00:00, 18 Мая 2010 Версия для печати

Как я ходила в ночное

Мой менеджер-нефтяник

Удивительно, но взяли меня сразу! Первый же агент go-go рискнул репутацией и дал согласие прямо по телефону «попробовать новенькую». Встретился сразу в крутом столичном клубе. И к моему удивлению, агент Дмитрий Староста, под этим псевдонимом его знают в свете, не разочаровался!

– Лицо красивое, грудь шикарная, – честное слово, так и сказал Дима. – Да, рост у тебя низкий, но каблуки всех уравняют. Живот и бедра надо серьезно качать – спрячем их под костюмом. (Задумчиво закуривает.) Накрасим – и вперед!

Как выяснилось, в меня поверил профессионал. Дима в ночном бизнесе уже 12 лет, а еще он первый в России фрик-танцор.
– Я окончил Нефтегаз, но стал менеджером go-go и не жалел: доход по 100–150 тысяч рублей в месяц. В кризис, однако, он упал до 20–30 тысяч рублей. Теперь я не прочь, если кто-то возьмет меня в нефтянку, – смеется он.

Староста сводит девушек с хозяевами увеселительных заведений, за что берет с них от 3 до 30%. Выше гонорар – ниже комиссия, так что сразу не разбогатеешь. Правда, часто его артисты зарабатывают по-крупному. Как-то им довелось развлекать одного федерального министра прямо в самолете, пока тот летел из Москвы в Новосибирск. А однажды они зажигали на корпоративе банка ВТБ24 на подмосковном водохранилище. После шоу, вспоминает Дима, уборщики целый день просеивали песок, чтобы на пляже не осталось ни одной булавки. И те, и другие заказчики за пару часов работы выложили полудюжине артистов 200 тысяч рублей. С самыми востребованными талантами мне и довелось провести ночь в одной гримерке.

Женщина-вамп

К двум часам в комнатку в 9 кв. м набилось 11 человек. Шесть девчонок go-go, три фрика, один немецкий диджей и один скрипач Александр Антонов, 20 лет играющий у Андрея Макаревича. Два заваленных вещами дивана, пять зеркал. Накурено так, что кружится голова, но если откроешь дверь, по ушам бьет музыка. Переодеваемся все вместе.

Фрики натягивают на загорелые тела странные одеяния. Один – с петушиной гривой в волосах и красным хвостом спереди, между ног. Другой похож на Медузу Горгону, но величает себя кибердивой. Мой Дима надел белые штаны и футболку, обмазал голову белой аквакраской и обернулся мимом.

Девчонки – все красавицы и умницы. Свете Ястребовой 26 лет, у нее три высших образования. Яне Бианке  22 года, она еще ди­джей, промоутер, хореограф-постановщик. Девчонки помогают мне поскорее раздеться. Заметив мое смущение, один из фриков угощает меня виски, привычный подарок от клуба.

– Да не боись, наркотики тебе туда не подмешали, они знаешь какие дорогие! – Он перечисляет расценки, и я понимаю, что точно не подмешает. – И насиловать не будем, даже если захочешь: мы геи. Хотя для go-go хоть какой секс за счастье, личная жизнь у них не складывается.

– Разве клиенты вам ничего не предлагают? – интересуюсь у Светы и Яны.
– Бесплатно редко. И платно редко. Главное – помни: если тебе за него заплатят и кто-то узнает, говори, что твой менеджер тут ни при чем, а то его посадят за сутенерство. – девушки натягивают на меня платье в виде рыбьей чешуи.

Оно едва прикрывает мне попу – с моей комплекцией в купальнике нельзя. Зато надели его задом наперед, чтобы подчеркнуть грудь. Для пущей выразительности мажу ее детским маслом, а затем фрики сыплют пригоршню серебряных блесток: их для экономии закупают коробками на фабрике елочных игрушек. Из волос мне соорудили полуирокез, ресницы три раза подвели тушью: накладные закончились, брови прочертили тоже тушью, губы намазали алой помадой. Девицу, что смотрела на меня в зеркале, ребята нарекли Леной Вамп. В довершение образа на шею нацепили железный ошейник-хлыст, талию затянули в такой же пояс. И если ее чуть сузить удалось, то с увеличением роста вышла промашка. Встать с непривычки на 15-сантиметровые шпильки для меня – все равно что первый раз на коньки. Осталась в родных балетках.

– Хороша! – оценил меня Староста и печально добавил: – Эх, Лена Вамп, уж прости, поставлю тебя не в центр, а на боковой сцене, рядом с немецким диджеем. И… клуб тебе не заплатит.
Вывод: у полных девушек шанс есть, но с краю и для начала безвозмездно.
– И учти, консумацией заниматься не будешь, – строго пре­дупредил Дима.
– Конечно, не буду, – обрадовалась я. – Меня же потом замуж не возьмут.
– Глупая, так развод посетителей на напитки называется, – честно объяснил он, и я выпорхнула на сцену.

Главное – душа

Однако шоу я собой украсила! Ну, как смогла. Бедняжки go-go робко пританцовывали на небольших и высоких тумбах, вцепившись в шест, чтобы не оступиться – здесь часто доходило до падений, переломов и сотрясений мозга. Я же, отпущенная на широкий помост, смело показывала, что как ни крутись, а и «нестандартные» дивчины вызывают у мужчин желание решать демографические проблемы страны. Важна не фигура или рост, а… душевность. Ради нее я даже свой железный хлыст обматывала вокруг пальца и прикусывала, чуть зубы не сломала…

 Пока, оглушенная колонками, надышавшаяся куревом, я выделывала все эти манящие покачивания, приседания, прогибы, мужчины смотрели на меня… В общем, смотрели! В отличие от худеньких go-go, им было что поразглядывать. Они бросали томные взгляды, причмокивали губами и отчаянно показывали что-то руками.

Увы, через положенные 15 минут менеджер меня сменил. Пока фрики отдирали с меня блестки скотчем, девчонки отработали еще два выхода.

– Не расстраивайся, что зажигала мало и бесплатно. Получаем мы немного, – утешала в гримерке пришедшая мне на смену 27-летняя Марта Крофф, по совместительству фитнес-тренер и психолог. – За три выступления по четверть часа дают 1500 рублей. Иногда в трусы и сапоги суют купюры, от 10 рублей до 100 долларов. Но вычти отсюда расходы на наряды, косметику и такси – ночью по-другому до места не доедешь.

До кризиса девчонкам за те же 45 минут платили по 2–5 тысяч рублей, и в былые времена они успевали объехать с полуночи до утра по пять клубов. Теперь шоу-программу сократили до двух часов и проводят только в уикенд. Вот и приходится как-то крутиться.
И очень жаль, отметила я, уже отоспавшись дома, что им всем не везет с мужчинами. Ведь помимо того, что они эффектные дамы, должны быть еще и домовитые: россыпь блесток с костюмов, а потом простыней и наволочек они отстирывают раз по пять и волей-неволей становятся хорошими хозяйками.




Новости Партнеров

Новое на сайте

00:01, 29 Августа 2016
Обозреватель Sobesednik.ru о недоверии россиян к выборам и мерах власти по упреждению протестов
»
20:07, 28 Августа 2016
Певица рассказала в интервью Sobesednik.ru, почему не хочет, чтобы дочь стала артисткой
»
18:26, 28 Августа 2016
Текст «Российской газеты» о прогулке мэра Москвы Сергея Собянина по городу вызвал споры скорее стилистического толка
»