06:00, 01 Сентября 2012 Версия для печати

Богом забитые

Свято-Боголюбский монастырь, три года назад оказавшийся в центре скандала после побега 16-летней послушницы, снова напомнил о себе. На этот раз – в связи с требованием вернуть церкви здание единственной в районе больницы. Возмущенные местные жители обещают перекрыть федеральную трассу Москва – Уфа.

«Священник приехал, рукой загородился…»

Несмотря на ласкающее слух название, Боголюбово выглядит удручающе: неухоженные улицы, убогие деревянные домишки, нескончаемый поток машин на трассе M7 «Волга», разрезающей поселок на две части. На сером унылом фоне белое пятно – постройки Свято-Боголюбского монастыря. И добротное двухэтажное здание Боголюбовской районной больницы.

Месяц назад владыка Евлогий, архиепископ Владимирский и Суздальский, обратился к владимирскому губернатору с письмом, в котором попросил вернуть церкви здание больницы, поскольку до 30-х годов прошлого века там располагалась гостиница для паломников монастыря. Решение о передаче еще не принято, но местные не сомневаются: если церковь просит, значит, получит. Вернули же епархии знаменитые суздальские монастыри, а тут всего лишь двухэтажка немузейного значения. Размеренная жизнь больницы теперь прерывается стихийными пикетами возмущенных пациентов.

– В прошлый раз собирались, когда чиновники приезжали здание смотреть, – рассказывает местная жительница Людмила Басова. – С ними священник из епархии приехал. Наши женщины кинулись к нему с вопросами, а он только рукой загородился. Они-то себе здание вернут, а что с нами будет?

«С нами» – это с боголюбовцами и жителями еще десятка соседних сел и деревень. Местная райбольница обслуживает 11 тысяч человек, которым без нее придется ездить во Владимир и Суздаль. До областного центра, конечно, недалеко – всего 13 километров, до Суздаля – 40. Но для больных, у которых ни транспорта, ни денег, ни, главное, здоровья, эти километры – испытание.

– Куда я такая поеду?! – спрашивает непонятно кого пенсионерка Нина Семина. У нее артрит, и передвигается женщина, опираясь на табуретку.

Внутри больница выглядит, как обычная сельская: бедненько, но чистенько. Койки не пустуют никогда – наоборот, сюда есть очередь. Услышав по сарафанному радио, что корреспондент из Москвы приехал «писать про больницу», из палат выходят больные – по большей части пожилые женщины. Ситцевые халаты, платки, натруженные руки.

– Я всю жизнь пахала, сначала на фабрике, потом на заводе кирпичном. И что, даже койки больничной не заслужила?! – возмущается Людмила Сударкина. У нее недавно был инсульт, левая рука теперь не двигается.

– Не отдадим мы больницу, – говорит другая пациентка. – Всем Боголюбово выйдем и трассу перекроем.

Трасса для боголюбовцев – последняя возможность обратить на себя внимание. Губернатору они уже писали.

Монашки ругают

Врачи в пикетах не участвуют – некогда, но беспокойства не скрывают.

– У нас и так коек мало – 20 дневных и 13 круглосуточных, но хуже, если не будет вообще ничего, – говорит и.о. главврача Ольга Лазарева. – Может пострадать и поликлиника – уберут стоматологов, хирургов, педиатров, оставят одних терапевтов.

Потеря хирургов и стоматологов пугает местных меньше, чем перспектива лишиться станции скорой помощи – она находится в здании больницы и отправится «на выход» вместе с ней. Два стареньких «уазика» не простаивают, фельдшеры круглые сутки на вызовах в районе.

Жителям тем более обидно лишаться стационара, что никаких других благ они не видели.

– Мы и так Богом забытые, – говорит молодая мама Марина Кибукевич. – У нас же ничего нет, кроме магазинов. Светофор на переходе поставили, только когда девочку машина сбила. Второй садик отдали под кафе. В поселке ни одного клуба – молодежь пьет по подъездам. Вечером на улицу страшно выйти, фонари не горят.

Страшно и бедно в самом поселке, за стенами Свято-Боголюбского монастыря белые храмы, асфальтовые дорожки, пышные цветники, огород с аккуратными грядками. У входа в монастырь – туристические автобусы, а вот местные туда не заглядывают.

– Монашки на нас ругаются – то мы в брюках пришли, то накрашенные, – объясняет Вероника Крошкина. – Да и цены у них кошмарные.

Выселение по закону

Вроде бы монастырь не бедствует и в хижинах не ютится, так какая нужда заставила Владимиро-Суздальскую епархию поднимать вопрос еще об одном здании?

– Стесненные условия, – объяснил отец Александр Шириков, эконом епархии. – В монастыре порядка двухсот монахинь, инокинь, послушниц, помещений на всех не хватает, а монастырю надо расширяться. Будут в здании кельи или гостиница для паломников – сказать не могу, но оно будет использоваться в религиозных целях.

Чудные дела: решение о передаче еще не принято, а епархия уже строит планы. По словам отца Александра, если областные власти согласятся, то передача здания пройдет без ущерба для людей – в течение шести лет администрация области подыщет другое здание или построит новую больницу, до этого старую никто не тронет. Подыщет, напомню, в поселке, где даже детсад отжали под кафе, или, игнорируя отсутствие уличных фонарей и разбитые дороги, построит в чистом поле за 200 млн рублей (озвучивается именно такая сумма). В Федеральном законе «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» действительно говорится, что передающая сторона обязана предварительно предоставить выселенцам равноценное помещение.

– В нашем реестре таких помещений нет, – разводит руками Андрей Китаев, первый заместитель директора департамента имущественных и земельных отношений администрации Владимирской области. – А чтобы возвести новое здание, нужны деньги и время на согласование проектов, стройку, проведение коммуникаций. Это сложно.

Президент Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова уверена, что это не сложно – это невыполнимо.

Недавно епархия потребовала освободить Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном, который сотрудники заповедника подняли из руин и основали там Музей хрусталя. Компенсировать, понятно, никто ничего не собирается.

– Зачем он им нужен? – недоумевает Аксенова. – На маленький город действующих храмов достаточно.

Но больница, где лечатся небогатые и пожилые, не музей. Это врачи, лекарства, скорая помощь. И здоровье, а то и жизни 11 тысяч человек.

– Это же ваши ближние. Разве по-христиански отворачиваться от ближних? – спрашиваю отца Александра.

Он серьезен:

– Жителям нужна больница, церкви – здание. Разве церковь – это не люди?

Конечно, люди. И по закону тоже «имеют право». Все у нас равны, но некоторые, видимо, все же равнее.

Фото Виктора Стохальского

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»