05:30, 22 Октября 2012 Версия для печати

Екатерина Самуцевич: Миллионы долларов меня не интересуют!

Екатерина Самуцевич
Екатерина Самуцевич
Фото: Russian Look

В уже порядком надоевшем сериале о злоключениях Pussy Riot на прошлой неделе случился неожиданный сюжетный поворот: Екатерина Самуцевич перед рассмотрением кассации сменила адвоката, и суд, прислушавшись к новым аргументам, заменил ее двухгодичный срок в колонии на условный.

«Собеседник» стал первым печатным изданием, взявшим большое интервью у Кати после освобождения. Для этого пришлось, конечно, побегать за девушкой. В итоге Самуцевич и сопровождавшие ее двое мужчин повели меня в свое секретное место, которым оказался… обычный «Макдоналдс». Никем не узнанная Катя уселась в уголок. Выглядела она сильно помятой и уставшей. Одета была в те же джинсы, свитер и майку, в каких ходила все эти месяцы на суды. Только куртку сменила на более теплую. Ее молодые люди ухаживали за ней и оплатили ее скромный «обед» – стаканчик молочного коктейля.

Двойников у нас нет

– Поздравляю с освобождением! На каких условиях вас выпустили из СИЗО, чего вам теперь нельзя?

– Понятия не имею. Мне еще нужно позвонить в какое-то ведомство и узнать. Есть вроде какие-то ограничения, и нужно будет где-то раз в месяц отмечаться. Даже не знаю, можно ли мне выезжать в другие города России… – Катя говорит громко, с каким-то надрывом и, кажется, нервничает. Раскачивается из стороны в сторону, все время кивает головой.

– Вы в курсе, что за любое правонарушение условный срок вам могут изменить на реальный?

– Считаю, за каждым моим высказыванием или движением начнут следить. Думаю, есть прослушка и слежка. Но мне только интереснее от этого работать в группе, это дает большой драйв, вдохновляет.

– С вас сняли балаклаву, и все теперь знают, как вы выглядите. Это противоречит вашей идеологии, по которой никто не должен видеть лиц членов Pussy Riot?

– То же можно сказать и про Машу с Надей – их тоже рассекретили. Но никто не думает, что они должны перестать быть Pussy Riot. Для нас это новая ситуация, будем над ней работать.

– А сколько есть еще «пусек»?

– Точное количество засекречено, но я знаю эту цифру.

– Вас стали узнавать на улице?

– Иногда ловлю на себе взгляды, видно, что люди понимают, кто я, но пока никто не подходил.

– Ваше заключение в СИЗО дало вам неожиданные бонусы – поддержку мировых звезд…

– Вы считаете это бонусом? Но это не самое обидное, что мне доводилось слышать: некоторые вообще говорят, что мы сели в тюрьму специально, чтобы получить популярность. Нам никто не предлагал такого абсурдного выбора – свобода или поддержка мировых звезд. Нас бросили в тюрьму даже не за выступление – мы ведь не успели провести акцию, – нас посадили за наши политические взгляды. Мы не совершали преступления! Маша и Надя так же невиновны, как и я. Теперь я борюсь за них – уже подано заявление в Европейский суд по правам человека на Хамовнический суд.

– Будете добиваться выплаты моральной компенсации?

– Денежный вопрос меня не волнует. Главное, чтобы нас признали невиновными!

Я не Самуцевич, а часть группы

– Катя, честно говоря, до меня не очень дошел смысл этой вашей акции. Если вас возмутили высказывания Патриарха Кирилла, почему в своей песне вы просите Богородицу прогнать Путина?

– Очевидно, что Патриарх является близким другом Путина и сотрудничает с ним. Верхушка РПЦ соединилась с госвластью, то есть, по сути, бывшие представители спецслужб стали патриархами. Об этом, собственно, и пелось. То есть нужно выгонять того, кто гарантирует этот порядок вещей, когда Патриарх становится предвыборным агитатором Путина.

– Вы вообще в курсе, что Патриарх не призывал голосовать за кого-либо из кандидатов в президенты? Он только высказал предположение, что у Путина больше шансов на победу.

– У нас светское государство, да? – моментально заводится Катя. – Так в Конституции записано? Это означает, что религиозные институты не должны вмешиваться в гражданскую политику и предвыборные дела. Патриарх, как гражданин, конечно, мог сказать о своих фаворитах своей жене (у Патриарха жены никогда не было, поскольку он монах. – Авт.). А так подло использовать в своих интересах церковь…

– Почему вы обращались к Богородице, а не сразу к Богу?

– У православных традиция – обращаться именно к Богородице. Мы ее и цитировали.

– То есть вы верующий человек?

– Это неважно, потому что у нас не религиозная акция. Не имеет значения, кто из нас верующий, а кто нет. Я бы даже не хотела, чтобы люди знали обо мне что-то такое, что не относится к деятельности Pussy Riot. Обращаюсь ли я лично с какими-то просьбами к Богородице, молюсь или нет – дело десятое. Я живу группой и не представляю себя как самостоятельного человека Екатерину Самуцевич. Я работаю на Pussy Riot не меньше чем на 100 процентов.

– Катя, но так и с ума сойти недолго. Вам между акциями совсем нечем заняться?

– Да, никаких увлечений у меня нет. Я не коллекционирую, не шью, не слежу за модой, спортом не занимаюсь и никакого спорта по телевизору не смотрю. Какие хобби?! У меня есть моя гражданская позиция, за которую я борюсь. Эта борьба занимает всю мою жизнь. Единственный отдых для меня – сон.

– Личной жизни тоже нет?

– Никогда и никому не отвечаю на этот вопрос, это неважно!

– Почему? Если про двух ваших подруг нам хоть что-то известно – там гражданские мужья и дети, про вас мы ничего не знаем…

– Ну хорошо, скажу, что молодой человек, который меня сопровождает и помог вам со мной встретиться, не мой парень, это просто друг. И вот рядом с ним сидит еще один – это тоже мой друг. Я живу и ночую у них и у других друзей, кочую с места на место. Дома я появляюсь редко.

– Пока разыскивала вас, говорила с вашим отцом. Он ждет вас дома, соскучился, купил вам мобильный телефон, чтобы вы всегда были на связи.

– О, спасибо, что передали. Надо будет зайти. У меня сейчас просто нет времени. (Увы, за выходные, по словам отца, времени так и не нашлось. – Авт.)

Хорошо петь не обязательно

– Готовитесь к новой акции?

– Разумеется. Подробности раскрывать не могу, в целях безопасности мы никогда не рассказываем о выступлениях заранее. Поделюсь лишь некоторыми подробностями: я буду петь не одна. Песня – новая.

– Опять про Путина или смените героя?

– Ну, – колеблется она, – конечно, общая линия остается оппозиционной.

– Выступать-то в Москве будете?

– Заранее не могу ничего утверждать.

– Какая роль у вас в группе?

– В храме я собиралась не только сыграть на гитаре, но и спеть, если бы меня не остановили. Не думайте, что у нас кто-то только поет или только отвечает за музыку. Я тоже не только на инструментах играю.

– Ваш голос мы так и не услышали. Какой у вас тембр?

– Наверное, более низкий, не знаю, как это называется. Даже не задумывалась, как я пою – хорошо или плохо. Это же панк – там не надо петь хорошо, там надо просто петь.

– За выступления вам не платят. На что живете?

– Конечно, нам никто не платит! Я никогда не работала, не работаю и не собираюсь работать.

– Неужели ни дня в жизни?

– Когда-то подрабатывала программистом, но это было всего однажды и много лет назад. С тех пор никуда не пыталась устроиться, и трудовой книжки у меня нет. Зато я один из создателей, авторов и исполнителей в группе. Естественно, никаких доходов у нас нет. Мы не только не получаем гонораров за свои выступления, но еще и очень много тратим своих денег, ведь нам же приходится покупать аппаратуру, материал для костюмов, оплачивать расходы на транспорт и все остальное. Такое ощущение, что вы сомневаетесь, не приплачивает ли нам кто-то…

– Да нет, я просто пытаюсь понять, как вы живете.

– Хорошо, если вас это так волнует, отвечу. Во-первых, у меня много друзей и знакомых, которые меня поддерживают, в том числе и деньги дают. Во-вторых, мне много не нужно. Миллионы долларов мне по барабану! Поспать и поесть – вот все, что мне нужно в жизни.

– Обычно люди, кроме еды, тратятся на одежду, книги, билеты в кино, путешествия.

– Как это тратятся? – удивленно переспросила она. – За меня везде платят. Даже балаклавы мне дают какие-то люди. Но не Запад. Госдеп, Америка или Европа, как утверждают многие, нас не поддерживают, не перечисляют ни цента. Да и не смогли бы – у меня нет никаких счетов ни в одном из банков, ни одной карточки. Мы живем по принципу DIY – Do It Yourself («Заработай сам». – Авт.).

Никто из звезд меня не поздравил

– Сейчас, когда реальный срок вам уже заменили на условный, вы можете честно сказать – раскаиваетесь в содеянном или нет?

– Нет, не раскаиваюсь.

– Хотелось бы вам еще раз зайти в храм Христа Спасителя?

– Второй раз там выступать я точно не стану, мы никогда не повторяемся в выборе площадок. Просто так туда заглядывать, смотреть на иконы или что там изменилось после нашей акции, у меня просто нет времени. У меня вообще нет времени ходить по церквям.

– А хотели бы встретиться лично с Путиным или Патриархом?

– Нет, потому что они не хотят слушать граждан России, особенно тех, кто критикует их политику. Смысл встречаться, если тебя даже не выслушают? Они оба занимаются репрессиями, сажают людей.

– Если тебя кто-то обидел, нужно сначала высказать это ему один на один, если не поможет – при свидетеле и только потом идти стыдить на весь мир. А вы сразу в храм пошли плясать…

– Это была гражданская акция, а не религиозная, поэтому даже странно рассматривать ее с точки зрения христианских традиций.

– Катя, за эти дни условной свободы выходили с вами на связь мировые звезды, которые за вас вступались? Пол Маккартни, Леди Гага, Мадонна, Стинг?

– Нет, не связывались ни они, ни их помощники. С освобождением меня никто из них не поздравлял.

– Вы слушаете их песни?

– Ну, я знаю, о ком идет речь. Они же пишут популярную музыку. Все их слушают.

– Они вас еще выступить с ними приглашали. Если свяжутся, согласитесь вместе спеть?

– Такие выступления противоречат идеологии группы, так что откажусь категорически. Даже если предложат гонорар.

Компетентно

Николай Полозов, адвокат Pussy Riot: Кате нужно устроиться на работу и сидеть в Москве!

Специально для Екатерины, у которой нет времени и телефона на звонки в правоохранительные органы, мы узнали у одного из ее защитников, какие ограничения на нее сейчас наложены.

– Прежде всего Кате нужно устроиться на любую работу, с трудовой книжкой. Это входит в условия ее исправления. Профессия, оклад, условия труда – все это неважно, лишь бы было законно и официально оформлено. А вот деятельность группы ей засчитать не смогут, ведь они же нигде не зарегистрированы. Находиться она может только в регионе ее прописки, то есть в Москве. Раз в месяц ей нужно будет отмечаться в отделении по месту жительства, но проверяющие могут заходить к ней «в гости» в любое время, так что жить все же лучше с отцом, а не кочевать по друзьям.

Читайте также

Участница группы Pussy Riot Екатерина Самуцевич подала жалобу в Европейский суд по правам человека за нарушение в России запрета на пытки
Адвокат Сергей Жорин: Два года условно для "Pussy Riot" - не наказание



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:07, 30 Мая 2016
Резидент Comedy Club Павел Воля рассказал Sobesednik.ru, как его жена Ляйсан Утяшева вернуть к жизни его спину
»
11:52, 30 Мая 2016
Ученые назвали 7 главных мифов, связанных с диетами, которые мешают многим людям худеть
»
10:52, 30 Мая 2016
После бойни на Хованском кладбище Sobesednik.ru решил выяснить, кем и как в России контролируется похоронный бизнес
»