00:00, 17 Мая 2011 Версия для печати

День Победы над фронтовиком

«Собеседник» встретился с ветераном Василием Засориным, который отослал свои боевые награды в Белый дом Владимиру Путину – в знак протеста против равнодушия чиновников.

«Родина стала мачехой»

Угловой домик с цветущей вишней в палисаднике и со старой проржавевшей вывеской из прошлой эпохи «Улица Советская». На пороге появляется дочь ветерана Галина Васильевна и заслоняет вход собой, как живым щитом.

– Деду вчера два раза скорую вызывали, сегодня он на уколах фенозепама (сильное успокоительное средство. – Ред.), его нельзя волновать…

– А газета какая? – спросила подошедшая соседка. – «Собеседник»? Галь, запускай, хорошая газета, правдивая…

Дом ветерана Засорина в деревне Елань-Колено Воронежской области стал центром всеобщего внимания. Соседи заходят к Засорину выразить поддержку, однополчане шлют эсэмэски: «Молодец, мы с тобой, старый черт!»

А накануне в домике почти весь день топталась официальная делегация – заместитель губернатора, депутат Госдумы и еще целый выводок бюрократов примчался к ветерану Великой Отечественной войны, чьи проблемы они два последних года в упор не замечали. Засуетились серые пиджаки, только когда беспомощный дед с двумя клюшками пошел на последнюю меру – собрал свои 2 ордена и 15 медалей в коробочку (орден Красной Звезды, орден Отечественной войны, медаль «За отвагу» и другие), доковылял до местной почты, вывел адрес, который подсказали тетушки в почтовом отделении: «Варшавское шоссе (почему-то. – Ред.), премьер-министру Владимиру Путину». В сопроводительном листке ветеран был по-военному краток: «От безысходности в канун Дня Победы я, инвалид Великой Отечественной войны Засорин Василий Иосифович, возвращаю свои боевые награды Родине, которая в лице «слуг народа» стала мне мачехой».

Посылка с орденами и медалями сработала: Владимир Путин позвонил воронежскому губернатору Алексею Гордееву, а дальше задрожала вся вертикаль власти – по нисходящей.

Завещание на Путина

Вхожу в комнату. Василий Засорин сидит у окна своего дома, рядом телефон и документы: военный билет, фронтовая фотография, рентген осколка, который со времен войны сидит в шее ветерана. Это уже выстроенная «оборона» против тех, кто подозревает семью фронтовика в корысти.

– Говорят, у него не было ранения! – всплескивает руками Галина Васильевна. – Или что квартира нужна детям и внукам. Напишите: если нам дадут квартиру, дед завещает ее Путину. Нам ничего не надо, лишь бы человек дожил в нормальных условиях. А он как никто это заслужил: с 1942 по 1945 год на фронте, дошел до Берлина, был ранен, награжден, но вернулся живым и даже с «богатством» – побежденная Германия выделила солдату 10 кг муки и сахара. Своя родина оказалась не столь щедрой… Вот сидим и думаем: за кого он кровь проливал – чтобы Абрамович и компания хорошо жили?

Накануне Дня Победы-2011 Василий Засорин не пустил на порог работников местной администрации, которые пришли поздравить ветерана.

– Я вас не пущу, вы – предатели, – перешел бывший минометчик на язык военного времени.

На полке фронтовика пылятся «подарки ко Дню Победы» – жестяная кружка и наручные часы, стрелок которых ветеран все равно не видит из-за слепоты.

– В прошлые годы ветеранам выделяли к празднику по 100 рублей, да еще заставляли пойти и расписаться в получении. Одну старенькую бабушку так допекли звонками, что она взяла такси, приехала, получила 100 рублей, расписалась, заплатила деньги таксисту и вернулась домой с пустыми руками, – рассказывает курьез Галина Васильевна. – Но в этот раз разносили ветеранам по 1000 рублей – расщедрились после скандала…
Дед хорохорился весь день, а ночью дочь услышала, как он тихонько плачет. «Пойдем, – говорит, – завтра на почту, пусть забирают награды. Раз я не нужен, то и мне ордена и медали не нужны!»

– Меня спросили на почте: бандероль ценная? Я говорю: бесценная. Они сказали: надо обязательно указать сумму. Я говорю: ну, напишите 1000 рублей, – рассказал Василий Иосифович.

Ордена и медали – самое дорогое, что было у старика. Дом без газа, водопровода, канализации, с туалетом на улице назвать нормальным жильем поворачивается язык только у местных чинуш. В доме Засорина скопилась целая папка ответов со всех уровней, вплоть до администрации президента: «Правовых оснований для выделения жилья нет».

– Они упирают на то, что у деда «большая» площадь – 45 метров и дом в хорошем состоянии, а что нет нормальных условий для жизни, они в расчет не принимают, – вздыхает Галина Васильевна. – Мы два года бились – и все бесполезно. Обратили внимание, только когда мы пошли на крайние меры – отправили ордена в Белый дом.

Слишком большой дом

«Путин взял под свой контроль дело ветерана Засорина», – громко сообщили информагентства. Власти явно опасаются, что Василий Засорин создаст прецедент и политые кровью ордена и медали поедут в Москву из разных регионов.

– Много шума, а в результате – что? – спрашиваю у Засориных.

– Результат – тот же. Нам предлагают сделать капитальный ремонт, благоустройство территории, снять крышу, поставить новую, – рассказывают дед и дочь.

Для 87-летнего ветерана капремонт сейчас – как маленькая война. Переживет ли?

– Я не думал, что такой результат будет, – недоуменно пожимает плечами старик.

Доезжаю до поселковой администрации: в селе судачат, что местного главу, как самого мелкого начальника, скоро сделают крайним, показательно снимут с должности и передадут наверх: меры приняты, Владимир Владимирович, можете снимать дело со своего контроля. Вопреки ожиданиям глава сельсовета Александр Берегович от прессы не прячется и готов отвечать на вопросы. А в его кабинете уже трудится следователь областного Следственного комитета – тоже по душу ветерана.

– Я собрал жилкомиссию, чтобы сделать заключение по состоянию жилого дома Засорина, – рассказал мне Берегович. – Но сделал это не по письменному, а по устному обращению ветерана. А это нарушение Жилищного кодекса. Теперь меня накажут. Хотели помочь ветерану, но закон говорит четко: давать квартиры только тем ветеранам, у которых площадь меньше 11 метров, либо износ жилья составляет больше 65%.

Получается, если ветеран Засорин не живет в коробке из-под холодильника и его дом не аварийный, ему внимание властей не светит.

…Уже перед отъездом я узнала, что из районной администрации ветерана попросили сделать возврат ценной бандероли, с которой и начался весь скандал. Мол, не будет бандероли – не будет проблемы. И тогда все смогут зажить по-прежнему, каждый на своем месте: дед – в своем угловом домике без удобств, а чиновники – в коттеджах за каменными заборами.

еще был случай

«Собеседник» (№10, 2011 г.) уже писал о другом ветеране, который оказался в аналогичной ситуации. 89-летний Михаил Вишнев ютится в доме без удобств в маленькой деревне Ульяновской области. У ветерана войны онкологическое заболевание, но онколога нет ни в деревне, ни в райцентре, а в Ульяновск не наездишься. Тем не менее за два года переписки, а потом и судебной тяжбы с чиновниками Вишнев так и не смог ничего доказать и по-прежнему вынужден доживать в доме без элементарных удобств.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:32, 08 Декабря 2016
Интернет-магазин комбината питания Кремля еще не открыт, но самовывоз уже заработал. Ассортимент изучил Sobesednik.ru
»
16:59, 08 Декабря 2016
Купили квартиру, где живут наниматели? Выселить их досрочно выйдет едва ли, рассказал Sobesednik.ru эксперт
»
16:29, 08 Декабря 2016
Защитник тюменского блогера, обвиняемого в оправдании сирийских террористов, рассказал Sobesednik.ru о ходе дела
»