00:00, 19 Января 2010 Версия для печати

Валерий Магдьяш: я сложнее Джумжуда

21 января в прокат выходит фильм «Наша Russia. Яйца Судьбы». Как и в телепроекте, гастарбайтера Джумжуда играет актер Валерий Магдьяш.

– Как актер, вы, наверное, обрадовались трансформации сериала «Наша Russia» в фильм, созданный при сотрудничестве ТНТ и Comedy Club Production.

– Это диалектика творческого человека. Честно сделанное дело имеет право на продолжение. Я этому счастлив, я вообще счастливый человек. Потому что до этого было большое время ожидания. Может быть, прозвучит нагло, но я прошел через всё. Военное училище, служба на Дальнем Востоке... Потом попал в ГИТИС…

– Ничего себе рокировочки.

– Рядом с каждым из нас ходит судьба. Я никогда не строил планов. С детства был скоморохом, мне нравилось смешить людей. И видимо, поводырь привел меня в Москву. Прошел в «Щепку» и ГИТИС, который и выбрал.

Такого ГИТИСа, как тогда, никогда уже не будет. Там преподавали Гончаров, Завадский… Я очень люблю Мишу Галустяна – мы подружились с ним в человеческом плане. У него большие размышления по поводу того, как дальше развиваться как актеру. Но не дай бог ему сегодня идти в ГИТИС – там делать нечего. Потому что он мудрее и талантливее любого учебного заведения.

После ГИТИСа, увидев дипломный спектакль, меня пригласил в Театр комедии Юрий Мочалов. Потом его «съели». Но, уходя, режиссер подумал обо мне: порекомендовал в аппарат Министерства культуры РСФСР. От инспектора управления театров дошел до помощника первого замминистра культуры РСФСР. Я руководил театрами Поволжья, много ездил в командировки. Сейчас говорят о чиновниках, о коррупции – это полная ересь.

– Что, нет ее?

– Есть, конечно. Но борьба с коррупцией – занавес, за который люди прячут свою несостоятельность. Я проработал в
Министерстве культуры РСФСР, потом СССР, потом РФ. Это были специалисты, знавшие свое дело – территорию, руководителей театров, даже зрителей.

А именно чиновник – это… Вот одно мое актерское наблюдение. Как-то я стоял курил в здании Министерства культуры. Ко мне подошел один коллега и сказал: «Валера, ты так не кури». «Как не кури?» – не понял я. «Ты сигареточку так, в правой руке, не держи», – с отеческой заботой посоветовал он и пошел. «А почему правой-то нельзя курить?» – спросил я его уже в спину. Он вернулся и шепнул: «Ты пойми. Третий этаж, здесь кабинеты министров и всех замов». Я: «Ну?» «Сейчас министр выйдет, скажет: «Здравствуйте, товарищ Магдьяш!» Протянет для пожатия руку. Пока-а ты будешь перекладывать…» Вот чиновник. Но он и карьеры не сделал, таких были единицы.

Сейчас, думаю, всё наоборот. Сегодня много говорят о модернизации страны. Но речь не о смене газовой трубы и строительстве завода идет, а о модернизации духа. Только на основании нового, пусть несовершенного, но фанатично преданного своему делу специалиста можно сделать то, о чем говорит Медведев.

– Он еще и проблемы с гастарбайтерами никак не решит.

– И не решит. Это только начало. Надо не о гастарбайтерах говорить, не о миграции, а о человеках. Россия – территория любви. Даже сама будучи в тяжелом положении, она находит возможность принимать людей, которые на своей родине имеют зарплату в 5 долларов. Я хочу обратиться к своим землякам, молдаванам, и сказать: в 91-м году вы, забыв, скольким обязаны русским, кричали: «Чемодан! Вокзал! Россия!» (знаменитый призыв к депортации из страны всех русских. – Ред.). А вы сами теперь куда едете? В Россию. Некоторые из вас совершают здесь преступления. Сколько еще Россия может терпеть? Примет ли она снова тех, кто ее в очередной раз предал? Приехал работать сюда – работай. А если нет, поезжай в Румынию. Это самая богатая страна в Европе, ты там очень нужен.

– Люди, наверное, сильно удивляются, когда узнают Джумжуда ближе, чем с экрана?

– Соотечественников больше интересую не я как артист, а мои размышления о жизни. Сейчас вот… Ненавижу слово «корпоратив», но приглашают. Надеваю шапочку и выхожу в образе Джумжуда. Потом снимаю и начинаю рассказывать о жизни. Очень всё впитывается хорошо…

Радостно, когда звонят ребята, с которыми мы были в училище. Один, ставший преподавателем в профтехучилище в Камышине, говорит: «Мои ученики спрашивают, правда ли я знаю Джумжуда. А я отвечаю: «Какой он Джумжуд?» И рассказываю, как мы учились, как воевали…» Моя работа перешла в вопрос воспитания – это для меня очень ценно.

Она дала возможность рассказывать, что дело не в Джумжуде.

Ведь и я сам не живу только проектом «Наша Russia». Я руковожу собственным театральным агентством «Восток – Запад», репетирую в антрепризе, готовлю спектакль совместно с музыкантами. «Наша Russia» – счастливая составляющая моей жизни. Определяет ли она меня как личность? Нет. Все более сложно.

– Фильм ставит точку на истории вашей с Рафшаном пары. Жалеете об этом?

– Очень жалею. Разные мнения даже внутри нашей съемочной группы. Кто-то говорит, что на этом заканчиваем. На что я отвечаю, я имею право на слово: «Это несправедливо. Нельзя лишать людей той радости, которую они получили через то, что вы как авторы угадали». Многое зависит от того, как пройдет фильм.

Жаль, что мои родители уже не увидят «Наша Russia. Яйца Судьбы». Когда папа уходил, очень тяжело уходил, я приехал к нему, сел рядом. Он мне сказал: «Сын, у тебя была возможность сделать карьеру офицера. Ты ее не сделал.

У тебя была возможность сделать карьеру чиновника. Ты ее не сделал. Сейчас ты мне говоришь, что артист. Ты не сделаешь карьеру артиста, сын. Поздно». Если бы у меня была возможность вернуть отца, я бы сказал ему: «Смотри, я сделал». Я бы не хвастался – я бы просто доложил.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:07, 08 Декабря 2016
Иван Рыбкин рассказал в интервью Sobesednik.ru о деталях Беловежских соглашений, подписанных четверть века назад
»
12:55, 08 Декабря 2016
Кристину Агилеру не пустили в Кремль, а Слепакова наградили за шутки над Медведевым на глазах у жены премьера
»
12:18, 08 Декабря 2016
Бывший член президиума ВФЛА рассказал Sobesednik.ru, зачем идут на выборы ее нового главы спортсмены и чиновники
»