05:30, 18 Декабря 2012 Версия для печати

О чем молчит оппозиция? Главные итоги странного митинга 15 декабря

Лубянка давно не была таким оживленным местом. В субботу, 15 декабря из разных московских переулков к площади прогулочным шагом двигались люди разного возраста. С белыми оппозиционными ленточками или цветами – чаще всего тоже белого цвета. Накануне полиция разрешила приход на Лубянку с букетами и категорически запретила плакаты.

В длинном лубянском подземном переходе открыт только последний выход: на всех промежуточных – полицейские кордоны. Креативный класс, как уже давно называют главную движущую силу московских оппозиционных митингов, идет в обход.

– Мы пойдем другим путем, – шутит кто-то, полицейские пропускают революционную цитату мимо ушей.

Многие предвидели затруднения и прибыли на Лубянку загодя, несмотря на 15-градусный мороз.

– Граждане, просим вас не поддаваться на провокации, не участвовать в несанкционированном мероприятии и расходиться! – нон-стоп бубнит полицейский мегафон.

– А нас немало! – в ожидании лидеров народ ведет подсчеты и спорит – удалось перевалить за тысячу или нет.

В 15 часов, как по расписанию, в небе появился вертолет полиции или ФСБ – главная примета всех прошлых митингов, – его встретили, как родного.

– Где же ты был? Наконец-то! Снимай! – народ радостно машет руками. В Москве проходит самая добрая из всех революций. Не хватает только креатива прошлых собраний – на этот раз москвичи фантазировали лишь на тему борьбы с морозом: тулупы, шубы, меховые перчатки. Для многих важен сам факт появления в этот час на Лубянке, все остальное – запрещено.

– Интересно, к чему все-таки прикопаются, – озирается мужчина лет 50. Вроде не к чему. Самая обсуждаемая тема – будут ли разгонять, кого и за что станут «винтить». Периметр площади забран ограждениями – все, кто внутри, можно сказать, «в одной лодке». Их несколько сот человек.

– Хочу, чтобы мои дети и внуки жили в другой стране, без вранья, без унижений, без несправедливости, – тихим голосом говорит журналистке иностранного телеканала женщина, похожая на учительницу. За ее спиной возникает мужик и показывает оператору на значок, прикрепленный за воротником пуховика, – «Россия без Путина». Это не постановка, это – жизнь.

– Если шмонать не будут, никто и не заметит. – мужчина отходит и расправляет воротник.

– На все митинги хожу. Мы – народ, а их – маленькая кучка, – говорит мужчина в дубленке, Владимир Николаевич, «считай почти уже пенсионер».

«Почти пенсионеры» и молодежь – главная публика в этот раз. Такое ощущение, что и тем, и другим нечего терять.

Людей среднего возраста и успешного вида, которые составляли костяк митинга 15 декабря 2011 года, на этот раз гораздо меньше. Такого повода, как в прошлом году – фальсифицированные выборы, сейчас нет. А ходить на улицу, как на работу, судя по обсуждению перед лубянским митингом, готовы далеко не все.

– Вот они – те, кто не согласовал и в итоге сорвал митинг, давайте поприветствуем, – съерничал мужчина с ребенком, который стал выбираться из первого ряда, когда по одному пошли лидеры оппозиции.

Первым появился Удальцов. Вокруг него – плотное кольцо фото- и видеокамер. Это и понятно – по митинговой традиции, если кого и станут «винтить», то Удальцова – первым.

– Опять без шапки! – сердобольно запричитала женщина из толпы.

– И снова в очках, – подхватила молодая компания.

Геннадий Гудков продвигался по толпе с букетом в руках. Борис Немцов оглядывал толпу:

– А нас все-таки много!

– А то! – ответили ему хором.

Запланировано это было или так случайно получилось, последним, как на концерте, был выход Алексея Навального в шапке-ушанке.

– Лёшка! – кто-то из толпы приветствует его. Еще кто-то чуть не упал на Навального, потянувшись пожать руку.

Лидеры прошли, выступлений не предвиделось, и народ полез за телефонами. На Лубянке было вынужденное, но красноречивое молчание. Вместо мегафона и сцены – твитты и блоги, в которых обмениваются мнениями митингующие.

– Навальный, говорят, выступил! – носятся новости по толпе. – И поздравил с днем рождения!

Чей день рождения? Народный альянс, новое оппозиционное объединение.

Ближе к 16 часам народ стал расходиться. Многие заходили погреться в соседний книжный магазин или спускались в метро, а через 10–15 минут выныривали снова. Постоять и помолчать. Или поговорить о наболевшем: почему с тем, что есть, мириться нельзя. Разговорчики между собой никто не запрещал...

К 17 часам на площади остались примерно треть тех, кто пришел к трем часам дня. Самые упорные и морозоустойчивые.

Неизвестно, сколько бы они простояли, если бы полиция не стала вытеснять людей с площади. Установки на «мочилово» явно не было – полиция действовала с нажимом, но корректно, как огромная машина, сдвигая толпу в сторону метро.

– Ну ты пойми... – на ходу агитировала пожилая женщина молодого полицейского – про пенсию, зарплаты, выборы.

– Я понял, понял, – соглашался парень в погонах и продолжал теснить толпу.

Ксении Собчак один из ментов даже подарил плюшевое сердце.

Пока толпу теснили в одну сторону, с другой было свое движение: лидеров оппозиции, которые отказывались уходить, стали заводить в полицейские автобусы. Многие успевали на ходу попозировать для фотокамер и мобильников.

Из ОВД «Текстильщики» Собчак, Навального, Яшина и Удальцова отпустили через пару часов после задержания, без составления протоколов.

Еще один митинг прошел. У Соловецкого камня на Лубянке осталась замерзать гора цветов. Но заметят ли власти этот знак?

Читайте также

Александр Литвин: Оппозиция движима одним желанием – заработать!
Беспокойство, политические репрессии, угроза и небезразличие. Что изменилось за год бунтов оппозиции?

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:09, 07 Декабря 2016
Гроссмейстер Сергей Карякин поделился с Sobesednik.ru подробностями о шахматном поединке с Магнусом Карлсеном
»
16:22, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у замдиректора Института США и Канады, чего ждать от Бешеного Пса на посту министра обороны США
»
16:12, 07 Декабря 2016
Чтобы крупнейшая за последние годы вспышка кори прекратилась, должны быть привиты 95% населения, считают специалисты
»