняли как данность. А музыка? О ней вас почему-то не спрашивают.

– Наверное, потому что у нас в семье мой муж Вадим – эксперт по музыке. Я же постольку-поскольку. Но если говорить о предпочтениях, то я люблю классику. Может, кому-то это покажется странным выбором с точки зрения совершенно разного подхода к духу музыки, но я особенно люблю Чайковского и Вагнера. Хотя продвинутым меломаном себя не считаю. Слушаю музыку в машине, в пути.

– Напоследок детский вопрос: как вы относитесь к домашним животным?

– Мои дети держат котов. У обеих дочерей есть коты, и я их люблю. Получаю удовольствие от общения с Пончиком и Бантиком. Себе не завожу лишь потому, что у меня гипертрофированное чувство ответственности, я не смогу спокойно работать, зная, что у меня там кто-то без еды, без ласки…

Наталья Комарова считает, что в жизни ей очень повезло на хороших людей, которые были учителями и помогали в трудную минуту. Благодаря им она открыла для себя такой тяжелый и одновременно такой простой рецепт счастья – любить людей, прощать все, вплоть до предательства, но никогда не принимать ложь, никогда с ней не соглашаться. И разумеется, успевать делать добро.

Сергей Козлов.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:02, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru поговорил с главой российского отделения Transparency International Антоном Поминовым о коррупции в РФ
»
11:45, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru подсчитал, каковы потери российской стороны в ходе операции в Сирии по официальным данным
»
11:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил подробности о новом сериале «Красные браслеты» на «Первом канале»
»