13:00, 10 Марта 2011 Версия для печати

Убийственный диагноз Зои Космодемьянской

Подвиг Зои Космодемьянской не раз подвергался ревизии. Мужественную девушку-героя, замученную фашистами, объявляли психопаткой-поджигательницей и даже преступницей. Женя Огурцова из популярного сериала «Ранетки» и участница одноименной музыкальной группы – внучатая племянница той самой Зои, которая стала символом несгибаемости советских воинов. Она и ее мама Татьяна Космодемьянская рассказали корреспонденту "Только звезды", в чем заключалась болезнь их бесстрашной родственницы.

Мама бесшабашной рыжеволосой клавишницы Жени Огурцовой из популярной молодежной рок-группы «Ранетки» носит известную фамилию – Космодемьянская. Отец Татьяны Анатольевны – двоюродный брат хрестоматийных героев Великой Отечественной войны – Зои и Александра Космодемьянских. Жили они далеко друг от друга: Толик – в Тамбовской губернии, откуда и пошел род Космодемьянских, а Саша с Зоей – в Москве. Об их гибели он узнал из газет. Для матери героев Любови Тимофеевны тамбовский племянник стал чуть ли не единственным близким человеком.

– При первой же возможности папа вырывался в Москву, чтобы помочь ей, ведь она, потеряв детей, оказалась одна, – рассказывает Татьяна Космодемьянская. – Хотя одинокой назвать ее было нельзя. Над ней шефствовали московские школы, в ее доме частыми гостями были делегации из разных республик Союза. Любови Тимофеевне дали двухкомнатную квартиру в элитном доме на Звездном бульваре. Как мать героев войны она пользовалась многочисленными льготами. Получала продуктовые пайки, раз в год ложилась на обследование в кремлевскую больницу. Она была скромным человеком и старалась ни на кого не перекладывать свои заботы. Папа, приезжая к ней, всегда обнаруживал, что где-то нужно забить гвоздь, починить кран или утюг.

Мать известных на всю страну Зои и Шуры умерла в 1978 году, ей было под 80. Скончалась одна в своей квартире.

– В последние годы она стала очень подозрительной, говорила, что ее дом чуть ли не напичкан прослушками, будто за ней следят – куда ходит, с кем встречается, – говорит Татьяна Космодемьянская. – Только, наверное, зря я это рассказываю, боюсь, все это опять будет неправильно истолковано. Понимаете, ведь мать известных на всю страну Зои и Шуры после их гибели не принадлежала себе…

И действительно. Едва прошла печальная церемония опознания останков девушки, повешенной фашистами в Петрищево, Зою Космодемьянскую решено было сделать символом героизма советских людей, ее подвиг должен был вдохновлять миллионы бойцов Советской армии на самопожертвование. На мать героини возложили идеологическую миссию – ей настойчиво предложили выступать перед воинами, уходящими на фронт, в школах, на фабриках и заводах перед бойцами трудового фронта. Каждое ее слово выверялось работниками идеологических отделов, она не могла позволить себе никаких эмоций, кроме дозволенных.
Давалось ей это нелегко.

– Ведь все дело в том, что она долго не верила в смерть Зои. Когда в 1942 году Любовь Тимофеевну привезли в Петрищево на эксгумацию тела, она не признала в этой девушке свою дочь, – уверяет Татьяна Космодемьянская. – С момента захоронения прошло несколько месяцев, и без того обезображенный труп успел истлеть. В искаженных чертах она не увидела ничего общего с лицом Зои. Кроме того, Зоя до той поры числилась в без вести пропавших. И это  давало матери надежду, что дочка все же жива. Однако, несмотря на отрицательный результат опознания, Любови Тимофеевне все же вскоре сообщили: личность похороненной девушки в селе Петрищево удалось установить в результате допроса свидетелей.

Труп кремировали и провели торжественное перезахоронение на Новодевичьем кладбище. Мать больше не имела права на сомнения. Единственное, что согревало ее душу – сын Саша. Он тоже ушел добровольцем на фронт. До победы оставалось совсем немного. Страшная весть о его гибели пришла в апреле 1945-го. А в июле ему присвоили звание Героя Советского Союза.

– Любовь Тимофеевна как-то в порыве откровенности сказала моему отцу: «А знаешь, Саша не совершил никакого поступка, который можно считать героическим, – рассказывает Татьяна Анатольевна. – В его танк попал снаряд, он выбрался из него, отстреливался, его убили. Он не бегал от пуль. Но это был обычный бой, так погибали миллионы. А ему дали Героя потому, что он – брат легендарной Зои».

 Удобная история получилась: брат и сестра – герои!

Но конечно же об этом она никогда не говорила на лекциях. Став матерью уже двух героев, Любовь Тимофеевна получила важное партийное задание – написать книгу «Повесть о Зое и Шуре». До войны она работала учительницей, теперь же ей пришлось стать общественным деятелем. Ее выбрали членом Комитета  защиты мира, отправили участвовать в работе Всемирного конгресса сторонников мира в Париж, она ездила в составе делегаций в Венгрию, Болгарию, Чехословакию, ГДР и всюду рассказывала о своих детях-героях. Постоянно на людях, под бдительным присмотром спецслужб… Возможно, в конце 70-х она уже и не представляла интереса для идеологической машины. Но ее психика женщины, потерявшей самое дорогое, что может быть у матери – детей, не выдержала…

– Я не хотела об этом говорить, боюсь спекуляций на эту тему, – повторяет Татьяна.

 И ее можно понять, ведь в 90-е годы, когда оголтело принялись развенчивать мифы о хрестоматийных героях войны, в газетах появились «сенсационные» публикации: Зоя Космодемьянская страдала шизофренией! Писали, якобы она и вовсе не герой. Изобрели даже кощунственную версию: дескать, таких, как она, нервнобольных специально подбирали сотрудники НКВД и формировали из них группы диверсантов. Страдающие психическими отклонениями «психи» будто бы совершали безумные поступки, не отдавая себе отчета и не ведая страха – кидались под поезда, обвесившись бомбами, поджигали штаб-квартиры немцев… В доказательство «разоблачители» подвига Зои ссылались на то, что в 1939 году она находилась на освидетельствовании в психиатрической клинике.

– Есть такой диагноз гиперчестность, – рассуждает Татьяна. – К примеру, творится несправедливость, кто-то врет. Один человек скажет: «Ну и фиг с ним!» А она говорила, как думала, и всё – в лицо. Зоя не могла терпеть несправедливости. Теперь это называется психическим заболеванием?

Честные, прямолинейные люди всегда были неудобными. Ведь мать Зои не скрывала – в 8-м классе она, прежде веселая, общительная, вдруг стала замкнутой, молчаливой, стала сторониться одноклассников. Ее предали подружки, и она сильно переживала. Учителя предложили Любови Тимофеевне проверить дочку у врачей. И она отвела ее на обследование в Кащенко.

– Вы же понимаете, какие это были годы – все должны были ходить в одной одежде, говорить одинаковые слова, одинаково реагировать… – продолжает Татьяна. – Если ты не такой, как все,  тебя надо изолировать. Это ведь удобно – представить человека неадекватным,  и нет проблемы, нет конфликта. Да и сейчас такое бывает… Зоя была требовательной к себе, делала все, чтобы ею гордились в семье:  окончила школу на хорошие и отличные отметки, несмотря на то, что в 10-м классе слегла в больницу с менингитом. И для нее не стояло вопроса, что делать, когда началась война. Она записалась добровольцем в разведывательно-диверсионную группу и выполняла задание партии – поджигала дома в деревнях, чтобы в них не могли расквартироваться фашисты. Да, жестокий приказ. Но не исполнить его Зоя не могла. И исполнила ценой собственной жизни.

О смерти Любови Тимофеевны ее племянник узнал из газет.

– Почему так произошло? Почему вам не сообщили сотрудники социальных служб, они ведь знали о вашем существовании?

– Мы тоже недоумевали. Связь с ней мы поддерживали постоянно – каждый день звонить не могли, но все равно звонили часто, – рассказывает Татьяна Анатольевна. – Любовь Тимофеевна не раз предлагала папе переселиться вместе с семьей в Москву, но он отказывался – считал, что не вправе пользоваться привилегиями, которые получали родные погибших героев. К тому же к ней постоянно наведывались сотрудники социальных служб, предлагали, чтобы рядом круглосуточно присутствовала сиделка, но она и мысли такой не допускала. Все делала сама… Мы приехали в Москву, опоздав на похороны. Нам оставалось только поклониться ее могиле. После кладбища поехали на квартиру Любови Тимофеевны. Но в нее нас не впустили.

При этом никаких претензий на жилплощадь Любови Космодемьянской ее родственники не имели. Они в ней не были прописаны и потому просто не имели на нее права. Похоже, причина того, что их проигнорировали, заключалась вовсе не в пресловутом «квартирном вопросе».

В обеих комнатах умершей, всюду, где только можно, лежали, стояли, висели подарки, привезенные в знак любви и благодарности ей как матери героев. Это были и дорогие блюда, вазы, статуэтки, картины, и мягкие игрушки из ваты. Она бережно хранила их все – неважно, из чего они были сделаны: из серебра, золота или соломы.

– Мы поинтересовались, куда вывезли эти подарки. Нам сказали, будто все имущество передано в музей в Петрищево, – продолжает Татьяна. – Кто их передавал и как – неизвестно. Но в Петрищево этих подарков я не видела.

Кто оказался проворным? Это могли быть работники ЖЭКа. Но не исключено, что первыми в дом матери Зои после ее смерти вошли сотрудники КГБ. Может, они и выбрали, что им больше пришлось по вкусу. А остальное свалили на помойку.

В доме Жени из группы «Ранетки» от тех подарков есть лишь небольшой бронзовый бюст Зои Космодемьянской. Она и не помнит, в каком возрасте мама ей рассказала о том, как она погибла. Кажется, о ней она знала всегда.

– Дед не любил разговоров о войне, о Зое, – говорит Женя. – Когда я приставала к нему, он переводил разговор  на другую тему. Потом мама мне объяснила:  он всегда переживал, что так и не успел уйти на фронт. Он родился позже Зои на пять лет.

– Мой отец имел право ездить за границу, лечиться бесплатно в санатории как родственник героев Великой Отечественной войны. Но отказался от всех этих льгот. Считал стыдным пользоваться ими, – говорит Татьяна Анатольевна. – И даже считал себя недостойным быть коммунистом. Потому что думал: коммунисты – самые достойные, самые образованные. А он окончил художественное училище и не смог получить высшее образование. И это тоже  та самая фамильная гиперчестность.

 

Ольга Ходаева.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»
22:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у эксперта, как следует поступать с бытовыми электроприборами в ночное время
»
21:06, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить родителям о том, как правильно следует одевать детей в зимний период
»