00:00, 14 Октября 2010 Версия для печати

Людмила Иванова: сын поцеловал мою руку и умер

Знаменитая Шура из «Служебного романа» запомнилась зрителям как жизнерадостная, активная женщина. У многих появление королевы эпизода на экране вызывает добрую улыбку. Сейчас Людмиле Ивановне 77 лет, а она все так же активна – снимается, преподает, режиссирует в собственном театре. Но пять месяцев назад ее сломило горе – смерть младшего сына…

В этом году театру Людмилы Ивановой «Экспромт» исполнилось 20 лет. Состоялись широкие празднества. Всю весну Людмила Ивановна была занята, счастлива своей деятельностью и не ждала беды… А она пришла сразу после Пасхи.

Неправильно разговевшись после поста, умер ее младший сын Александр. После долгого воздержания он плотно поел и выпил алкоголя… Организм не выдержал, сердце сорокалетнего мужчины остановилось…

Мы решили навестить актрису дома спустя пять месяцев после трагедии. Людмила Ивановна со слезами на глазах рассказала нам, что произошло…

– Сын держал строгий пост, несмотря на то, что переболел гриппом, организм был ослаблен, – сдавленным голосом говорит актриса. – В первую пасхальную ночь он разговелся, поел и выпил рюмочку. Ночью разбудил меня и сказал: «Что-то мне плохо… Сними с меня это». Когда тяжело на душе, мы с сыном обычно поем, и мы затянули песню. Спели два куплета, а потом он сказал: «Ты у меня лучшая мать» и, поцеловав мне руку, пошел к отцу… Как будто прощался с нами. Все произошло мгновенно, он схватился за сердце и осел. Мы даже сначала не поняли, насколько это серьезно.

Приехавшие врачи уже ничем не могли помочь. Александр скончался на глазах у родителей. По словам актрисы, младший сын никогда не жаловался на здоровье. Учился на психолога, занимался цветоводством. Правда, с личной жизнью не везло – за плечами было два неудачных брака. Но с третьей супругой он жил хорошо и даже планировал детей. Его смерть была нелепой и неожиданной…

– Я стараюсь держаться, очень много работаю! – со слезами говорит Людмила Иванова. – Но постоянно думаю о Саше, и слезы наворачиваются на глаза от такого горя. Не знаю, как я вообще живу! Так тяжело, так тяжело…
Пожилая актриса, не в силах больше сдерживаться, начинает рыдать.

Теперь единственное утешение Людмилы Ивановны – старший сын Иван. У него есть взрослая дочь и сын-школьник – любимые внуки актрисы.

– Ваня по профессии художник-декоратор. Он помогает мне готовить спектакли в моем театре. Жаль, что актерских данных ни у кого из родственников не обнаружилось… Раньше я думала, что талант есть у внука, но оказалось, что это просто живость, присущая всем детям. Да и внучка моя тоже далеко не гуманитарий. Они отлично разбираются в компьютерах, в графике, думаю, их профессии будут связаны с этим.

– Некоторые бабушки не могут найти общий язык с внуками…

– Я общий язык нахожу, и они меня слушают. Главное, чтобы побольше читали. Ведь современная молодежь ничего не знает! Недавно ко мне пришли школьники на спектакль по Пушкину. Так выяснилось, что никто не знает, кто такие декабристы! Поэтому я советую внукам, что читать. Летом вот осилили Сэлинджера…

– Людмила Ивановна, вас, наверное, уже замучили вопросами о Шурочке…

– Вовсе нет! Я отношусь к своему персонажу с благодарностью. Понимаю, что иметь фамилию Иванова – это будто и вовсе ее не иметь, запомнить человека с такой фамилией сложно… Поэтому когда звонила кому-то, добавляла: «Я Шура из «Служебного романа». Ведь Ивановых много, а Шура одна! Дело в том, что я вложила в образ свои знания, ведь до съемок я была и парторгом, и председателем месткома. Не понаслышке знаю, что такое выбивать путевки, места в детском саду или собирать деньги с сотрудников. Поэтому на съемках мне было легко. Жаль только, что многое вырезали, так как в то время сериалов не было. А если бы поставили весь материал, то было бы три серии «Служебного романа»! Например, была чудесная сцена, как неумерший Бубликов бросается на Шуру…

– После выхода фильма к вам пришла слава?

– Да, стали узнавать. Сыну в школе сверстники сказали: «Неужели твоя мама такая дура?» Люди стали воспринимать меня через образ Шуры, и я сама стала чувствовать, как она «прорастает» во мне. Поэтому подумала и ушла из всех общественных организаций, в которых состояла.

– Людмила Ивановна, несмотря на плохое здоровье, вы выходите на сцену буквально на костылях или на инвалидной коляске. А есть актрисы, которые считают, что после определенного возраста надо тихо уходить…

– Я так не считаю, потому что я характерная актриса! Я с возрастом ничего не теряю. Просто нужно правильно выбирать себе роли. Я не сыграю Офелию, но графиню из «Пиковой дамы» – пожалуйста! Ведь ей по книге 78 лет, а мне 77… Другое дело, что мне легче появляться на маленькой сцене своего театра, а к примеру, в «Современнике» я не во всех спектаклях рискую участвовать. Ходить мне трудно. Я боюсь подвести людей.

– Здоровье все-таки огорчает?

– Конечно! Я себя часто так плохо чувствую, что понимаю: надо ложиться в больницу. Иногда кажется, что ты просто сейчас упадешь… Между тем моя жизнь расписана буквально по минутам. Я работаю на четырех работах. Помимо театра, еще преподаю, занимаюсь со студентами…

– Причина такой нагрузки – нехватка денег?

– И это тоже. Хотя я не жалуюсь. Мне ведь много не нужно. Я никогда не страдала, что у меня нет бриллиантов. У меня есть квартира, дача, машина… И этого достаточно. Пенсия моя составляет 10 тысяч рублей, а к примеру, за преподавание в институте мне платят всего 13 тысяч… Но я не считаю себя нищей и еще помогаю нескольким людям, которые живут хуже меня.

– Что вас спасает? Что дает силы жить?

– Я очень люблю людей! Мне все вокруг интересно, мне интересны люди. Может, поэтому с каждого курса среди моих студентов находятся люди, с которыми потом меня связывает дружба на много лет. (Слова Людмилы Ивановны подтверждаются – ей постоянно звонят студенты, а к концу нашего разговора приходят молодые ребята – поздравить с именинами. – Прим. авт.). Мне интересно все, что происходит вокруг! Конечно, я многое не сыграла, была зажата рамками своего амплуа. Но и на это не обижаюсь. Считаю себя счастливым человеком…

– Людмила Ивановна, ваш день рождения приходится на 22 июня. Вы помните этот день в 1941 году?

– Конечно! Я ждала праздника, и мы с мамой поехали покупать конфеты. Вышли из автобуса и увидели, что все люди бегут к радио, установленному на улице, и внимательно слушают диктора. Когда закончилась речь, люди стали плакать, кричать… Я ничего не поняла и говорю маме: «Ну пошли же за конфетами!» А она отвечает упавшим голосом: «Какие теперь конфеты… Война началась!» Помню, первой мыслью было: «Ну все! Праздника не будет». Потом были эвакуация, голод. Постоянно хотелось есть. Причем особенно мне было жалко родителей, потому что они много работали. И я видела, какие они усталые, голодные…

– Вы ведь рано потеряли свою семью?

– Достаточно рано. Я училась на первом курсе, когда умер отец, тяжело заболела мать. Мама долго болела, и я ухаживала за ней… Спасала меня от уныния классическая литература. Знаете, читая хорошую книгу, я способна забыть обо всем!

– Вашему браку с ученым Валерием Миляевым уже исполнилось 50 лет?

– Пока еще нет, но скоро будет. Знаете, это не только моя заслуга, но и его. Несмотря на то, что профессия у мужа не творческая, он, чтобы быть интересным мне, проявлял ко всему интерес. Сочиняет бардовские песни и юмористические рассказы. Самое главное, что мы всегда были интересны друг другу. Поэтому, думаю, и живем вместе так долго.

– Людмила Ивановна, известно, что вы очень любите животных…

– Конечно! Им ведь без нашей помощи трудно. Вот у моего сына был кот, с которым он не расставался. И после его смерти кот просто места себе не находил, а потом исчез… Однажды у меня была такая забавная история на съемках. Я снималась у Рязанова в «Небесах обетованных» вместе с Гафтом, Ахеджаковой, Руслановой… Для одного из эпизодов нам выделили старого котика из уголка Дурова. По сценарию он должен был сидеть у меня на плече. Но, испугавшись хлопушки и крика «Мотор!», обделал меня с ног до головы, испачкав пальто. Что тут началось! Все стали кричать: «Фу! Какой ужас! Какой запах!», съемочная площадка опустела… Но мне стало очень жалко старого кота, и я сказала ему: «Я сама уже немолода и понимаю тебя. Успокойся, сейчас все почистим!» И попросила не снимать хвостатого артиста с роли.

– А сейчас вы в кино снимаетесь?

– Очень редко. Предложений мало, а достойных – еще меньше. Вот недавно снималась в 8-серийном фильме «А любовь не кончается» вместе с Тамарой Семиной и Арменом Джигарханяном. Автор идеи Валентина Пиманова придумала этот проект, чтобы показать людям, как живут кумиры прошлого. Как человек, которого любили миллионы, потом погибает в нищете. Таких примеров и в жизни предостаточно! Чего только стоит история актрисы Тамары Носовой, которую объели крысы после смерти. К этому нужно привлекать внимание, чтобы люди были внимательны не только к старым актерам, но и к старикам вообще. Именно поэтому я всегда помню о тех, кто живет хуже меня, и стараюсь помогать по мере сил.

Шура могла быть совсем другой!

Между прочим, образ полюбившейся Шуры из «Служебного романа» мог бы быть совсем другим. Помимо Ивановой, Эльдар Рязанов рассматривал и другие кандидатуры – Риммы Марковой и Нины Агаповой. Они вполне успешно прошли пробы, и весы чуть не перевесили в сторону последней… Но в пользу Ивановой Рязанова убедил тот факт, что актриса и в самом деле состояла во всех мыслимых профсоюзах. «Значит, она знает, что такое собирать взносы!» – сказал Рязанов и принял решение взять на роль Шуры Людмилу Иванову.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»
13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»