05:00, 06 Октября 2012 Версия для печати

Как казаки Тихий океан открыли

Река Улья – это очень далеко, на самом правом краю карты России. За каким чертом нас туда понесло? Кино снимали с коллегами из «КП», документальное, про казака Ивана Юрьевича Москвитина. 

Кто такой?

Ивашка Юрьев сын Москвитин со своим отрядом в три десятка казаков в 1639 году первым из русских вышел на берег Тихого океана. Эту большую воду со слов туземцев нарекли Ламой. «Ла ма» по-ламутски и есть «большая вода». Сейчас она называется Охотским морем, а ламуты – эвенами (не путать с эвенками).

Ну, мы, понятно, кино про москвитинцев снимали, а их-то самих за каким лешим из Томского острога понесло за тысячи верст по непролазной тайге? Дорог в XVII веке в Сибири и на Дальнем Востоке не было (их и сейчас там негусто), ходили по рекам на стругах и ладьях. Где повезёт – по течению, но частенько и против него – бечевой, по-бурлацки.

Шли, конечно, не за романтическим запахом тайги, а по службе. Государевы они были люди, занятые «приисканием новых землиц» и сбором ясака с туземцев. Брали дань «мягкой рухлядью», то есть пушниной, в основном соболем. Нельзя сказать, что туземцам это нравилось, но… против лома нет приема – у казаков было огнестрельное оружие, а у местных – только луки.

О жизни Ивана Москвитина остались крайне скудные сведения. Неизвестно, ни где и когда он родился, ни когда и где умер.

Поэтому немножко о времени, в которое он жил. Первая половина XVII века. Русь стремительно расширяется на восток. Больше некуда – ворота на запад закрыты Шведским королевством, Речью Посполитой и Османской империей.

Неудивительно, что царь и великий князь всея Руси Михаил Федорович посылает своих «людишек» на восток.

На Руси в ту пору драгметаллов не хватало даже на чеканку денег. Землепроходцы, кроме прочего, искали месторождения золота и серебра. Похоже, и отряд под водительством атамана Дмитрия Копылова (в котором состоял Иван Москвитин) отправился из Томского острога на загадочную реку Сивирюй не только за соболями. Через два года безуспешных поисков несуществующего Сивирюя казаки поднялись вверх по Алдану и поставили там Бутальский острожек. Оттуда следующей весной Копылов и отрядил Москвитина на разведку другой реки, где, по рассказам туземцев, была Серебряная гора (речь шла об Амуре).

«Зделав лодью, плыли до моря»

Вот что сообщал в своей «скаске» (отчете об экспедиции) казак Нехорошка Колобов: «…с Алдана реки из Бутальского острожку посылал… томской атаман Дмитрей Копылов… Ивашку Юрьева сына Москвитина да… казаков с ним тритцать человек… А шли они Алданом вниз до Май-реки восьмеры сутки, а Маею-рекою вверх шли до волоку семь недель, а из Май-реки малою речкою до прямого волоку в стружках шли шесть дён, а волоком шли день ходу и вышли… на вершину… Ульею-рекою шли вниз стругом… восьмеры сутки и на той же Улье-реке, зделав лодью, плыли до моря, до устья той Ульи-реки, где она впала в море, пятеры сутки…»

На словах все гладко, но за скобками скупого отчета остались многие тяготы отряда Москвитина. Впрочем, даже тут видно, как приходилось москвитинцам бросать свои суда, переносить на себе грузы через перевалы и, спустившись до очередной реки, строить новые ладьи.

«До Ламы идучи, кормились деревом, травою и кореньем…» Отъелись, только выйдя на побережье Тихого океана: «…на Ламе же по рекам можно рыбы много добыть и можно сытым быть».

Это правда – рыбы на Улье и сейчас хватает. В верховьях ловится крупный, до килограмма, хариус (другая рыба просто не может подняться через водопад высотой 12 метров). Зато ниже по течению есть и кижуч, и кунджа, и голец, и кета, и тот же хариус.

Разборки с ламутами

Поскольку надвигалась зима, казаки поставили в устье Ульи острог, а часть отряда Москвитин тем временем отправил на речной посудине по Ламе на север для сбора ясака и «приискания новых землиц» (за осень разведали более 500 верст побережья к северу). Тогда же Москвитин заложил на Улье плотбище, где казаки построили за зиму два 16-метровых («по осьми сажен») морских коча. Они теперь считаются прародителями Тихоокеанского флота.

Здесь же казаки понесли первую и единственную потерю в своих рядах. Ламуты, недовольные поборами, напали на Ульинский острожек и закололи казака, охранявшего заложников. Подоспевшие с плотбища москвитинцы отбили нападение и захватили в полон еще семерых ламутов, в том числе одного «знатного мужика». От него Москвитин узнал новые сведения о землях «от них направо в летнюю сторону» (то есть к югу) и весной 1640 года, используя пленника в качестве проводника, поплыл на юг.

Отряд прошел до Удской губы и, обойдя Шантарские острова, попал в Сахалинский залив. До Амура уже было не так далеко, но на одной из стоянок сбежал проводник. Что делать? «И гиляцкая земля объявилась, и дымы оказались», но москвитинцы «без вожей в нее идти не смели».

…Летом 1641 года отряд Москвитина пришел в Якутский острог с большим количеством «мягкой рухляди» и сведениями об открытых землях. Результаты похода не остались незамеченными, и несколько лет спустя Москвитин был призван в Москву для доклада. В 1647 году он возвратился в Томск уже в чине атамана. И это последнее, что известно о судьбе первопроходца…

Позже его именем был назван мыс на Охотском море, а в 1972 году в устье Ульи установлена стела, посвященная выходу отряда Москвитина к Тихому океану.

Вот, собственно, и всё. Никаким иным способом заслуги первопроходца родиной не отмечены. Хотя масштаб его открытий вполне заслуживает памятника как минимум работы Церетели. Зураб Константинович, можно считать это намеком.

Мнение специалиста

Практически современник Москвитина, дипломат и путешественник Якоб Рейтенфельс, немало поживший в Москве XVII века, писал: «Достойно, право, изумления, что такая горстка людей овладела таким громадным пространством земли…» Не меньше изумляют и фантастические сроки, в которые были открыты просторы Сибири и Дальнего Востока. Судите сами: в 1581 году войско Ермака только-только перешло за Урал, а уже в 1639-м отряд Москвитина вышел к Охотскому морю. Даже строго по прямой с запада на восток это расстояние составляет более 5000 км непроходимой тайги! Первопроходцы присоединили к России эти территории меньше чем за 60 лет.

Рецептик

Икра-пятиминутка

Пятиминутка – современное название, как она называлась в XVII веке, история умалчивает. Ну, суть-то не в том, запоминайте рецепт. Ловите, значит, красную рыбку. Любая годится – кета, кижуч, горбуша, кунджа (а хоть бы и норвежская лососина из магазина) – лишь бы мама, чтоб с икрой. Потрошите ее тут же на камушке и тщательно отделяете ложкой икринки от оболочки-ястыка. Потом готовите тузлук – насыщенный раствор соли (полную пригоршню с горбом на пол-литра воды). Погружаете икру в тузлук и активно минут пять помешиваете. Вот, собственно, и все. Осталось только ополоснуть готовый продукт от излишка соли в студеной водице, дать ей стечь через марлечку или любую другую рыхлую тряпицу – и можно мазать икру на кусок хлеба. Да не тонким слоем, а по-казачьи, в сантиметр толщиной! Или прямо ложкой наворачивайте. А еще можно в икру луковицу посечь для хруста. Тоже вкусно.

Документальный фильм «Иван Мос­квитин. Поход на Ламу» снимался на грант Русского географического общества.

Рамиль Фарзутдинов

Фото Александра Свешникова

Читайте также

Виталий Манский: Документальное кино еще покажет себя!

Дмитрий Быков: Казаки России - ряженые русские ковбои 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»
20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»