00:00, 19 Июля 2011 Версия для печати

Нужны ли России русские?

Уже восемь лет русская семья пытается получить российское гражданство. Чиновники его не дают, они лишь требуют справки и выписывают штрафы. А теперь грозят забрать и троих детей из семьи Борисенко.

От границы за границу

Марина и Василий познакомились в приграничном узбекском городке. Именно через Термез когда-то выводили наши войска из Афганистана. Марина закончила здесь школу и работала швеей. А Василий защищал свою вторую родину. Служил в спецназе при МВД Узбекистана, мотался в боевые командировки в пограничные горы, пресекал наркотрафик, торговлю людьми и оружием.

В семье Борисенко подрастал старший сын, Марина готовилась родить дочку, и афгано-узбекская граница показалась ей не лучшим местом для детей.

– Меня мама привезла в Узбекистан, – объясняет Марина. – Там было неплохо, мама была на хорошей работе. Муж тоже, ему нравилось военное дело. Хотя средняя зарплата там от 30 до 100 долларов, но мы не бедствовали. Не ощущали и особой дискриминации от местных. Но мне там было сложно найти работу. А главное, наркоты в этом городке всегда было много. Многие друзья умирали, кто-то просто опускался. Я боялась за своих детей, и в 2003-м мы решили уехать в Россию.

Тогда они еще не ждали подвохов от Родины. Оба чистые русские, Марина и родилась в России. К тому же у Василия были родственники в Дзержинске Нижегородской области. Брат и тетя уже давно звали их к себе, обещали помочь с жильем и работой.

Паспортная гонка

По приезде они действительно сняли недорогую квартиру, но на этом удача и закончилась. Бывший спецназовец с уникальным боевым опытом тут же стал нелегалом-гастарбайтером.

– Через три месяца по приезде у нас родилась дочь, я работать не могла, – рассказывает Марина. – Оказалось, что и на оформление документов нужны немалые деньги. Муж устроился пока на неофициальную работу охранником и параллельно начал делать РВП.

РВП – это разрешение на временное проживание. Обошлось оно в среднем в 5000 рублей, включая платный медосмотр, госпошлину, перевод паспорта. Через год Василию можно было уже подавать на гражданство. Но как раз накануне у него истек срок узбекского паспорта. По тамошним законам документ меняют в 25 лет. Кое-как семья собрала деньги на поездку в Узбекистан.

– Но мне заявили: раз живешь в России, там и меняй – в нашем московском посольстве, – рассказывает Василий. – А в Москве продлевают только на 5 лет, то есть к 30 годам мне опять туда мотаться. Я попытался еще раз через Узбекистан подключить знакомых, связи. Но в итоге меня опять послали. Пригрозили, что, если сейчас же не уеду, вообще не выпустят, мол, и тут будете никто, и туда не вернетесь.

У Марины все эти годы был свой «роман» с бюрократией. Едва оклемавшись от переезда и родов, она тоже начала делать документы. Но и ее подвел паспорт.

– В ФМС мне объявили, что документ недействителен, – вспоминает Марина. – Поскольку по свидетельству о браке я взяла фамилию мужа, а в паспорте так и осталась девичья.

Ей тоже нужно было менять узбекский паспорт, чтобы получить российский. Марина поехала в то самое узбекское посольство, куда посылали Василия.

– Меня туда вызывали трижды с разными придирками, – рассказывает Марина. – В последний раз – чтобы я заплатила штраф за каждый год, что проходила с неправильным паспортом. Я заплатила, отстояла очередь, помнится, я там была 332-й, а они перед носом закрывают окошко – рабочий день окончен. Пока ехала назад в поезде, думала только о том, чтоб на глазах у всех не расплакаться.

Деньги Марина отдала, а новых документов от посольства так и не увидела. В итоге она съездила в Узбекистан и там поменяла свидетельство о браке.

Генофонды –  в детдома

В такие «бюрократические отпуска» супруги Борисенко ездили где-то раз в два года. Чаще не могли себе позволить. Потому только недавно Марина получила РВП, а Василий и восемь лет спустя находится на Родине без документов. Дети Борисенко имеют только свидетельства о рождении. Старший Никита, ему 14, родился в Узбекистане и до сих пор считается гражданином бывшей союзной республики. Дочь Настя, хоть и появилась на свет в России, тоже никаких прав не имеет. А шесть месяцев назад у Борисенко родился третий ребенок.
– Вовочку мы не планировали, но не отказываться же от него, – говорит Марина. – А теперь без документов мы ему не можем даже детское питание оформить. Медицинских полисов ни у кого из детей тоже нет.

Чтобы оформить документы, нужно где-то по 12 тысяч рублей на каждого ребенка. А это больше, чем месячный доход семьи. Василий получает 11.200 рублей. Марина до рождения младшего сына работала в детском саду с зарплатой в 4000. Как семья из пятерых человек живет на 15 тысяч рублей да еще «путешествует» – загадка.

Но в итоге впервые за восемь лет Борисенко решили обратиться к чиновникам за помощью. В январе Марина написала мэру Дзержинска и через три месяца удостоилась личной встречи. Мэр сдал ее соцработникам. Те помогли оформить адресную помощь – 700 рублей на троих детей, а заодно поставили семью на учет как неблагополучную. А это значит, что в любой момент у Борисенко могут забрать детей.

– Это обычная практика. Считается, что раз вам трудно, давайте мы детей заберем, а как полегчает, вернем. – Глава местного отделения движения «В защиту детства» Сергей Пчелинцев недавно подключился к проблемам семьи. – Ведь документов у них нет, а значит, нет жилья, нет нормальной работы. А наше государство всегда готово «подсобить» – отправить ребят в детский дом. Хотя на самом деле, если бы всё обходилось без волокиты, временную регистрацию в ФМС им можно было сделать за две недели. А обладминистрация могла бы выделить им квартиру по договору соцнайма – резервы у них есть. Но государство не сделало ни одного шага, чтобы помочь семье. 

Обоих младших детей Марина могла бы сразу после рождения без всяких проблем поставить на миграционный учет. Но ей о такой возможности чиновники не сообщили.

– Теперь с меня хотят штраф взять за непостановку на учет, – опять жалуется Марина. – Причем говорят, что если у меня больше двух штрафов, то иммиграция и вид на жительство (ПМЖ) в Европе не дадут. В общем, иногда думаешь, что так бомжом тут и умрешь. Мы знали, что Россия не любит слабых. Хотя и слабыми себя до этого не считали.

Василий от таких разговоров уходит – на вторую работу, шабашить на стройках или отсыпаться от двух смен. Ему кажется, что настоящие узбеки-нелегалы в России приживаются проще, чем он, русский, многодетный отец. Бывший снайпер побеждал боевиков в горах, а теперь проигрывает незримый бой с бюрократией, которая на каждом углу кричит, как надо пополнять генофонд и рожать побольше. А если что, государство поможет – распределит генофонды по детдомам. Но Василий Борисенко, многодетный спецназовец, уверяет, что своих детей просто так не отдаст…

прямая речь

Владимир Окмянский, начальник отдела аппарата  уполномоченного по правам человека в Нижегородской области:

– Мы сейчас стараемся помочь этой семье. Например, походатайствовать перед ФМС, чтоб не брали штрафы за непостановку детей на учет. На самом деле там вообще могли закрыть глаза на проблемы Марины с паспортом. Без этих придирок у них бы пошло быстрее. Конечно, в чем-то и они сами виноваты – что-то не оформили вовремя, где-то не знали. Но у нас и законодательство сложное, к тому же и поменялось в 2002 году очень резко.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»
13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»