16:25, 18 Января 2014 Версия для печати

Во что новые ограничения в Интернете превратят Россию

Госдума рассматривает законопроект, вводящий несколько новых ограничений в российском Интернете. Информация о каждом комментаторе любой веб-страницы, где пользователи могут оставлять отклики, будет храниться в течение полугода и предоставляться спецслужбам по первому требованию.

Интернет у российского государства всегда был под подозрением, в некоторой обоснованным — как среда более свободная. В Сеть у нас пока ещё по паспорту не ходят, и там до известных пределов процветает вольница. Не всегда её результаты имеют важное значение — хватает и троллинга, и «приколов», и картинок с котиками, и прочей чепухи. Однако Сеть — среда не только более свободная, но и (наверное, в силу этой самой раскованности) более активная. Массовые протесты 2011-2012 годов координировались в Интернете; заслугой пользователей Рунета во многом являются оперативная помощь затопленному Крымску и другие благотворительные проекты. Словом, «сетяне» — люди деятельные, не привыкшие жаловаться на внешние обстоятельства. Опять-таки, есть, конечно, и другие, но поскольку их деятельность сетевым трёпом и ограничивается, мы сбрасываем таких людей со счетов.

Если к борьбе с сетевыми педофилами, самоубийцами, наркоманами и пиратами россияне относились в основном с пониманием, то возникавшие порой инициативы давать тюремные сроки за сетевую клевету на власть имущих (в которую легко может превратиться любая не самая сдержанная критика властей) одобрения не встречали. Новый закон, впрочем, «антитеррористический», а потому должен пройти на ура, потому что под этим соусом одобряется всё что угодно. Слишком велик в обществе страх, усугубляемый почти полным отсутствием информации. Ещё в таких случаях обычно у законодателей наготове убедительные ссылки на западный опыт. Отметим, правда, что такие аргументы «для внутреннего употребления» российская власть беззастенчиво сочетает со справедливой критикой этого самого зарубежного опыта, разоблачённого Эдвардом Сноуденом, на международной арене.

Главный вопрос сейчас — как отреагирует Рунет на предлагаемые изменения. Опыт показывает, что на все предыдущие попытки привести их к единому знаменателю пользователи Интернета реагировали довольно вяло. Дело, возможно, в том, что Всемирная паутина — среда виртуальная, и любые препоны, возникающие в ней, тоже кажутся виртуальными. Возникает обманчивое ощущение, что эти рогатки всегда можно будет обойти и что поэтому нет никакой необходимости бить набат. Ощущение это обманчивое: информацию о пользователях будут хранить и требовать уж наверняка не затем, чтобы их виртуально забанить в Сети.

Чем заканчивается для любой виртуальной реальности — пусть даже такой, казалось бы, устоявшейся, как Интернет — столкновение с суровой действительностью, известно: крушением. Другой вопрос, что манера успокаивать себя тем, что именно тебя не тронут, в ходу не в Рунете, а в России вообще. Именно в России, как уже писал по другому поводу «Собеседник.ру», люди гордятся тем, что выживают вопреки — и не в последнюю очередь вопреки власти, всё ещё весьма далёкой от демократии и от заботы о благе народа. Это происходит не в Сети, это происходит в жизни. Но коль скоро мы выдали обитателям Интернета кредит доверия, назвав их деятельными и активными, будем надеяться, что и в том, как нужно защищать своё право на свободу слова и тайну личной жизни, они наконец подадут пример всем остальным россиянам.

Читайте также:

"Крестный отец" Мировой паутины Винтон Серф: Интернет, как человеческий мозг, использует свои возможности лишь на 5–10%

Сотрудники ФСО рассказали, зачем они создадут базу оппозиционно настроенных блогеров

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:23, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru провел день в одной из воинских частей дивизии в Чебаркуле и посмотрел, как живут солдаты
»
13:02, 03 Декабря 2016
Два владимирских роддома и местный дом ребенка получили неожиданное наследство, узнал Sobesednik.ru
»
11:08, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru спросил Александра Тихонова, чего ждать РФ от женской гонки на Кубке мира по биатлону
»