00:00, 08 Февраля 2011 Версия для печати

Убита по собственному желанию?

Страшная трагедия разыгралась в курганском селе Просвет. 55-летняя Марина Лобова, страдающая онкологическим заболеванием, попросила мужа Владимира убить ее, потому что не могла больше терпеть боль. Мужчина волю жены исполнил. Но односельчане Лобовых в убийство из милосердия не верят.

Сначала они хорошо жили

Вечером 9 января в доме поселкового фельдшера Нины Власовой зазвонил телефон. 59-летний Владимир Лобов просил медика поскорее прийти, чтобы засвидетельствовать смерть жены Марины. Женщина была неизлечимо больна: три года назад врачи нашли у нее рак желудка. Однако фельдшер, переступив порог квартиры Лобовых, сразу поняла, что рак здесь ни при чем.

– Покойница лежала на полу в прихожей на каком-то грязном одеяле, – вспоминает Власова. – Руки у нее были скрючены, будто она перед смертью цеплялась за что-то, на шее синяки. Я вначале хотела спросить у Владимира, что случилось, потом поняла, что бесполезно. Он уже успел напиться и был в невменяемом состоянии. Гладил труп и приговаривал: «Марина, Марина, Марина…»

По словам фельдшера, никаких справок о смерти она в тот вечер выписывать не стала, а поделилась своими подозрениями с участковым: не сам ли Лобов помог уйти из жизни супруге?

– Он же запил по-черному, когда врачи у жены рак нашли, – говорит Власова. – И Марина рассказывала, как муж ее по пьяной лавочке бьет. Вот я и подумала: не он ли к ее смерти руку приложил?

Владимир Лобов родился в Казахстане, в деревне Котлыма. Там же родилась и Марина, которую на самом деле звали Макпал. Это казахское имя переводится как «бархатная, нежная, мягкая». Такой, по воспоминаниям родственников и знакомых, она в юности и была.

– Приветливая, как солнышко, мы все ее любили, – вспоминает Роза Иржанова, родная сестра Макпал, которая сейчас живет в казахском городке Узунколь. По ее словам, родственники Макпал были против, когда она стала встречаться с Владимиром. И тогда он ее украл – уговорил на побег. – Я на 12 лет Макпал младше. Помню только, как однажды сестра из дома исчезла, и родители сказали, что она опозорила весь род. Их с Володей даже вроде искали, а потом простили. Они вернулись в деревню, сыграли свадьбу. А я, когда подросла, Макпал завидовала: Володя же красивый был, высокий и очень сильно ее любил, называл на русский манер Мариной. Это потом у них все под откос покатилось. А вначале они очень хорошо жили…

Денег не было даже на анальгин

После свадьбы Владимир оту-чился в школе прапорщиков, и его направили в курганский поселок Просвет охранять мужскую исправительную колонию. Эта колония – до сих пор главное «градообразующее предприятие» двухтысячного поселка. Сам Просвет – несколько десятков частных домов и пятиэтажек. В одной из них 30 лет назад молодые Лобовы и получили однокомнатную квартиру, которую сейчас даже халупой трудно назвать. На обшарпанной входной двери нет ни запоров, ни замков, за ней – разгром, грязь и нищета. В прихожей – разломанный трельяж с разбитыми зеркалами, на кухне горы грязной посуды, пустые банки. Но так здесь было не всегда.

– Марина дом в чистоте держала, и с Володей они почти не расставались, – вспоминает Любовь Бывальцова, живущая в квартире напротив. – Всюду вместе ходили: и в магазин, и в клуб, и в гости. Вот только детей у них не было.

Детей Лобовы любили, о детях мечтали. А Владимир был любимцем всех просветовских ребятишек.

– У него всегда в карманах были конфеты, а еще он им картинки рисовал на листочках – разных зайчиков, белочек – и дарил, – вспоминает работница местного почтамта Марина Шаляпина. – Я его выпившим-то не видела, пока он травму головы не получил.

Версии о том, как Лобов в 1989 году получил травму головы, разнятся. По одной – Владимир повздорил после дежурства с сослуживцами, которые, проломив ему голову гантелью, выкинули его со второго этажа. По другой – это были бывшие зэки. После выписки из больницы Лобов из колонии уволился, пошел работать путейцем на железную дорогу и все чаще стал прикладываться к бутылке.

Они по-прежнему ходили с Мариной по поселку вдвоем: усталая грустная женщина и ее поддатый муж. Постепенно от Лобова отвернулись друзья, потому что в пьяном состоянии он был уже совсем не тем Владимиром, которого все знали раньше.

– Марина несколько раз уезжала к сестрам, но потом возвращалась – говорила, что без нее Володя совсем сгинет, а получилось все наоборот, – говорит другая соседка Лобовых, Людмила Янчук. – Она, может, и раком-то из-за него заболела. Он же всё до копеечки пропивал. Так что, когда у нее болезнь нашли, ни о каком нормальном лечении и речи быть не могло. У них даже на элементарный анальгин денег не было, не говоря уж о каких-то других лекарствах.

По ночам оттуда доносится вой

15 декабря 2010 года Марина вернулась домой из онкоцентра, где проходила очередной курс химиотерапии. А уже через три дня опять пряталась от мужа у соседей. До ее гибели оставались считаные дни.

– Все случилось вечером 9 января, – рассказывает Любовь Бывальцова. – В тот день навестить Марину приходили Федосеевы, с которыми она когда-то дружила. Но ее дома не было – сидела у соседки на первом этаже. Разговаривать с пьяным Лобовым они не стали, ушли. О чем сейчас очень жалеют. Через пять минут после их ухода Марине стало плохо, она упала, от соседки ее на покрывале подняли наверх в квартиру местные мужики. А где-то через час Лобов стал стучаться во все двери, требуя телефон, чтобы вызвать фельдшера, потому что Марина умерла.

По словам соседей, Лобов в тот вечер не говорил, что сам задушил жену. Все открылось только на следующий день, когда труп отвезли в морг на вскрытие. Судмедэксперт установил, что Марина умерла не от болезни, а от удушья. В тот же день в Просвет выехал следователь, которому Владимир и признался, что убил жену, потому что она якобы сама просила об этом, а у него не было сил смотреть, как Марина страдает.

– Сейчас Лобову предъявлено обвинение по статье 105 УК РФ (убийство), – говорит Михаил Панов, руководитель Кетовского межрайонного следственного отдела Следственного комитета РФ по Курганской области. – А сам он находится под подпиской о невыезде, заключать его под стражу мы посчитали нецелесообразным. Во-первых, он инвалид, во-вторых, сразу стал сотрудничать со следствием, и видно, что раскаивается в содеянном. Его слова, что медики ему сказали, будто жене оставалось жить не больше 2 месяцев, мы проверяем. Но даже если все это было и так, то служить смягчающим обстоятельством этот факт не может. Хотя в кодексе в части 1 статьи 61 есть пункт Д (совершение преступления по мотиву сострадания), меру вины и наказание будет определять суд.

Между тем соседи боятся, что полусумасшедший мужчина, находящийся на свободе до суда, решит еще кому-нибудь сделать «эвтаназию». По их словам, по ночам из квартиры Лобовых доносится страшный вой. Убийца зовет жену, которая теперь уже никогда не вернется.

мнение специалиста

Николай Дронов, руководитель межрегиональной общественной организации «Движение против рака»:
Ситуация с паллиативной помощью катастрофическая

– В статье 30 Федерального закона «Об охране здоровья» записано, что каждый гражданин имеет право на облегчение боли, связанной с заболеванием или медицинским вмешательством, доступными способами и средствами. Но на деле ситуация с паллиативной (облегчающей страдания) медициной у нас катастрофическая. Хосписы есть только в очень крупных городах, а процедура выдачи пациентам обезболивающих препаратов настолько сложна, что врачи в отдаленных поселках и городках стараются лишний раз их не выписывать. В итоге раковые больные из медвежьих углов, где на 10 деревень один медпункт, вынуждены умирать в страшных мучениях.

досье

Эвтаназия по-нашему

• История Лобовых – далеко не первый и не единственный случай «эвтаназии» за последние годы. Только в январе этого года похожая трагедия разыгралась в Петрозаводске, где 72-летний пенсионер задушил тяжелобольную жену по ее собственной просьбе. Идет следствие.

• В 2010 году в Курганской области 51-летний житель села Целинное Абай Жаркин задушил свою 56-летнюю сестру, больную раком, после чего сдался милиции. Суд приговорил его к 3,5 годам.

• В 2009 году в Башкортостане Ирина Николаева задушила мужа-инвалида, прикованного к постели. Приговорена к 8 годам лишения свободы.

• В 2004 году в Ростовской области подростки Марта Шкерманова и Кристина Патрина задушили парализованную соседку Наталью Баранникову. Приговорены к 5 и 4,5 годам лишения свободы.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»
22:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у эксперта, как следует поступать с бытовыми электроприборами в ночное время
»
21:06, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить родителям о том, как правильно следует одевать детей в зимний период
»