06:30, 22 Июня 2012 Версия для печати

Как спастись от нашествия клещей?

Старую поговорку про лес и волков в наше время смело можно перекроить на новый лад: клещей бояться – в лес не ходить. Если б только это помогло. «Собеседник» разобрался, почему проблема клещей сегодня касается даже тех, кто не выбирается дальше дачного участка.

Иному кровососу даже лес не нужен

Традиционно июнь в России – разгар сезона клещей, но с каждым годом отчеты специалистов звучат все тревожнее. Клещей стало больше, и подцепить их можно уже не только в тайге, как в прежние годы, но и на дачах, в летних лагерях и даже в парках, расположенных в черте города.

Пожилые жители средней полосы России слушают это с недоумением, вспоминая времена, когда ходили в свои тверские, костромские и новгородские леса без страха. «Не было тогда никаких клещей», – утверждают они. Это можно было бы списать на плохую память, если бы экспансию клещей не подтверждали специалисты.

Клещей на земле 600 с лишним видов. Ixodes persulcatus (клещ таежный) наводил ужас на туристов, отправляющихся на Дальний Восток лет 30–50 назад, когда в европейской части России о лесных кровососах даже не слышали. Он и по сей день обитает в основном в тайге, не особо расширив свой ареал обитания. Но у клеща таежного есть близкий «родственник» – Ixodes pavlovskyi. Отличить первого от второго на глаз не сможет даже специалист, однако именно Ixodes pavlovskyi хозяйничает в непосредственной близости от жилища человека. Он вполне комфортно чувствует себя, например, на городских газонах.

– Раньше считалось, что клещи этого вида отдают предпочтение хорошо увлажненным осиново-пихтовым лесам, произрастающим на горных склонах, – рассказали биологи Наталья Ливанова и Валентина Бахвалова, сотрудники новосибирского Института систематики и экологии животных СО РАН. – Как показали наши исследования, в сравнении с таежным клещом Ixodes pavlovskyi менее требователен к толщине лесной подстилки, менее влаголюбив, а птиц-прокормителей в черте города для него более чем достаточно. Тогда как самке таежного клеща для формирования полноценного потомства требуется более крупная добыча. В данном случае мы можем говорить о расширении ареала Ixodes pavlovskyi.

Сами виноваты

Версий, проясняющих нашествие клещей в последние десятилетия, много – от фантастических и параноидальных (в Сибири ходит байка про «ужасные 90-е», когда по Транссибу якобы ездили люди, рассыпавшие клещей из чемоданчиков) до вполне разумных – например климатических. Но по большому счету в расселении кровососов по всей стране мы виноваты сами. В лаборатории патологии насекомых Института систематики и экологии животных объяснили, как создаются комфортные для клеща условия там, где его никогда раньше не было:

– Яркий пример – вырубка коренных пород деревьев. Широкомасштабные вырубки начинают зарастать березой и осиной, участки отлично прогреваются, вместо толстого слоя хвои, непригодного для клещей, на почве появляется растительная ветошь. Резко повышается количество излюбленных кормов для зайца, лося и др. Таким образом все условия для существования клещей созданы, и они не заставляют себя долго ждать, прибывая «на новые квартиры» на мигрирующих птицах и млекопитающих.

Среди причин, по которым встреча с клещом сейчас совсем не редкость, – строительный бум, охвативший страну. Мы активно застраиваем дачами, коттеджами, турбазами, санаториями леса, где раньше бывали разве что опытные грибники, и страстно полюбили вылазки на природу, где оставляем после себя кучи мусора. А где мусор, там мыши и соответственно клещи.

Грязная дюжина

Проблема клещей остро стояла и в СССР, но ее не без успеха решали. В 30-е годы на Дальнем Востоке люди умирали от неизвестной науке таежной болезни, а те, кто выживал, часто оставались инвалидами. В регионе между тем было много войсковых частей, порой стоявших прямо в тайге, и с этим нужно было что-то делать. Из Москвы в экспедицию отправилась группа ученых, которые в 1937 году нашли причину таежного мора, открыв вирус клещевого энцефалита. Участники экспедиции получили Сталинскую премию, и с этого момента в СССР началась активная борьба с клещами.

Правда, на семь бед был один ответ: ДДТ. Швейцарский химик Пауль Мюллер, придумавший использовать этот химикат для борьбы с насекомыми (Мюллера на тот момент больше всего заботили малярийные комары и вши, распространяющие сыпной тиф), в 1948 году получил Нобелевскую премию по медицине. Потом оказалось, что ДДТ уничтожает не только опасных кровососов, но и их мирных соседей типа пчел, а кроме того, отравляет водоемы и среду обитания лесных животных и птиц. На ДДТ ополчились экологи, американский биолог Рейчел Карсон в 1962 году написала книгу «Молчаливая весна» – спорную, но тем не менее знаковую, в которой призвала отказаться от повального увлечения пестицидами. Итог многих лет шумихи таков: ДДТ возглавляет «грязную дюжину» – список из 12 стойких органических загрязнителей, запрещенных к использованию Стокгольмской конвенцией. В СССР ДДТ запретили в 1989 году.

Кто не успел, тот ищет деньги

Что мы имеем сейчас? Клещи есть почти на всей территории страны. Больше половины регионов эндемичны по клещевому энцефалиту, абсолютно все, где встречаются клещи, – по боррелиозу. Более щадящие, чем ДДТ, препараты для противоклещевой обработки есть – в настоящее время применяются яды короткого остаточного действия на основе пиретроидов. Однако убивают они только активных особей и действуют всего 30–40 дней (одной обработки ДДТ хватало на 4–6 лет), потом подрастает новое поколение. Теоретически можно было бы обработать территорию снова, но, во-первых, даже такие яды – все равно яды, во-вторых, в полный рост встает проблема финансирования.

– Проводятся такие обработки на местном уровне и финансируются из местного бюджета, – объяснила доктор биологических наук Наталья Шашина, ведущий научный сотрудник НИИ дезинфектологии Роспотребнадзора. – С помощью специальной распыляющей аппаратуры обрабатываются так называемые зоны высокого риска – например лесопарки, кладбища, где были зафиксированы случаи заражения людей.

Чтобы обработка была оплачена из бюджета, администрация, например, санатория, летнего лагеря или кладбища должна заранее, за полгода, подать заявку. Кто не успел, но получил предписание Роспотребнадзора обработать территорию, платит из своего кармана. В Московской области противоклещевые работы стоят 7700 рублей за 1 гектар. Территория среднего детского лагеря – 10–15 гектаров, кладбища – 30–40 гектаров. К слову, в Московском областном центре дезинфекции вопросу про обработку кладбищ удивились и сообщили, что не помнят ни одной подобной заявки. В области между тем их больше полутора тысяч.

В этом и заключается часть ответа на вопрос, почему клеща сегодня можно подцепить там, где этого совсем не ждешь. Если предписание Роспотребнадзора все-таки обязывает озаботиться борьбой с клещами, то на нет, как говорится, и суда нет – тратиться на профилактику не в нашем менталитете.

Некоторые эксперты предлагают вернуться к ДДТ, ссылаясь на тот факт, что шесть лет назад Всемирная организация здравоохранения приняла решение продолжить его применение в тех странах, где свирепствует малярия, – как меньшее из двух зол. У нас малярии нет, зато есть клещевой энцефалит и боррелиоз, заболеваемость которыми растет. В НИИ дезинфектологии рассказали, что уже писали по поводу возобновления использования ДДТ главному санитарному врачу Геннадию Онищенко.

Экологи и биологи категорически против. По словам доктора биологических наук Виктора Глупова, это грабли, на которые мы уже наступали, и в случае возврата к ДДТ есть риск получить такие эффекты, по сравнению с которыми нынешняя проблема клещей покажется семечками. По-хорошему же надо искать новые эффективные средства, но это уже глубокая химия – дело непростое, нескорое и очень дорогое. И денег на него, как нетрудно догадаться, нет.

Помоги себе сам

Косите, Шура, косите. И прививка не помешает

У активно выезжающего на природу человека шансов избежать встречи с клещом немного. Поэтому каждому придется строить противоклещевую оборону самостоятельно. На данный момент доступны:

- вакцина от энцефалита. Для полного курса вакцинации нужно 12 месяцев, для экстренного – 3 недели;

- акарициды для нанесения на одежду. На базе НИИ дезинфектологии разработан спецкостюм, который защищает от клеща как механически, так и химически – ткань обработана акарицидным составом, который парализует его, а особый крой и ловушки лишают его шанса добраться до кожи. Продаются такие костюмы в магазинах спецодежды, стоят от 3500 рублей;

- простые способы профилактики – светлая, плотная, закрытая одежда для походов в лес, самоосмотры каждые 20 минут, стирка вещей и душ по возвращении домой, постоянный осмотр животных;

- уход за дачей: регулярное скашивание и уборка травы, обработка инсектицидами, а еще лучше – обработка соседних участков. Эту услугу активно предлагают коммерческие дезслужбы – минимальная стоимость, например в Петербурге, составляет 3 тысячи рублей.

В комплексе всё это позволяет снизить вероятность укуса настолько, чтобы не быть той пуганой вороной, что боится каждого куста.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»
20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»