00:27, 12 Октября 2010 Версия для печати

Отец Андрея Краско: На дом сына претендует новая аферистка

Несмотря на почтенный возраст, отец всенародно любимого Андрея Краско, Иван Иванович, сегодня очень востребованный актер: съемки в сериалах, гастроли, репетиции новых спектаклей. Однако устав от городской суеты, Краско едет на дачу, чтобы отдохнуть и постолярничать. Актер пригласил нас к себе в гости, и мы не смогли ему отказать.

Дача Ивана Краско находится под Петербургом, в престижном поселке Грузино. Из-за обилия звездных дачников этот поселок местные жители называют артистическим. Рядом с домом Краско высится роскошный особняк главного мушкетера страны Михаила Боярского, а неподалеку находятся дачи сразу двух народных артисток – Нины Ургант и Людмилы Сенчиной.

– Свою дачу я приобрел только в 90-х годах, – рассказывает Иван Иванович, наливая нам ароматный чай. – Сначала построил вот эту деревянную будку, то есть туалет. А стены моего первого временного жилища были сделаны из декораций, которые мне тогда дали в театре. А чему вы удивляетесь? Денег мне брать было неоткуда. Потом настала пора ставить сруб. Я поехал с театром в Гамбург на гастроли, там мы, артисты, сговорились и купили оптом видеомагнитофоны, привезли сюда, я продал свой и на вырученные деньги приобрел стройматериалы. Пойдемте, я вам кое-что покажу.

Иван Иванович ведет нас внутрь дома и приглашает присесть на красивую деревянную лестницу.

– Когда я построил эту лестницу, – говорит Краско, – моя жена Кира Васильевна (сейчас ее нет в живых. – Прим. автора) сказала: «Что вы сделали, Иван Иванович! Теперь придется всю дачу строить под эту лестницу». Кстати, именно здесь, на третьей ступеньке, много лет назад всплакнул Боярин – это я так Мишку Боярского любя называю.

– Вы довели мушкетера до слез? – удивились мы.

– Пришел он ко мне и говорит: «Слух идет, будто ты тут лестницу поставил. Можно посмотреть?» Я пригласил его в дом. Он сел на лестницу, закурил, и я вижу, что у него глаза увлажнились. «Ты чего, сосед?» – спрашиваю его, а он отвечает: «У тебя, Иван, смысл жизни есть, а я все о «капусте»! И как засмеется! А вот еще одна история, связанная с Боярским. Неподалеку от меня живет Нина Ургант. Дома у нее, как у любой женщины, много вазочек и салфеточек. Заходит как-то к ней Боярский и говорит: «Нина Николаевна, как у вас хорошо!», а она ему: «Миша, прямо не знаю, как тебе помочь: давай меняться!»

Вдруг Иван Иванович прерывает рассказ: откуда ни возьмись появляется красивый кот и начинает тереться о ноги хозяина.

– Это наш Тиля, – гладя своего любимца, говорит Краско. – Порода русский голубой. Правда, красавец?

Я часто приезжаю на дачу, чтобы постолярничать. Ох, и люблю я это дело! У меня руки требуют с деревом повозиться. То полочку прилажу в доме, а то вот домик для белочки построили с Федей и Ваней. Правда, белочка пока не приходит. Любимое дело младших сыновей на даче – забивать гвозди. Когда приезжаем сюда, они просят дать им молоток и гвозди и начинают забивать их везде. Я только успеваю их предупреждать: дети, только не в верстак!

– Почему же их сейчас нет на даче?

– Да вот мы печь положим, чтобы тепло и уютно в доме было, тогда и приедут. Они обожают бывать на даче. Вон даже свои любимые ракетки для бадминтона оставили.

Шикарные мужики у меня растут, – улыбается Иван Иванович, возвращаясь на веранду. – Ваня закончил первый класс гимназии, вошел в пятерку отличников. Правда, делает вид, что учебой особо не интересуется, но я-то вижу, что самолюбие у него есть. Это очень хорошо. Но вот минус все же есть – лень. Этим он в Андрюшу моего пошел. Он был тот еще Обломов.

При упоминании имени ушедшего сына голос Краско начинает дрожать. Актер берет себя в руки и, опустив глаза, быстро закуривает.

– Ну, а Федя мой совсем из другого теста: очень артистичный мальчик растет, – справившись с собой, говорит актер. – Он и Ваня играют по очереди сына Сократа у нас в Театре им. Комиссаржевской. Сначала им нравилось бывать в театре, особенно в буфете. А потом Ваня подошел ко мне и говорит: «Папа, я, наверное, больше играть не буду». А Федя, услышав это, сказал такую фразу: «Ваня артистом не будет, это только наше с папой дело».

– Строго воспитываете своих шикарных мужчин?

– Стараюсь научить не ругаться. Говорю: «Если ты этого слова не слышал от меня или от мамы, то его произносить не следует. Оно поганое». Я их очень люблю, но могу и рыкнуть как следует. Особенно если они мне начинают врать. То же самое было и с Андреем. По-моему, хуже вранья ничего нет.

– Вы столько успеваете: в кино снимаетесь, в театре играете, да еще и дачу обустраиваете…

– Это еще что! – улыбается народный артист. – Я еще и студентам помогаю, которые хотят в театральный поступить: могу их прослушать, советы какие-то дать. Кроме того, недавно пробил себе кафедру актерского мастерства в одном из питерских вузов. Очень долго я ждал этого.

– Да вы просто фанатик!

– А как же иначе? Недавно слышал интервью с одним пожилым артистом, который сказал, что ему стыдно выходить на сцену. Я сразу подумал: зачем же ты вообще в профессию пошел? Настоящий артист мечтает умереть на сцене, чтобы быть со зрителем до последнего вздоха. А если у тебя такого желания нет, тогда живи на пенсию, а вернее, доживай свой век.

– На вашу пенсию прожить можно?

– У меня приличная пенсия, но на нее не проживешь, ведь у меня два пацана, а молодая жена Наташа учится на третьем курсе сценарного факультета и пока не работает. Она – мой небесный подарок (10 лет назад, к своему 70-летию, Иван Иванович женился на 20-летней девушке, которая родила ему двоих сыновей!).

– Вам кто-нибудь помогает за мальчишками присматривать?

– Конечно. Не представляю, что бы мы делали без наших бабушек – моей тещи и ее сестры. У нас в театре даже шутка такая появилась, что у Ивана Ивановича две тещи: одна законная, другая гражданская. А сейчас пойдемте-ка обедать: я вас фирменным грибным супом угощу. И не вздумайте отказываться!

На кухне, куда пригласил нас Иван Иванович, смотрели футбольный матч многочисленные друзья артиста.

– Ну что, забили гол? – живо поинтересовался страстный болельщик Краско. – Нет? Эх, жалко!

Прежде чем сесть за стол, артист показывает нам на большой портрет сына Андрея, который висит в центре стены.

– Моя любимая фотография. – С нежностью Иван Иванович проводит рукой по портрету Андрея. – Он здесь такой смешной. Жалко, что не видит он, как его сыновья и дочурка подрастают.

Эх, Андрюша, что же ты…

Не договаривая фразу до конца, Иван Иванович молча целует сына на фотографии и садится.

– Дети у Андрея прекрасные: умные и талантливые, – продолжает актер, закуривая после обеда, сидя в кресле на веранде. – Вот скоро поеду к Ване (старшему внуку) на свадьбу в Польшу. Когда Андрей с Мириам жили вместе, за маленьким Ванькой присматривали мы с женой, Кирой Васильевной. В три года произошла с ним история, которую я до сих пор забыть не могу. Ванечке подарили велосипед. И вот идем мы с ним на прогулку, он едет впереди, а я сзади иду. Вдруг вижу: впереди большая яма. «Ваня, стой!» – кричу ему. Но он меня не услышал и все-таки упал. Я подбегаю, думая: сейчас у ребенка будет истерика, а мой внук отряхнулся, руки поднял и с таким восторгом кричит: «Деда, катастрофа!» Ванька такой же шалопай, как Андрюша в молодости. Он думал, что наши с сыном гены помогут ему стать актером, и решил, не готовясь, с наскока поступать в институт на актерский факультет. Когда же провалился на экзаменах, то позвонил мне и удивленно так сказал: «Деда, меня не приняли». «А ты что думал? – говорю я ему. – Ты даже не готовился к экзаменам и думал, что случится чудо?!» Потом он все-таки взялся за ум и поступил. Пойдемте, надо проверить, как там дела с печью.

Поговорив с рабочими, Иван Иванович садится играть в шахматы с сыном своего друга Федей.

– Я сейчас быстро этому мальчишке шах и мат сделаю, – с улыбкой говорит Краско.

– А с внуком Кириллом часто видитесь?

– К сожалению, очень редко. Ему сейчас 12 лет, он очень умный, но стеснительный мальчик. Живет вместе с мамой в той квартире, где Андрей жил последние годы жизни. Я называю его специалистом по трамваям. Кирюша знает все городские маршруты этого транспорта и очень опечален тем, что убирают трамвайные пути. Ну, что я говорил! Шах и мат!

Радостный актер пожимает руку сопернику и ласково треплет его по волосам.

– Надеюсь, что скоро приедет ко мне моя единственная внучка Алиса, – продолжает Иван Иванович. – Сейчас она живет вместе с мамой в Москве, но любит бывать у меня на даче.

Кстати, Алисочка очень похожа на Андрюшу.

– Вы с такой любовью рассказываете о своей внучке. А сами подумывали о дочке?

– Это вы лучше у жены спросите, – хитро улыбается артист. – Она как-то сказала: «Вот будет Ивану Ивановичу 80 лет, тогда и подумаем». А до юбилея осталось немного времени (23 сентября у Краско день рождения). Недавно я ей говорю: «Дата-то круглая приближается. Ты помнишь, что обещала?» Но она не спешит, боится рожать...

После игры в шахматы Краско показывает нам свой небольшой огород, где растут крыжовник, укроп и лук.

– Мы с женой решили больше ничего не сажать. Сейчас все можно купить. Андрюша очень любил здесь бывать.

– История с дележом наследства Андрея уже закончилась?

– Ну что вы! – вздыхает Краско. – Мне кажется, этому делу нет ни конца ни края. Андрея всю жизнь окружали прекрасные женщины. Вот Света Кузнецова – его последняя любовь – очень порядочная девушка. Но встречаются и аферистки. Недавно приходила ко мне одна дама и стала рассказывать, какая у них с Андреем любовь была и как он у нее пропадал. А я вижу, что она старше сына лет на двадцать. Я говорю: «Красиво рассказываете, но я вам не верю. У нас с сыном со вкусом было все в порядке». Вроде бы она больше не появлялась. Зато продолжается тяжба за дом, который Андрей построил незадолго до… ну, вы поняли.

– Вы же, кажется, хотели дом продать? Вроде бы уже и покупателя нашли…

– Все не так-то просто. Одна из Андрюшиных сожительниц – не знаю, как ее по-другому назвать – Елена Шевченко несколько лет назад заявила, что тоже имеет право на дом. Андрей с ней жил некоторое время.
Она клялась, что якобы много денег вложила в строительство этого дома. Я в это не верю. Вот то, что Андрей мог содержать эту особу – это больше похоже на правду. В суде сказали: раз у вас нет свидетельства о браке, то спор бесполезен. Но она не отступила. Сегодня ее уже нет на свете. Сгорела из-за рака. Но ее дело решили продолжить родственники. Спор, кому достанется дом, идет до сих пор.

Иван Иванович тяжело вздыхает и начинает чертить на столе какие-то буквы, которые вскоре складываются в одно слово: «Андрей».

– Еще одна памятная и дорогая для нас вещь, которая осталась от сына, – это машина. Сейчас на ней ездят родственники. Когда сыночка не стало, остался долг за машину – 18 тысяч долларов. Но за полгода я его выплатил. Спасибо Андрюшиным друзьям – они мне очень помогли. Дай Бог им здоровья!


Светлана Соколова

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:06, 23 Января 2017
Минфин предложил поднять минимальную розничную цену (МРЦ) на водку до 219 руб. за 0,5 литра, узнал Sobesednik.ru
»
11:05, 23 Января 2017
Певица Ольга Орлова собирается распродать свою одежду, узнал Sobesednik.ru
»
10:04, 23 Января 2017
В Воронеже отменяют бесплатные автобусы для льготников, узнал Sobesednik.ru
»