01:30, 21 Октября 2013 Версия для печати

Как реабилитационные центры залечивают алкоголиков и наркоманов до гроба

наркоманы
Стоимость насильственного лечения – от 30 тыс. руб. в месяц

Заковать клиента в наручники, отбить ему селезенку или вовсе загнать в гроб – все это можно делать почти без последствий и за хорошие деньги. Если клиент – наркоман, а у тебя свой реабилитационный центр. Сегодня в России каждый может открыть такое заведение и «лечить» там, как вздумается. Если только конкуренты не помешают. 

Зарыть зависимость

Жительница Магнитогорска Инна Болочагина не так давно с трудом вырвалась из «застенков» реабцентра «Навигатор» в Башкирии. Сюда ее доставили с согласия мужа. В центре Инну заставляли жить по режиму, проходить терапию и в итоге довели до гробовой доски. Одна из методик лечения предполагала инсценировку похорон. Особо сложных пациентов укладывали в гроб, остальные разыгрывали толпу скорбящих родственников. После «отпевания» гроб опускали в могилу.

– Когда по крышке ударили комья мерзлой земли, я потеряла сознание, – вспоминает 25-летняя Инна.

Через неделю после этого ритуала Инна сбежала из центра и написала заявление в органы. При этом мать двоих детей уверяет, что вообще не наркоманка. Хотя о зависимости супруги ее муж Андрей со слезами рассказывал прессе. Глава «Навигатора» Антон Зеленов подтверждает его слова. Но при этом говорит, что вся загвоздка тут не в гробах и не в Инне, а в провокации конкурентов. В этом мнении его поддержали и коллеги.

– Тренинг с похоронами применяется во многих центрах, называется «сценарий срыва со смертельным исходом», – поясняет глава местного отделения фонда «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН) Павел Самодуров. – Просто в данном случае глава центра переборщил с атрибутикой, обычно все это без гробов происходит. Но вообще методики работы в «Навигаторе» ничем не отличались от других центров. А Зеленова просто подставили – руководители другой конторы, которая у нас в Башкирии хочет стать монополистом в сфере реабилитации. К ним, кстати, тоже куча претензий от пациентов. Некоторым чуть ли не ноги ломали. Сейчас к ним готовит иск полковник юстиции, которого насильно увезли в центр в багажнике. И мы с ними тоже судились – за то, что работают под нашим брендом.

Методика Бякова

Фонд НАН – один из старейших реабцентров, работает с 1987 года, республиканское отделение существует с 2005‑го. Но пару лет назад в Башкирии появилась одноименная организация, только с другой правовой формой.

Второй фонд НАН открыл некто Кирилл Бяков, когда-то сам лечившийся, а потом и работавший в первом.

– Он был у нас юристом, а потом ушел и создал под нашей вывеской свою организацию, – рассказывает Самодуров. – Хорошо раскрутил ее за счет денег и связей в органах. Теперь у них несколько центров и здесь, и в соседних регионах.

Реабилитация может быть очень прибыльным делом. Из затрат – аренда дома где-нибудь в деревне, чтоб пациенты не сбегали, а занимались «трудотерапией» на огороде. Персонал в основном из бывших наркоманов, часто на волонтерских началах. А плата за лечение в частных реабцентрах – от 30 тыс. рублей в месяц. Неудивительно, что, познав эту жизнь изнутри, бывшие реабилитанты решают в итоге открыть свое дело. Так поступил сам Бяков. А потом стал «помогать» в этом другим. Так появился и «Навигатор» Зеленова.

– Я тогда сам год, как завязал и хотел помогать людям, – рассказывает Зеленов. – Бяков предложил мне открыть франшизу от их фонда за 600 тысяч рублей. Они готовы были поставлять мне пациентов, а я должен был отдавать им 50% прибыли ежемесячно. Так под ними работали многие. Но где-то в прошлом году «поставки» людей прекратились, я стал искать пациентов по своим каналам. От Бякова мне начали угрожать, и я разорвал с ними отношения. И в итоге появилась история с Инной. Ее бяковцы подкупили, она передо мной этого даже не отрицала.

А доказательств какого-то насилия за 3 месяца проверки органы не нашли никаких.
Центр Зеленова в итоге закрылся, но даже не из-за жалоб Инны, а опять же силами конкурентов.

– У меня работали два бывших сотрудника Бякова, им тоже заплатили, – продолжает Зеленов. – И пока я разбирался с органами и прессой, они ночью вывезли остававшихся у меня 14 пациентов. Реабилитанты им доверяли, а они сказали: мол, видите, тут какие скандалы, мы вас перевезем в центр получше. И отвезли их в одно из заведений Бякова в Ульяновской области. Двое сопротивлялись, и их просто выкинули на трассу, откуда я их потом забирал. После такого я вообще с наркоманами не хочу иметь дела.

Кипятком да током

Отношение к наркоманам во всех этих разборках особенно умиляет. В одном месте им «ломают ноги», в другом хоронят, могут и вовсе куда-нибудь свезти, как вязанку дров. И все это позволительно.

– При поступлении ты непременно подпишешь добровольное согласие на все, что тебе предстоит, – рассказывает бывший пациент центра Бякова Артем. – Я подписал после того, как мне голову пробили. Я вообще в Чечне служил и вместо их реабцентра лучше бы еще разок туда съездил. За любое непослушание меня сажали в подвал, где кормили раз в день манкой и обливали ледяной водой. Позвонить я никому не мог: контакты с внешним миром запрещены.

Зато Артем сейчас не употребляет. И во многих реабцентрах уверены, что наркоманов только так и можно лечить – изоляцией, режимом и прессингом. Но кто определяет, до какого предела доводить эти вещи? Оказывается, никто, над частными центрами никакого контроля.

– Системы общественного или госмониторинга нет, – говорит член Общественной палаты психиатр Олег Зыков. – Потому все, что творится под шапкой наркологии – это на 90% произвол и подлость. Мы долгие годы добивались, чтобы государство выпустило некий норматив, где сказано, надо ли уважать права наркомана или можно бить ему морду. В итоге с 1 июля такой ГОСТ наконец-то вступил в силу. А его соблюдение все равно никто не проверяет.

Поэтому в Новосибирске, например, один профессор лечит наркоманов поркой, другой умник пытался их варить в кипятке, в Питере им электрошоком выжигают центры удовольствия в мозге. В Кузбассе «реабилитацией» вообще занимались члены ОПГ.

И весной они получили реальные сроки – за насилие, похищение людей и смерть одного из пациентов. Осужденные возглавляли филиал организации «Преображение России», которую некоторые эксперты вообще называли сектой.

– У них было около 350 отделений, и основная часть работает теперь под другими названиями. я убежден, что там продолжаются издевательства, – говорит Зыков.

Этой весной взять реабцентры под своеобразный контроль вознамерились в ФСКН. Ведомство проанонсировало собственную программу реабилитации, которую сейчас разрабатывает совместно с Минздравом. Центры, которые захотят по ней работать, смогут получить сертификат ФСКН и вступить в профильную ассоциацию. Такая аккредитация будет стоить около 200 тысяч рублей. Но взамен участники смогут рассчитывать на бюджетные деньги. Этот план вызвал резкую критику общественности за коррупционный потенциал.

– На всю затею просят выделять из бюджета по 20 млрд в год: львиную долю денег просто спишут, остальные распилят, – считает Олег Зыков. – И я вообще не понимаю, как ведомство, которое ловит наркодельцов, может заниматься реабилитацией наркоманов. Но на сайте ФСКН уже пара десятков центров оставили свои заявки на участие. Наверняка аферисты какие-то. Одна контора, например, обещает воцерковлять родных пациентов.

Кстати, одним из первых в этот список вошел и… уфимский фонд НАН Кирилла Бякова.

– Ради этого он и устранял конкурентов, – уверен Павел Самодуров. – А всем остальным прямо говорил: «Я для вас там буду прокладкой – захотите получить госфинансирование, придется платить мне откаты».

Так круг замкнулся. Как говорится, от гробовой доски до богатого «наследства» один шаг. Притом даже те центры, которые пробьются к бюджетной кормушке, вряд ли снизят расценки на лечение, а уж тем более изменят его методы.

В России 8,5 млн наркоманов. Одна из последних инициатив для снижения этой цифры – введение уголовной ответственности за систематическое употребление наркотиков, когда по желанию осужденного реальный срок можно будет заменять реабилитацией. Такой подход практикуется и на Западе. Во Франции за употребление могут дать до года тюрьмы, в Швейцарии – до 3 месяцев, в Греции – до 5 лет.

Отличить авторитетный реабцентр все же можно по ряду признаков. В штате обязательно должны работать психологи или психиатры. Пребывание и лечение здесь не может быть принудительным. Организация не должна давать гарантию на результат – зависимость неизлечима. Если на сайте центра дается статистика по числу успешно прошедших реабилитацию – их количество не может превышать 30–40% от всех пациентов.

Читайте также:

Почему попытка спасения любимого высшей ценой кончается трагедией

СПАЙСайся кто может: почему борьба с курительными смесями безуспешна

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:02, 09 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Владимир Кара-Мурза-старший – о спорном телевыступлении Татьяны Навки в концлагерной робе
»
22:08, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил, исходя из каких критериев следует выбирать санки для катания детей зимой
»
21:04, 08 Декабря 2016
Как вернуть деньги, ошибочно отправленные на чужой номер, выяснил Sobesednik.ru
»