07:00, 07 Февраля 2012 Версия для печати

Закулисье митингов 4 февраля в Москве

Организаторы шествия по Якиманке и митинга 4 февраля на Болотной «За честные выборы» насчитали 120 тысяч участников, ГУВД – порядка 40 тысяч человек. Истина, видимо, где-то посередине: на площади было достаточно тесно, но не настолько, чтобы не было возможности там передвигаться.

Все флаги, все цветы

В полдень на станции метро «Октябрьская» – аншлаг. На выходе даже образовалась пробка.

Народ подобрался самый разнообразный как по политическим пристрастиям – от поклонников Явлинского до анархистов и националистов, – так и по возрасту и социальному положению. Студенты, пенсионеры, работяги, солидные мужчины в дорогих дубленках, попалась даже парочка дам в мехах. Одна из них, Варвара, на вопрос, не случайно ли она здесь оказалась, даже немного обиделась.

– Я здесь, потому что власть охамела, – заявила она. – И надо показать, что далеко не все согласны с тем, что она делает.

Но слишком явная разность собравшихся, пожалуй, все же отличала этот протест от преды­дущих. Много молодых лиц, им весело, для них это просто авантюрное приключение. А кто-то пришел сюда решить проблемы – свои или своих единомышленников. Так, люди стояли с плакатами, призывающими: изменить мир, не кормить Кавказ, Путина – уйти в отставку, а хомячков – расправить плечи, спасти исторические здания на Яузе, поддержать Белоруссию против Лукашенко.

Приехавшие на митинг 4 февраля из Ростова-на-Дону агитаторы с каким-то нервическим надрывом требовали поддержать их борьбу за освобождение журналиста Толмачева. Если не знать, что у этого человека довольно скользкая репутация среди коллег и у прокуратуры к нему есть претензии отнюдь не политического толка, могло бы показаться, что речь идет о необходимости спасения кристально честного борца за правду…

Сознательно отделили себя от участников митинга 4 февраля журналисты РИА «Новости» и телеканала Russia Today – на них были синие и зеленые накидки с большими буквами «Пресса» и «ТВ». Во время шествия они держались в стороне – шли по тротуару, за оцеплением. Остальные коллеги никак себя не «помечали».

Зато активисты движения «Гражданин наблюдатель» работали прямо в гуще событий – они призывали людей записаться в наблюдатели на выборы, раздавая памятки, как это сделать, а желающим действительно хоть что-то предпринять для отмены результатов выборов – анкеты, которые они потом обещали передать в Верховный суд.

Были и такие, кто оказался на митинге 4 февраля случайно.

– Я в Москву приехал по своим делам, но вот друг пригласил на митинг, – поделился с нами пожилой бородач Данила Терентьевич. Он, как выяснилось, старообрядец и прибыл из Аргентины по делам общины. Говорит, пришел в ужас, узнав последние наши политические новости. Поэтому приглашение на митинг принял охотно.

Среди митингующих обнаружилась даже небольшая колонна сторонников Мавроди. Один из них, безработный Алексей, недавно окончивший вуз, заявил: «В «МММ-2011» – классные ребята», в отличие от ребят в ЦИКе.

На митинг 4 февраля вышли и старики.

– Я здесь, потому что до сих пор ни один бытовой вопрос решен не был, – рассказал нам мужчина, представившийся Виктором. Он давно на пенсии, ему 77 лет. – А президент когда выступает, такое ощущение, что директора детского сада показывают. Стыдно, что у нас такая власть!

С удобствами и без

На Якиманке и Болотной особых бытовых благ (как на Поклонной) не было. Термосы проносить с собой было нельзя, а как людям по-другому греться на митинге 4 февраля, никто не подумал. Впрочем, некоторым все же удалось раздобыть дымящегося чая, и под завистливые взгляды замерзших единомышленников пара групп выпила-таки свои стаканы.

А вот туалеты на митинге 4 февраля были доступны и бесплатны. Только три кабинки по какой-то загадочной причине оказались за деньги: то ли оборотистая смотрительница не упускала свой шанс, то ли это были какие особые кабинки, но она продавала билетики, в то время как в двух шагах от ее кабинок стояли ряды бесплатных. Но очередь стояла и к ней.

Машины скорой помощи тоже были, можно сказать, в изобилии. Впрочем, кажется, они никому не понадобились.

Понятливая полиция

Еще на Калужской находим среди людей в форме полицейского началь­ника:

– Вам так часто приходится людей на митинги посылать… Не ропщут? Или вы их меняете?

– Пытались. Но сегодня по всей Москве столько людей митингует, что пришлось весь состав вывести.

Полицейских было откровенно жалко – настолько замерзший вид был у стражей порядка.

– Мы здесь уже несколько часов, – рассказала девушка-полицейский из оцепления, где ей предстояло простоять еще как минимум часа полтора. – Мы в курсе, почему здесь собрались люди, но их политические взгляды нас не интересуют: мы просто следим за порядком.

Некоторые полицейские признались, что им повезло, что их отправили сюда, а не на Поклонную:

– Тут дома хоть как-то от ветра защищают.

С митинга 4 февраля все шли по Большому Каменному мосту. С одной стороны моста  через каждый метр стояли омоновцы, с другой – припаркованные колонной автозаки (не потребовались) и автобусы, в которых приехали спецназовцы. Все номера на машинах – московские.

– Нас здесь так много не для того, чтобы кого-то разгонять: акции-то санкционированы, – рассказал нам один из сотрудников в оцеплении. – Наше дело – обеспечить безопасность в толпе. Мы точно так же работаем на любом массовом мероприятии в городе. Думаете, легко? Тысячи людей, а если кто-то что-то пронесет? А если какой псих стрелять начнет? Или еще хуже, такие акции, как  митинг 4 февраля (ведь давно известно: что, где и когда), идеальны для террористов.

На Триумфальной – другая работа, но ведь им акции не разрешают. А тут обычные люди вышли. Диву даюсь: столько народа пришло по доброй воле гулять на морозе.

– Люди прилично себя ведут, мы даже ощущаем исходящий от них позитив, – улыбается молоденький курсант (их тоже вывели на площадь). – Я был на митинге 10 декабря, там тоже от людей исходило ощущение праздника. Но тот митинг мне показался более ярким и радостным. Может, просто было не так холодно?

Корреспондент «Собеседника» затесалась в платную массовку митинга на Поклонной горе

В морозный выходной день пойти на московский митинг 4 февраля на Поклонной горе, который сначала позиционировали как митинг «За Путина!», а потом как «Против революций», можно либо по зову сердца, либо по приказу начальства. Либо за деньги.

На специальном интернет-сайте, собирающем массовки для полит- и телепроектов, накануне было размещено сразу несколько объявлений, обещающих от 300 до 1500 рублей за участие в субботних, 4 февраля, митингах.

Самый низкий гонорар оказался у ЛДПР (и самая низкая явка тоже). За Поклонную давали от 500 рублей. Я записалась во все группы, и, как оказалось, не зря – накануне митинга выяснилось, что самые дорогие «приглашения» аннулированы. Как плакался на сайте организатор, «заказчик не заплатил». Еще бы – явка на митинг 4 февраля и так зашкаливала – за счет бюджетников, рабочих заводов, а также тех, кто согласился и на более скромный гонорар.

Сбор тех, кто отправлялся на митинг 4 февраля  на Поклонную, был на станции «Университет». Судя по публике, пришли студенты заработать прибавку к стипендии, а также те, кто промышляет в Москве случайными разовыми заработками.

– С оплатой-то не кинут? Политика – дело грязное, – завожу разговор с ближайшей ко мне группой платных поклонногорцев.

– Кого, меня? Да ты чё? – вскинулся парень, назвавшийся Серёгой. – Они мне еще приплатят! Мы тут в метро 1,5 часа уже торчим за какие-то 500 рублей, а потом еще на морозе выстаивать! Я на последних выборах 600 рублей за 3 часа получал. За 2 недели хорошую деньгу поднял. Но там каждый день надо было работать.

– А что надо было делать?

– Листовки раздавать.

– С основной работой получается совмещать?

– Прекрасно! Мы с другом – люди творческие, снимаемся в криминальных проектах. Про карманников вот отснялись. А сериал про Япончика видела? Где там еврей убитый в телеге лежит, помнишь? Вот я его труп играл! У нас амплуа – сугубо уголовное.

– А познания об этом мире откуда?

– Мать, ты чё? У меня 7 ходок, – Серёга показал руки в наколках. – У Андрюхи меньше, но у него сроки больше.

Андрюха вздохнул:

– Лучше б все-таки на «Сектор А» (телепроект о шоубизнесе на федеральном канале. – Ред.) сегодня пошли. В зал, тоже по 500 рублей платят. Но там в тепле и сидя, и музыка приятная…

Остальные персонажи митинга 4 февраля были не столь колоритными – интеллигентная пенсионерка, бывший фрезеровщик, потерявший работоспособность, его безработный приятель, несколько неприкаянных представителей молодежи и стайка веселых студентов.

В 11.30 мы вышли из метро, сели в автобус, которые здесь стояли длинной вереницей с табличками разных предприятий, от кого митингующие. У платных автобус без таблички.

– Там палатки будут, чай, кофе, бутерброды, водка, все удовольствия, – приободрил меня старший над «прорабами» – так здесь называют главных по каждой группе массовки.

– Делать-то что?

– Ничё, просто тусоваться! С часу до трех вообще-то, но, говорят, из-за мороза митинг будет короче.

«Массовщиков» на митинг 4 февраля пришло так много, что все не влезли в один автобус, и нас, несколько человек, пересадили в другой. А по приезде мы отстали от основной группы. В итоге нам не досталось ни шариков, ни флажков, ни плакатов. Пока мы тупо топтались на морозе, парни пытались примкнуть к другим группам: «Девчонки, давайте объединяться» (барышням с лозунгом «Сила в единстве!») и давали интервью телевидению.

Паша, типичный «парень с рай­она» в бомбере, вещал в микрофон: «Путин – это сила» и что-то еще, что прочитал на плакатах, которые несли мимо нас.

Мобильная связь не работала (то ли перегрузка сети, то ли работали глушилки), ребята вернулись в автобус, а я смешалась с толпой участников митинга 4 февраля.

Подъезжали сотни автобусов, проходили десятки тысяч людей. Народ шел группами, некоторых пересчитывали и отмечали в листках. Настроение у большинства было веселое, коньяк лился в чай, народ согревался и в большинстве случаев тусовался сам по себе – не за и не против Путина. По атмосфере это больше всего напомнило первомайскую демонстрацию, когда люди не вчитываются в плакаты, которые сами же и несут, и не вслушиваются в речи ораторов с трибун, а тусуются, флиртуют, выпивают, обсуждают начальников, зарплаты и последние сплетни. Честно говоря, это отсутствие фанатизма и надрыва было даже в плюс митингу 4 февраля на Поклонной перед Болотной.

При этом кто-то из ораторов нагонял жути про «болотную слизь», которая с белыми ленточками отдаст врагам ключи от Москвы. Историк Наталья Нарочницкая была, как всегда, академична; журналист Максим Шевченко и писатель Эдуард Багиров сыпали литературными сравнениями, но хитом стал писатель Александр Проханов, который сравнил «оранжевых» по цвету с мочой на снегу. Тут даже дальние ряды заржали.

Через час митинг 4 февраля закончился, все расходились под ненавязчивые, но заводные песни коллектива «Играй, гармонь».

Я тоже ушла. Без денег, конечно (потерялась, не наработала, наверное), но с чувством исполненного долга. Журналистского.

Новое лицо

Валерий Трапезников «козлов» и «клоунов» любит без ума

Бывший токарь из Перми, ныне депутат Госдумы Валерий Трапезников стал знаменит благодаря своему пламенному выступлению на митинге в поддержку Путина в Екатеринбурге. Оппозиции тогда от него досталось сильно. Накануне митингов 4 февраля «Собеседник» связался с депутатом.

– Валерий Владимирович, откуда столько ненависти к оппозиционерам? «Козлы», «клоуны»…

– Никакой ненависти, я их бе­зумно люблю. Но вы и сами читали, что пишет о нас тот же Навальный. «Быдло» – в лучшем случае. Почему я должен подставлять вторую щеку? Они кричат, что рабочие – тупые, неграмотные и т.д. Я просто встал на их защиту. Но ссориться и ругаться я не считаю правильным. Нам нужен не разлад, а единство. И, на мой взгляд, мы все в последнее время слишком увлеклись митингами. А это ведь огромные деньги.

– Ваши поездки по стране и выступления тоже немало стоят.

– Я об этом и говорю. Читал, что Ольга Романова, которую я очень уважаю – настоящая декабристка XXI века, из тюрьмы мужа вытащила. Так вот, она собрала для митинга 4 февраля то ли два, то ли четыре миллиона. А у нас станков не хватает. Я недавно был в Благовещенске на судостроительном заводе – им нужно 200 млн, чтобы достроить судно, которое решило бы многие их проблемы. Нужно понять, что то, что мы тратим на митинги – это народные деньги. И лучше на них купить оборудование для предприятий, а не спорить, у кого мандатов больше. Оппозиция же должна только радоваться, что у них мест в парламенте сильно прибавилось.

Фотографии митингов 4 февраля смотрите здесь

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»
21:03, 09 Декабря 2016
Известный знаток кулинарии Борис Бурда рассказал Sobesedik.ru о том, как выбирать, хранить и есть апельсины
»
20:05, 09 Декабря 2016
Популярный певец Николай Басков признался Sobesednik.ru, что с Анастасией Волочковой их связывает не только дружба
»