10:25, 15 Января 2014 Версия для печати

Как "Шерлок Холмс" и очередь к Дарам волхвов помогут россиянам найти своё место в жизни

Первые дни нового года запомнились кому-то многокилометровой очередью к Дарам волхвов, а кому-то премьерой на российском ТВ модного сериала по мотивам произведений Конан Дойля. У этих двух событий есть кое-что общее.

Иногда можно слышать, что нынешняя Россия как бы состоит из двух стран — из «России айфона» и «России шансона», друг с другом не пересекающихся и знакомых между собой хорошо если не понаслышке. Понятно, что показ «Шерлока Холмса» на «Первом канале» стал событием скорее для модников — тех самых, у которых айфоны. Пересуды о сериале оккупировали весь хит-парад «горячих» тем русскоязычного твиттера. Какой-то пользователь Сети даже бросил в сердцах, устав от этих обсуждений: смотрю на вас с вашим Шерлоком, как вы смотрите на очередь к Дарам волхвов. Что-то в этом есть.

Корреспонденты сообщают: православные, стоявшие в очереди в храм Христа Спасителя, имели довольно мало общего с «православными активистами». Это были самые обычные люди, которые не выделяются в толпе огненным блеском в глазах и уж точно не станут свою веру нести кому-нибудь крестом и кулаком. Такая их молчаливость, надо сказать, всех устраивает. Патриотам-державникам она позволяет рассуждать о том, что в народе ещё живы дух православия и соборность. Радикалам-рационалистам она даёт возможность сокрушаться, какое всё-таки ещё архаичное, закрепощённое и примитивное сознание у многих россиян. Наконец, условным «христианским демократам» это даёт повод осторожно вспоминать, что стотысячные Болотная площадь и проспект Сахарова зимой 2011-го выросли якобы из опыта стояния к поясу Богородицы — и значит, сейчас тоже недалеко до массовых протестов!..

И каждому греет душу мысль, что всех этих людей в очереди можно — благодаря их предполагаемой инертности — скинуть со счетов, не принимать в расчёт, как бы «вынести за скобки» общественной жизни. Они, мол, всё равно ни на что не влияют. Хотя на самом деле наоборот. Любая система взглядов на мир — будь то религия или идеология — хороша до тех пор, пока разделяющий её не начинает насаждать свои убеждения насильственно. Его вера заключается в том, что он сам стремится следовать её догматам. Никогда не впадёт в жестокость человек, который помнит, что единственный способ изменить мир к лучшему — это измениться самому и показать пример всем остальным. Недаром фраза «Если желаешь, чтобы мир изменился, — сам стань этим изменением» принадлежит не кому иному, как Мохандасу Ганди.

В России ещё со времён князя Болконского вопрос стоит ребром: ты или вошь, или Наполеон. Перефразируя по-раскольниковски — или тварь дрожащая, или право имеешь. Или ты ведомый и влекомый в водовороте событий — или ты погонщик народов (которым, как мы помним, ни к чему дары свободы). Между тем единственным положением, к которому стоит стремиться, является золотая середина между этими двумя крайностями — и именно она и называется «человек».

Причём же здесь «Шерлок»? Что ж, можно много спорить о художественных достоинствах и о праве современного постановщика на вольную интерпретацию сюжетов Конан Дойла. Очевидно одно: в былые времена герои книг и фильмов потому становились героями детских игр, что вызывали желание подражать себе. Даже будучи с любой стороны стократно лучше, «круче», совершеннее самого заурядного читателя, они этого не выпячивали, а потому главным всегда оставалась интрига — итоговая победа справедливости.

В наши дни о романтических мечтаниях уже не скажут «так бывает только в книгах». И книги, и фильмы теперь соревнуются с жизнью в жестокости «суровой правды». Вот и герои нового сериала не похожи ни на кого из зрителей, и поэтому едва ли они кого-нибудь вдохновят на подвиги. Холмс и Ватсон XXI века больше напоминают суперменов с мозгами Эйнштейна — и всё равно при этом сюжет порой напоминает боевички родом из российских девяностых с Дмитрием Певцовым или Игорем Ливановым в главной роли: ты можешь мужественно сражаться, но «мафия бессмертна», и всё, что тебе остаётся — это воспринимать свою схватку с ней как гимнастику для ума и мускулов, и ещё — как небольшое развлечение.

Впрочем, так это видится героям. Зрителю же заползает в голову другая мысль: «раз уж супер-пупер-герои экрана не могут справиться со злом, куда уж нам, сереньким, противостоять ему в реальном мире?» Современные философы называют это состояние — когда зрелище чего-нибудь, на что сам не способен, утешает твою немощь и убаюкивает самолюбие — интерпассивностью; нечто противоположное пресловутой интерактивности.

Как бороться с таким оскудением духа? Помнить: дело само по себе не в мускулах и даже не в мозгах, не в деньгах и не в количестве женщин, и не в старом фольклоре, и не в «новой волне». Сила нашего духа, человеческое в нас способно изменить жизнь к лучшему гораздо надёжнее и качественнее, чем грубая сила принуждения. Если помнить об этом, то, глядишь, и импортный «Шерлок Холмс» будет для нас тем, чем и должен быть — экспресс-тестом на то, не променяли ли мы своё гордое звание человека на самоуспокоение и на игру в кошки-мышки с вещами, с которыми нужно биться насмерть.

Читайте также:

Очередь к Дарам волхвов в храме Христа Спасителя и бессмысленная смерть

Пресс-секретарь Хамовнического суда рассказала, почему административное дело охотника за Дарами волхвов Александра Ниязова отказались рассматривать 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»
13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»