00:00, 29 Июля 2011 Версия для печати

Как я работала девушкой на ринге

Наш репортер поработала девушкой в купальнике, которая объявляет на ринге раунды, была замечена там известным актером Стивеном Сигалом и получила от него приглашение поехать в Америку.

Лишние руки и ноги нужны?

Во время боксерского поединка зрители смотрят не только на потных спортсменов. Не меньше внимания привлекают девушки в откровенных нарядах, выходящие на ринг с номером раунда. Я твердо решила стать одной из ring card girls – так официально называются эти девушки.

И выпало мне счастье – в подмосковном «Крокус-Сити» устраивали какой-то невероятный турнир с не совсем этичным названием «Битва под Москвой-4»: десять самых разных единоборств – микс-файт, кикбоксинг, боевое самбо и что-то еще. Ничего я в них не понимала, одно от другого отличить не могла, но уловила из программы главное: будут драться 18 (!) боксеров – судя по фото, симпатичных и молодых. Девушкам предстояло объявлять их раунды каждые пять минут, с 8 вечера до часа ночи. Лишние руки и ноги организаторам действительно были нужны, поэтому они на удивление сразу согласились взять меня в напарницы к профессионалкам этого дела.

– Среди почетных гостей битвы будут Михаил Пореченков и Гарик Мартиросян, – пообещала мне Яна Черненко из оргкомитета турнира.

– А из неженатых? – скрывая волнение, перебила я.

– Сергей Зверев подойдет? Должны заехать Александр Овечкин – про хоккей сможешь разговор поддержать? И Стивен Сигал! Английский знаешь? Тогда не теряйся. Девочки с карточками сидят с гостями в одной вип-зоне. Держись спокойно, если они вдруг с тобой решат пообщаться, – дала мне последние указания Яна, после чего я пошла переодеваться в гримерку.

Высоким по 5 тысяч, остальным – аплодисменты

Там уже было восемь девчонок. Пять из них мне сразу понравились, поскольку были одного со мной роста (на их фоне я смотрелась вполне себе), а три – на две головы выше. С табличками на ринге появляются самые длинноногие, а остальные показывают хореографический номер перед первым боем. Причем те, кто выносит таблички, получают 5 тысяч рублей за вечер, а танцовщицы – только аплодисменты, такая тут социальная несправедливость. Меня, несмотря на рост, записали все-таки в ринг-кард-герлз, но гонорар мне светил такой же, как за танец, то есть только аплодисменты.

– О нет! В трусах я на ринг не выйду! Мы так не договаривались! – неожиданно завопила моя коллега на сегодня – прекрасная шатенка Лиля.

– Просто одна из нас забыла шорты, – объяснила мне другая напарница Алёна, – а мы несколько раз переодеваемся, нужно выглядеть одинаково – поэтому на один из выходов все будем только в стрингах!
Меня, в отличие от Лили, такая перспектива совсем не расстроила, но Алёна объяснила, что всё бы ничего, если бы не пронырливые фотографы – когда девушки пролезают через веревки на ринг, те щелкают снизу их тело, защищенное лишь полосочкой ткани. А там не самое фотогеничное для съемок место. Поэтому на выданный черный купальник мне пришлось натянуть синие шортики. В остальном же девчонки помогают друг другу выглядеть как можно сексуальнее – мы минут десять растираем друг друга маслом для автозагара… Любой мужчина мечтал бы оказаться сейчас в нашей гримерке, хотела пошутить я и заметила, что один таки оказался. Какой-то парень в углу не отводил глаз от наших приготовлений.

– Это наш охранник, – познакомила нас Алёна. – Без него сюда сбегутся с десяток посторонних мужчин. Так уже бывало.

Да что там репетировать?

По неопытности, уже переодевшись, я сообразила, что перерывов в шоу почти не будет и все нужно успеть до его начала. А туалет оказался на другом конце гигантского «Крокус-Сити» – так нежданно состоялся мой первый выход на публику в одних каблуках и купальнике. Проводить меня в дамскую комнату вызвались сразу трое мужчин.

– А что, репетиций не будет? – Вернувшись, замечаю, что девчонки собираются за кулисы.

– Да что там репетировать, берешь в руки табличку и проводишь вот так, а бедрами покачиваешь так, – выразительно показывает красотка Алёна.

– А я видела, что девочки еще вот так и так наклоняются, – немного стесняясь, показываю я.

– Это ты, наверное, на бое Рой Джонс – Денис Лебедев была? Я тоже видела. Но там больше шоу, и девчонок набирали с эротического канала «Русская ночь». А у нас нужно быть сдержаннее. Нам так делать запрещают, – говорит она и подчеркивает, что девчонки тут серьезные, вот она, например, учится на третьем курсе Московского университета геодезии и картографии.

– А родители как к твоим подработкам относятся?

– Они меня во всем поддерживают, мама вообще сегодня на турнир пришла. Говорит, иди знакомься с Сигалом – вдруг он тебя в Америку увезет с собой, а я отвечаю, что мне еще универ окончить нужно, – смеется Алёна.

А вот мне совет Алёниной мамы очень даже понравился… Правда, пока не до Стивена. До выхода к красному углу ринга, где мы будем сидеть весь вечер, приходится пока толпиться за сценой. Тут страшно и занятно. Страшно от кромешной тьмы и от того, что прямо рядом с нами зажигают факелы, с которыми будут танцевать девочки перед началом боев. А занятно потому, что мы тут разминаемся – потягиваемся, приседаем, делаем наклоны и махи – вместе с боксерами. Двое из них – чемпион Евразии по версии Fight
Nights Шамиль Завуров и чемпион Азии по боевому самбо Жаныбек Аматов – фотографируются со мной на память.

– Только, девушка, вот тут и тут боксеров не трогайте, у них там вся сила сосредоточена, – предупреждает меня тренер перед фото и показывает на грудь и голову. – За все остальное держаться можно.
Но все остальное у них надежно спрятано под бандажом.

«Приезжайте к нам в Америку!»

Наконец за нами приходит волонтер Стас и отводит к красному углу ринга. Благодаря ему подниматься на ринг на высоких каблуках совсем не опасно. Он приподнимает веревки, подает таблички и руку на спуске.

– Все просто! – подбадривает меня Алёна после своего выхода. – Самое неприятное – это улыбаться, когда видишь, что у тебя под ногами разлита кровь после раунда. Но ее сегодня совсем чуть-чуть.

После ее замечания я так и не решилась выйти на ринг – помогала Стасу подавать девчонкам таблички и украшала собой красный угол. Время от времени нас выводили оттуда за кулисы – покормить бутербродами и переодеться. Работка оказалась не такой уж простой, как выглядит со стороны, – вскоре от беспрестанного подавания тяжелых табличек и стояния на каблуках у меня заболели и ноги, и руки, и я отправилась бродить среди вип-столиков. К счастью, мне этого никто не запретил.

Вип-гостям, правда, и без меня хорошо. Их столики уставлены коньяками, шампанским, винами, ассорти рыбы, мяса, колбас. Даже сыр им подали с чашечкой меда. Это сейчас модно – сыр в мед макать. Поэтому я и не удивилась, что при таких закусках Стивен Сигал не обратил на меня никакого внимания. Пришлось брать инициативу в свои руки.

– Привет, Стивен! Вам нравится Москва? – спросила я его по-английски.

– О, Москва, да! Я люблю Москву, – решил не оригинальничать знаменитый актер и обладатель седьмого дана по групповым и индивидуальным занятиям айкидо в Минске.

– А как вам турнир, как девушки? – продолжила я диалог.

– О, все супер! У вас отлично получается, – слукавил актер. А что ответить девушке, которую он видел только внизу, в качестве подающей? – Приезжайте к нам в Америку, нам нужны такие девушки!

– Ого! – сразу согласилась я. – А куда именно?

– В Голливуд, разумеется, – улыбнулся Стивен и пригубил вино. Видимо, за здоровье всех ринг-кард-герлз.
Пока я кадрила Стивена, пришла неприятная весть: самолет Александра Овечкина задержался из-за непогоды в аэропорту Колорадо, и он никак не успевает прилететь на наш турнир. Вот такие у них в Америке погоды. Не полечу я, пожалуй, пока в Голливуд.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»