15:56, 14 Сентября 2010 Версия для печати

Шерше л’ом*

У Пети ничего не вышло

Родившаяся в Архангельске Анастасия Смирнова в том, что замуж выйдет в России, не сомневалась ни минуты. «Честная девушка замуж за иностранца не пойдет, уверены у нас», – говорит Ася, шесть лет назад ставшая женой молодого графа-француза.


Девчонкой Ася мечтала о многом, в том числе и о принце на белом коне. Но вокруг не было никого, кто хоть сколько-нибудь подходил под ее мечту.

– Я даже собралась замуж за Петю. Мы учились в одной школе, на дискотеке познакомились, он работал в банке… У нас таких называют надежными: и цветы на восьмое марта не забудет, и шампанское купит – обязательно полусладкое... 

Шло лето 2000 года, когда Ася закончила четвертый курс инфака и двум лучшим студентам предложили месяц жизни в городе-побратиме Архангельска Оулу – изучать диалекты финского. Там на одной из студенческих вечеринок она познакомилась с Седриком, приехавшим проведать друга. После бурного веселья молодой человек вызвался помочь новой знакомой вымыть посуду.

– Он хорошо говорил по-английски, что у французов бывает крайне редко, общих тем оказалось хоть отбавляй – между нами всего два года разницы, и через неделю Седрик приехал уже не к другу, а ко мне.

Когда волшебные выходные закончились, Ася поняла две вещи: больше она с этим красивым мальчиком никогда не увидится, но и за Петю замуж не пойдет. 

– Через год после нашей с Седриком встречи – а я собирала чемоданы, чтобы на шесть месяцев поехать доучивать датский в Данию – раздался звонок. От него. 

Условились встретиться в Копенгагене...

Подружки кричали:  «Дура! уезжай!»

Подруги пытали вернувшуюся из Европы студентку, когда же Седрик позовет ее замуж, Ася отвечала, что ей и без свадьбы хорошо. Она наслаждалась сегодняшним днем и на будущее не загадывала, зная лишь одно – любимый прилетит в Россию весной.

– Он вышел из Ту-134 – бледный-бледный: «Я всю дорогу думал: эти люди запустили в космос первого человека – я должен долететь живым».

Они шли по улице, в мае в Архангельске только сошел снег, небо было настолько равномерно серым, что трудно понять, четыре дня сейчас или ночи, когда Седрик произнес то, чего обычно ждет каждая девушка. Ставшая реальностью сказка закружила голову, как первый бокал вина, но через несколько месяцев молодые поняли: они не представляют, что делать дальше.

– Седрик не мог переехать в Россию, а мои подружки кричали: «Дура, дура! Ты еще думаешь?! Поезжай скорее во Францию и выходи там замуж». А я не хотела. Не то что у меня была шикарная, но все-таки жизнь – с друзьями и работой, а что ждало меня там?
Свекровь, она с другой планетыФранцуз настоял, чтобы девчонка из загадочной страны хотя бы попробовала пожить с ним вместе, и 10 марта 2003 года Ася Смирнова села в самолет во Францию. В первом классе на том рейсе летела домой после питерских концертов Мирей Матье, Асе досталось место рядом с ее гитаристами.

– Дома у Седрика я попросила: ты не мог бы дать мне полотенце, не помню, в каком из чемоданов мое лежит. А он ответил: можешь брать здесь все, это твой дом.

Предложение француз сделал в новогодние праздники, свадьбу назначили на сентябрь.

– Знай я тогда, чем это обернется, ни за что бы не согласилась. Это был кошмар.

– Его родственники надеялись, что у Седрика это пройдет?

– Да. А тут вдруг такая решимость... Мы со свекровью живем на разных планетах. Насколько я люблю свои чувства, как говорят здесь, носить в рукаве, настолько его мама – а она из старой аристократии – так воспитана, что считает моветоном проявлять вообще какие-либо эмоции.

О том, что такое настоящая французская свадьба, Ася узнавала все те восемь месяцев, что длилась подготовка. Мнение невесты никого не интересовало.

– Меня каждый день доводили до состояния нервной тряски, но что я могла сказать? Я училась, денег не было – за все платили его родители. Будущую свекровь волновало, какого цвета сделать буквы на открытке. Она принесла четыре оттенка синего – выбирай. Я посмотрела, а в открыточке, рассылаемой родственникам и знакомым, – уведомление о том, что их внук и сын женится. Но чтобы найти имена главных, казалось бы, героев, пришлось перечитать три раза – в глазах рябило от титулов, а в самом конце меленько – имена жениха и невесты. У них свадьба – светское событие, а не праздник.

Вместо селедки под шубой – фуа-гра, но молодая жена к еде так и не притронулась:  ей нужно было поприветствовать 320 гостей. Весь коктейль между церковью и ужином Ася провела стоя и улыбаясь: подходившие к ней четыре часа подряд люди представлялись, она провожала их, вежливо благодаря. Чувствуя себя Маргаритой на балу у Воланда, Ася мечтала лишь об одном – добраться до стола, отдохнуть и первый раз за день поесть.

– Я искала глазами воду, когда свекровь сказала, что теперь нужно обойти всех, кто расселся по своим местам…

Ася попыталась возмутиться, спросив, почему вообще у нее на свадьбе триста с лишним человек, большую часть которых она не знает, но свекровь только брови вскинула: а на моей свадьбе, милочка, было 700 – и ничего…

«Мы с мужем еще и дочку хотим»

– Я слышал, будто твой муж не только граф, но и праправнук Шарля де Голля.

– Дед мужа был начальником кабинета министров при де Голле и Помпиду. Думаю, отсюда и байка. Но, знаешь, после того, как в Архангельске увидели фотографии с дачи Седрика – небольшой замок XII века, бывшая церковь бенедиктинцев, – там про нас еще и не то придумывают.

Прошло три года, прежде чем Ася, родив первенца Максима, начала находить со свекровью общий язык. А сегодня, когда у нашей соотечественницы только-только появился на свет и младший, Вадим, отношения стали почти ровными.

– Думаю, будет еще лучше, – улыбается Ася, – ведь мы с мужем еще и дочку хотим.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»