00:30, 17 Апреля 2013 Версия для печати

Куда идет Россия и что будет дальше?

 

Куда идет Россия, по каким законам развивается и что ждет нашу страну в ближайшие десятилетия? На эти непростые темы размышляет писатель Александр Лапин. 

Для начала надо понять, где находимся

– Александр Алексеевич, на днях выходит вторая книга вашего романа «Русский крест» («Непуганое поколение»). В ней один из героев представляет историю современной России как повторение истории XIX века. Получается, страна циклично воспроизводит одни и те же общественные состояния. Можно ли вырваться из этого заколдованного круга?

– Для начала надо понять, где мы находимся. Единого мнения на этот счет нет. Никита Михалков, к примеру, выступал со своим «Манифестом просвещенного консерватизма». Анатолий Чубайс, с другой стороны, говорил о «либеральной империи». Коммунисты требуют социалистического выбора. Правые тоскуют по демократии. Националисты говорят о русском государстве. В общем, кто в лес, кто по дрова.

При этом многие сами себе противоречат. Возможны ли, например, демократия и выборность в империи, где столько разных народов, находящихся на разных этапах развития? Не секрет, что для многих из них род, племя, тейп стоят гораздо выше в системе ценностей, чем государство, общество, толерантность и прочие понятия. Нет, конечно. Империями управляют императоры. И точка! Куда двигаться в таких условиях? Пока мы живем, как в басне про лебедя, рака и щуку…

Перескочить через целый исторический этап невозможно

– А есть вообще шанс в обозримом будущем достичь общего понимания происходящих в стране процессов?

– Понять истинное положение вещей можно, применив четкую методологию оценки. И она есть. Это, воспримите спокойно, – научный марксизм. Не вульгарный, что практиковался в СССР, а очищенный от прилепленного к нему ленинизма, который по сути не являлся наукой, а просто описывал методы захвата и удержания власти. К сожалению, когда в 1991 году Советский Союз рухнул, с водой выплеснули и ребенка – марксизм. А ведь его законы действуют, как законы природы. Вне зависимости от того, нравятся они нам или нет.

В своем романе я немного коснулся этой темы и пришел к выводу, что СССР представлял собой все ту же Российскую империю. Более мощную, хотя в конце и пришедшую в упадок.

– Можете сформулировать подробнее для тех читателей, кто еще незнаком с вашей книгой?

– В общественном развитии к 1861 году феодальный строй в России исчерпал себя. Своим манифестом Александр II освободил крестьян от крепостной зависимости. Начался первый этап капиталистического развития. Власть осталась в руках царя-батюшки, а экономика постепенно из рук дворян-помещиков стала переходить к выходцам из простонародья. Естественно, по Марксу, возникло противоречие. Его, кстати, подметил в своей работе «Развитие капитализма в России» молодой Ульянов-Ленин. В 90-х годах XIX века он с помощью статистики доказал, что страна на всех парах идет к буржуазной революции. Она и случилась в феврале 1917 года.

Дальше, по теории, мы должны были наверстывать отставание от передовых капиталистических держав. И в тот момент, когда Россия достигнет высшей стадии капиталистического развития, а в экономике – высшей производительности труда, при которой возникнет явное противоречие между общественным производством материальных благ и их частным распределением, страна перейдет к социализму. Так оно и произошло позднее без потрясений и революций в странах Западной Европы.

Россия же попыталась перескочить через целый исторический этап. На сцене появились большевики и сразу объявили коммунизм. Но уже к 1922 году стало понятно, что коммунистическая идея не может быть реализована. Ленин как марксист осознал ошибку и повернул страну к нэпу. Страна стала наращивать обороты и фактически вторично вступила на буржуазный путь развития.

Не знаю, куда  она пошла бы дальше, если бы Ленин оставался жив. Все-таки он являлся знатоком марксизма. Но у руля после его смерти встали радикально настроенные кадры – Сталин, Троцкий, Бухарин, Рыков...

Сталин быстро понял, что мировой революции, к которой стремились его соратники, не будет. А если развитие и дальше пойдет так, то в городах и селах поднимется буржуазия и потребует власти. Отдавать ее не хотелось. И Сталин постепенно ликвидирует троцкистов, «гусаров революции», и поворачивает страну к традиционным ценностям.

Через десять лет мы вернулись к тому, что у нас называют гос-капитализмом.

СССР был феодализмом в новой упаковке

– А как вы для себя определяете этот строй?

– На самом деле мы вернулись к тому же феодализму в новой упаковке. К советско-феодальной империи. Последними были уничтожены в 30-х годах так называемые кулаки, самостоятельные крестьяне, способные вести капиталистическое сельское хозяйство. Дальше – больше. У крестьян отняли паспорта и возможность покинуть деревню. Они фактически стали госкрепостными – сродни тем, что существовали при царе наряду с помещичьими крепостными. В колхозах была воссоздана община, которую в свое время разрушил Столыпин.

Остальное население с помощью насилия, лжи, пропаганды было превращено в «винтики». Раньше все были холопами царя-батюшки, теперь стали «пролетариями», зависящими от воли вождя.

Окончательное оформление империи произошло в годы Второй мировой войны. Воссоздано было всё – начиная от министерств и заканчивая погонами и формой военнослужащих. Идеологическая триада, которую когда-то сформулировал граф Уваров и предложил России глава Святейшего синода Победоносцев – «Самодержавие. Православие. Народность», – возродилась в новой империи. Только самодержца сменил вождь, веру – коммунистическая идеология, а извращенным аналогом народности стал интернационализм.

1991-й, как и 1861-й, дал свободу. Но не дал землю

– Ну а как же самое главное – экономика? 

– Ее решили развивать палочными методами. Рабочие превратились в рабов, которые за пайку должны были трудиться не покладая рук. Естественно, производительность стала падать, а затраты – расти. Отставание от западных стран становилось все более серьезным. В последние годы СССР активно торговал нефтью и газом, чтобы насытить рынок и закупить новое оборудование. Конечно, так не могло продолжаться вечно. И в 1991-м всё рухнуло. И советский феодализм, и сама империя.

Цикл начался снова. В третий раз. Мы, как и крепостные в 1861-м, получили личную свободу. Но без земли. Она, как и заводы и фабрики, досталась «новым дворянам». Так я называю советскую номенклатуру, которая к тому моменту уже владела всей собственностью де-факто, а в 90-х закрепила ее за собой де-юре. Но, как и век тому назад, управлять ею в новой ситуации «новые дворяне» не смогли. Чехов в «Вишневом саде» очень точно описал эту ситуацию. Только на место купца Лопахина пришли другие люди. В итоге мы, дав круг почти в век, снова вернулись в исходную точку.

Когда анализируешь историю и нынешние события, неизбежно приходишь к выводу: если общество не проходит один из закономерных этапов развития, описанных Марксом, оно возвращается на стартовую позицию и по спирали повторяет незавершенный цикл.

Прибалты вернулись на свой круг, азиаты – в средневековую деспотию

– Какой же дальнейший сценарий ждет нас?

– А что происходит, когда разваливаются империи? Давайте посмотрим, что было с Французской, Британской, Австро-Венгерской, Германской, Османской. Все они распались на национальные государства: Франция, Германия, Британия, Австрия, Венгрия, Индия, Алжир, Турция.

То же самое и у нас. После развала СССР появляются Россия и 14 национальных государств. И что интересно, все эти страны (кроме нас) вернулись к тому общественно-политическому строю, который был у них до

17-го года. Прибалты – к буржуазным республикам. Узбеки, таджики и туркмены – к деспотии средневекового образца. Даже в Казахстане, в начале пути казавшемся образцом демократического развития, Назарбаева недавно объявили Елбасы – пожизненным лидером нации с соответствующими статусом и привилегиями.

Все вернулись в свои исходные точки. Как ни странно, когда дело касается общественного развития, никакие новинки технического прогресса не могут повлиять на форму правления. Прав Маркс: уровень производительности труда и собственность остаются определяющими.

Очень приятно, царь!

– А что же случилось с Россией?

– По идее она тоже должна была стать национальным государством. Но так как наш народ сильнее других был поражен идеей интернационализма, а на первом этапе власть захватили демократы и либералы западного разлива, быстрого перехода в это состояние не произошло. Кроме того, в России около 20 процентов населения – нерусские. Поэтому у противников «национального государства» есть аргумент для дискуссий об общественном устройстве нашей страны. И они принялись запугивать народ новыми катаклизмами в случае распада Российской Федерации.

– Но если нам все-таки суждено повторить опыт упомянутых вами стран, то на какой стадии этого пути мы находимся?

– Давайте проследим его по Марксу. Да, в 1991 году страна получила возможность свободного буржуазного развития. Но, как и в 1917-м, этот сценарий был насильственно прерван. В 1993 году конфликт между президентом и Верховным Советом РФ не был разрешен демократическими методами. После захвата власти Борис Ельцин продавил новую Конституцию, которая предоставила ему полномочий больше, чем имел Николай II.

Мы снова стали на путь создания мини-империи с сильным президентом. Кстати говоря, Борис Николаевич идеально вписался в этот формат власти. Если до восхождения на престол в 1992 году он предлагал «региональным князькам» брать суверенитет, сколько смогут, то уже в 1995-м послал армию в Чечню. Начал восстанавливать централизованное государство. Ну и соответственно, как и всякий самодержец, под видом приватизации стал раздавать верным холопам вотчины за помощь в удержании власти в том же 1995 году. Кому нефтепромыслы, кому заводы, кому землицы пожаловал. Кого поставил управлять городами и весями.

Владимир Путин достроил то, что начал Борис Николаевич. Довел вертикаль до логического завершения.

И через десяток лет после эпохи Ельцина мы видим дальнейшее возрождение основ самодержавия. С преемниками. Гербом. Флагом. Гимном империи. Возрождается первая часть триады. Самодержавие. Также видим, как старая идеология уступает место православию. А если судить по недавнему заседанию Госсовета, то вновь заговорили и об официальной «народности». Президент отметил наконец роль русского народа, создавшего государство, и призвал уважать его культуру и язык.

Это одна сторона жизни страны. Но есть и другая. Параллельно идет развитие капитализма. Представители малого и среднего (преимущественно русского) бизнеса – это те же будущие Морозовы, Рябушинские, которые только начинают свой путь. Олигархов к данной категории я не отношу. Это «вотчинники». По своей ментальности они не предприниматели. Есть и «управляющие». Один заведует полученными от самодержца железными дорогами, другой распоряжается нефтепромыслами, третий делит РАО «ЕЭС». Тот же Ходорковский, которого подняли на свои знамена правые, вовсе не представитель предпринимателей. Он же всё получил от президента, а потом сам посягнул на власть. Захотел сам стать главным.

А живая экономика развивается по Марксу. На начальной стадии капитал идет туда, где быстрее получит отдачу. В торговлю. Вот и растут как грибы после дождя торговые комплексы и гипермаркеты. Наш бизнес из разбойничьего переходит к купеческому. И лишь накопив достаточно средств, начнет вкладываться в производство. Невозможно перескочить этот этап – можно лишь ускорить процесс созревания. А хочется! Поэтому премьер строит «Сколково».

И вот сегодня мы снова, как при нэпе, оказываемся на развилке: развивать все нормальным, естественным путем или, как при Сталине,  вернуться на очередной круг…

Наступление на командно-административную систему

– И сколько можно нам так кружиться?

– Такое не только с нами происходило. Французы, например, наступали на те же грабли трижды. Целых сто лет не могли перейти к естественному развитию. Правда, они со своей Парижской коммуной в 1871 году не так радикально разрушили всё до основания, как мы...

Так что Путин абсолютно правильно позиционирует себя с точки зрения исторической реальности. Раз в народе еще не созрел восходящий класс предпринимателей, следует возродить четкий, «ручной» порядок управления страной. После революции всегда наступает реставрация. И это нормально. Народ взирает благодушно. Ему импонирует хозяйская рука.

Но в результате событий, произошедших после выборов в Госдуму 2011 года, мы неожиданно обнаружили, что в России о своем праве на существование и активное участие в строительстве государства, о своем праве на власть заявляет мелкая и средняя буржуазия. Хотя многие из участников массовых акций протеста не являются представителями этого сословия и скорее выражают требования перехода к буржуазным стандартам жизни, которые они усвоили.

Вышли не нищие и голодные, а люди, состоявшиеся как самостоятельные хозяйственные единицы. Их сегодня называют креативным классом. Они хотят честных выборов. Ухода командно-административной системы. Понятно, что это только первый шаг. Дальше они должны будут найти формы проникновения во власть, изменения системы. Но даже первое спонтанное выступление среднего класса заставило руководство страны пойти на уступки: вернуть выборы губернаторов и голосование по одномандатным округам, облегчить создание новых партий и ввести прочие атрибуты буржуазно-демократической системы.

К сожалению, этот средний класс еще не смог самоорганизоваться, выдвинуть лидеров и программу перестройки России в плане создания буржуазно-демократического государства. Но, думаю, это вопрос времени и воли.

Сегодняшняя буржуазия еще не имеет ни средств для продвижения, ни лидеров уровня Кромвеля или Дантона, ни политических партий, ни организационных ресурсов. Но развитие ее самосознания медленно, но идет.

От умеренного русского национализма никуда не деться

– Помимо перечисленного, нужна еще мощная объединяющая идея…

– Она есть. Это идеология умеренного русского национализма, способная привлечь широкие массы. (Национализм в истинном его значении – это буквально «любовь к своему народу» и отстаивание его интересов на всех уровнях.) Так что живем мы, раздираемые этими двумя тенденциями. С одной стороны, реставрация самодержавия, империи, с другой – внутреннее развитие. И желание «пассионарной», энергичной части населения иметь свободы, права, самим выбирать власть.

Какой путь окончательно выберем? Я не пророк. Но совершенно понятно: восходящему классу надо развивать бизнес, укрупняться, продвигать своих представителей во власть, создавать партии, готовить программы, собирать сторонников. А властям думать – снова пожертвовать страной и народом ради того, чтобы сохранить бразды правления, или, наоборот, помочь развитию России. Помочь здоровому большинству встать на ноги.

Мне ясно одно. Россия не какая-то вывихнутая конструкция, она развивается абсолютно по тем же историческим законам. И никто эти законы обмануть не сможет. Да, можно попытаться «законсервировать» империю, но просуществует она даже меньше, чем ее предшественницы. Мир меняется. И если должно возникнуть национальное государство, то хоть ты лопни, а оно все равно образуется.

Одновременно с выходом в свет первой части романа «Русский крест» («Утерянный рай») автор запустил в Интернете проект «Дневник поколения», в котором можно поделиться воспоминаниями и размышлениями о жизни вашего конкретного поколения. Лучшие из них будут изданы вместе с пятой, финальной, частью романа. Александр Лапин приглашает всех желающих писать на сайт www.rus-krest.ru

Максим Горохов.

Читайте также:

Станислав Белковский: Куда катится "Единая Россия"?

Сергей Соловьев: Россия теряет тех, без кого народ перестает думать...

 




Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:01, 24 Июля 2016
О новом телепроекте под названием «Салтыков-Щедрин шоу» на канале НТВ рассказал в интервью Sobesednik.ru Николай Фоменко
»
22:07, 23 Июля 2016
Чем полезен и вреден лимон, как его лучше покупать и хранить, узнал у Бориса Бурды Sobesednik.ru
»
20:07, 23 Июля 2016
Режиссер и актеры культового фильма «Курьер» поделились с Sobesednik.ru своими воспоминаниями о работе в этой киноленте
»