05:30, 03 Марта 2013 Версия для печати

Спасение от чужой родни

Долгие годы Светлана Дитковская тихо-мирно жила в городе Липовец Винницкой области вместе с единственной дочкой-студенткой, учила детишек украинскому языку и даже думать не могла, что в 45 лет обзаведется еще одним ребенком. Но нежданно-негаданно жизнь ее резко изменилась, когда в классе появился новичок – Ваня Боговик.

Чужая родня

«Маленький волчонок!» – мелькнуло в голове учительницы, когда она впервые увидела на пороге своего пятого класса угрюмого худощавого Ваню. А тот в свою очередь, ссутулившись, испуганно и недоверчиво зыркал на классного руководителя и своих новых одноклас­сников.

Как выяснилось позже, до приезда в Липовец Иван жил с родной матерью в соседнем селе, где ходил в местную школу.

Отца своего он совсем не помнил – тот давно помер, но соседские тетки любезно довели до сведения, что его непутевый папашка сгорел от водки. Родные Ванькины братья-сестры ютились где придется – кто у родни, кто в интернате, – сам он толком даже не знал. Мать Ивана тоже частенько прикладывалась к рюмке. Переехав в город, она с сыном поселилась в доме у родителей покойного мужа, отдала Ваню в новую школу, а сама однажды ушла из дому, да и была такова. Ее потом видели в городе – женщина нигде не работала, якшалась черт-те с кем и опять же изрядно выпивала. Вскоре она подыскала себе нового мужа и уехала, бросив сына на попечение родни.

– По Ванечке было видно, что семья живет бедно: старая одежда, обувь со сбитыми носками, – говорит Светлана Анатольевна. – При этом никто из его родственников в школе так ни разу и не появился. Ваня приходил на занятия измученный, с темными кругами под глазами, на уроках буквально засыпал, а домашние задания почти никогда не делал. Да и после школы он не рвался домой, как другие дети, а просился подежурить в классе. На все расспросы отвечал одно: «У меня все нормально!»

Однако, как потом рассказали соседи, в доме родичей Ивана, где своих детей было полным-полно, о чужом пацане никто не заботился – у Вани не то что стола для занятий не было, ему и спать-то было негде – ночевал прямо на полу. За кусок хлеба малому приходилось ишачить в поте лица, поскольку добрая родня взвалила на пацана самую тяжелую работу – полоть огород, рубить дрова, убирать двор.

При этом Иван стойко переносил все тяготы и лишения и никогда не скулил, ибо с детства привык сам бороться за выживание, добывать еду и находить нормальных друзей.

«Прошу, заберите меня!»

Удивительно, что Ваня, в отличие от других детей из неблагополучных семей, не угодил в дурную компанию, не стал промышлять воровством, а напротив – умудрялся неплохо учиться, на уроках схватывал всё на лету. Одноклассники сразу полюбили Ваню – доброго, спокойного и взрослого не по годам.

В конце концов семьей Вани заинтересовалась городская служба по делам детей. Приметив, что мальчик вечно ходит неопрятным и явно недоедает, сотрудники опекунского совета наведались к нему домой. Условия их шокировали – в доме царило полное запустение, холод и антисанитария. Ребенка надо было спасать, причем немедленно. Представители соцслужбы заглянули в школу и сообщили, что 13-летнего Ваню Боговика, видимо, придется забирать из семьи и определять в интернат.

Светлана Анатольевна была уверена, что Ване не понравится такая перспектива, все-таки люди, у которых он жил, приходились ему какой-никакой родней. Но мальчуган, узнав о планах опекунского совета, неожиданно оживился: «Меня правда могут от них забрать? Прошу, заберите! Я на все согласен, только бы там не оставаться!»

Мальчик для полного комплекта

Что творилось после этого в душе учительницы, трудно описать – так жалко ей вдруг стало смышленого парнишку. А тут еще и одноклассники стали донимать: «Возьмите Ваню к себе! Не отдавайте его в интернат, ему там будет плохо!» Как будто чувствовали, маленькие бестии, что их классная и сама все время только об этом и думает.

– Мы с Ванечкой всегда прекрасно ладили, – говорит учительница. – Квартира у меня есть, зарплата стабильная, здоровье – о-го-го. А я, кстати, всегда мечтала, что у меня будет двое деток – мальчик и девочка. Короче, подумала и решила стать для Вани мамой.

Это смелое решение поддержали и пожилые родители Светланы, и 20-летняя дочка Вика.

Когда наутро Ваня, как обычно, пришел в класс и начал раскладывать на парте тетради, Светлана Анатольевна подошла и спросила: «А что, Иван, пойдешь ко мне жить?» «Что, вот так просто взять и к вам перебраться? – недоверчиво напрягся мальчик. – Разве такое возможно? Вообще-то было бы здорово!»

Все необходимые справки Дитковская собрала мигом, так лихо избежав очередей и бумажной волокиты, словно ей помогали высшие силы. Вскоре она получила официальный статус приемной мамы. Когда же первого сентября они с Ваней впервые вместе пришли на занятия, им аплодировала вся школа. В тот же день по дороге домой они повстречали родную мать Ивана.

– Она сперва очень обрадовалась, – вспоминает Светлана, – что на Ване хорошие вещи и он накормлен. Потом вдруг брякнулась на колени, стала просить прощения, но Иван лишь промолчал в ответ. А через неделю мы узнали, что она умерла. На похоронах Ваня не проронил ни слова, только потом тихо мне признался: «А я все равно ее люблю. Если бы она не пила, все могло быть по-другому».

Прожив не так долго в новой семье, Ваня стал совсем другим человеком – веселым, общительным, уверенным в себе.

– Я всегда мечтал о нормальной семье, – говорит Ванька, – хотя даже не представлял, что это такое. Здорово, что теперь я могу хорошо учиться, делать уроки, гулять во дворе. А главное – есть, когда захочется!

Иван уже обзавелся отдельной комнатой и личным столом, за которым делает уроки, освоил компьютер и бытовую технику. В доме чувствует себя полным хозяином и очень любит хозяйничать на кухне. А вообще, он старается слушаться и не расстраивать маму.

Сама же Светлана Анатольевна чувствует, что в 45 лет у нее началась вторая молодость – она души в сыне не чает, печет его любимые сладкие пирожки и учит с ним уроки. Иван же с удовольствием ходит в гости к ее родителям, собирает с ними ягоды, помогает по хозяйству и называет дедушкой и бабушкой.

К маме, правда, Ваня пока обращается только по имени-отчеству. А она и не торопит его. Зато теперь парень совсем не рвется в дежурные по классу, а сразу после уроков сломя голову несется домой.

К себе домой.

И к своей маме.

Читайте также

Российская сирота в центре сирийской войны
Безногого победителя "Минуты славы" предала родная мать

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:32, 08 Декабря 2016
Интернет-магазин комбината питания Кремля еще не открыт, но самовывоз уже заработал. Ассортимент изучил Sobesednik.ru
»
16:59, 08 Декабря 2016
Купили квартиру, где живут наниматели? Выселить их досрочно выйдет едва ли, рассказал Sobesednik.ru эксперт
»
16:29, 08 Декабря 2016
Защитник тюменского блогера, обвиняемого в оправдании сирийских террористов, рассказал Sobesednik.ru о ходе дела
»