06:30, 30 Марта 2012 Версия для печати

Несогласная

75-летняя жительница Нижнего Новгорода Лилия Гремина отсудила у государства 10 тысяч рублей за незаконное задержание ее на митинге несогласных. После случившегося у пенсионерки начались проблемы со здоровьем, так что компенсация, которой Гремина добивалась пять лет, пойдет на лекарства.

Единогрызлущих Россию – к ответу!

В историю Нижнего Новгорода «Марш несогласных» 24 марта 2007 года вошел жестким его разгоном. Большинство участников задержали еще до начала, горстку остальных – когда они, несмотря на действия силовиков, пытались его провести.

О готовящемся митинге Лилия Михайловна узнала накануне из объявления на подъезде соседнего дома.

– Поняла, что надо идти, – вспоминает она. На борца с системой хрупкая Лилия Гремина совсем не похожа – обычная пожилая интеллигентка. – Потому что я и есть несогласная. У меня пенсия – 7600 рублей, я считала: в пересчете на советские деньги это 42 рубля. И на этом уровне она держится с 92-го года, все прибавки съедает инфляция. У меня в институте стипендия была 52 рубля, и этого еле хватало. А ведь есть пенсионеры, которые получают меньше моего.

К участию в «Марше несогласных» Лилия Михайловна подошла креативно. На ватмане красиво написала лозунг:

«Единорызлущих Россию за вымирающий в бесправии и нищете народ – к ответу». Свернула плакат в трубочку, положила в пакет и отправилась утром на площадь Горького, где традиционно проходят разные нижегородские тусовки. На место пришла в половине двенадцатого – за полчаса до начала марша. Периметр площади был плотно оцеплен омоновцами. Что власти марш не разрешили, Лилия Михайловна не знала. Зато власти к разгону несанкционированной акции подготовились заранее, собрав в подкрепление бойцов ОМОНа из десяти соседних областей. На противоположных сторонах площади стояли две толпы, в какой из них митингующие, пенсионерка гадать не стала. С вопросом «Подскажите, пожалуйста, где здесь собираются несогласные?»

Лилия Михайловна по простоте душевной обратилась к милиционерам, стоявшим неподалеку. Лучше бы она этого не делала.

– Они показали рукой, но как только я завернула за угол, ко мне подбежали три милиционера в синих бушлатах, – говорит Лилия Михайловна. – Они сами достали плакат, сами его развернули и попросили меня подержать с одной стороны. Сказали, что митинг не разрешен, и предложили пройти с ними. Я возмутилась: с какой стати, я же ничего не нарушала?!

Но милиционеры не отступались, и тогда старушка села на асфальт. Ее поставили на ноги и потащили к милицейскому «бобику». Лилия Михайловна почувствовала удар кулаком по спине. Из «бобика» старушку пересадили в пустой автобус, в который начали заталкивать испуганных людей.

По свидетельству очевидцев, 24 марта в Нижнем Новгороде омоновцы устроили побоище – несогласных швыряли на асфальт, били ногами и дубинками, а потом закидывали в автобусы.

Если бы не скорая, там бы и полегла

Лилия Михайловна помнит, как ее с другими задержанными повезли в РОВД, как загнали в подвальное помещение, а на дверь повесили замок. На допрос  вызывали группами. Очередь Лилии Михайловны подошла в шестом часу вечера, с момента ее задержания прошло уже больше пяти часов. Все это время пенсионерка, как и другие, не могла ни поесть, ни сходить в туалет.

– Задержать за административное нарушение можно максимум на три часа, – объясняет адвокат Греминой Юрий Сидоров. – Это и стало нашим главным доводом в суде. Хотя и задерживать Лилию Михайловну, и доставлять в отделение они тоже не имели права – в 11.30 митинг еще не начался, и все, что могли сделать милиционеры – это предупредить ее, что акция не согласована с властями.

Когда группу Лилии Михайловны погнали на четвертый этаж, ей пришлось почти бежать, чтобы поспевать за молодежью. Греминой стало плохо. На вопросы девочки-дознавателя она отвечала заплетающимся языком.

– Я, наверное, так бы и полегла в отделении, если бы не задержанный журналист из Самары, – вспоминает Лилия Михайловна.

– Подошел ко мне и говорит: «Требуйте скорую, если не хотите здесь умереть».

Просьбу Лилии Михайловны милиционер выполнил. Медики зафиксировали у пенсионерки гипертонический криз, сделали ей укол и повезли в больницу.

На лечение старушка потратила 15 тысяч рублей, но без последствий не обошлось – развилась аритмия, и теперь ей совсем не до митингов, сидит на таблетках. Однако прощать обидчиков Лилия Михайловна не стала и, как только ей полегчало, пошла в нижегородский «Комитет против пыток» – адрес подсказал один из несогласных.

– Мы обращались в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела на сотрудников милиции, – рассказывает адвокат Юрий Сидоров. – Нам отказали, даже служебную проверку не провели. Пошли другим путем – подали гражданский иск о компенсации материальных затрат и морального вреда.

Пять лет для человека пожилого – срок большой, но Лилия Михайловна терпеливо ждала результата. На заседаниях представители МВД попытались повернуть дело так, будто бы пенсионерка буянила и ругалась, плакат не сворачивала и пыталась прорваться через милиционеров, вот и пришлось проводить провокаторшу куда надо. Но районный суд встал на сторону Греминой и присудил ей 30 тысяч компенсации. Ответчики подали апелляцию, областной суд снизил сумму до 10 тысяч.
Вот бы все так боролись!

Недавно Лилии Михайловне перечислили выигранные в суде деньги. Сумма скромная, вся, конечно, уйдет на лекарства.
Митинги она смотрит теперь в Интернете – «зомбоящик» не любит и радуется за молодых, которые отстаивают свою позицию. Рассуждает:

– Плохо только, что лидера пока у митингующих нет.

Собчак в этом качестве она не видит – не верит ей, Навальный кажется Греминой «мутным». Симпатизирует она Народному ополчению имени Минина и Пожарского и даже высылает иногда «ополченцам» немного денег – «должен же их кто-то поддерживать». Лилия Михайловна знает имена ведущих политологов и отлично разбирается в политических объединениях, но сама ни к одной партии не примкнула и не собирается – разочаровалась еще во времена КПСС.

Решение областного суда ее не удовлетворило – компенсацию в 10 тысяч рублей Лилия Михайловна считает несоответствующей тому, что она пережила пять лет назад в отделении милиции. Сейчас ее жалобу рассматривает Европейский суд по правам человека.

– Может быть, дело Греминой полицейских ничему и не научит, – говорит ее адвокат. – Но если бы все так отстаивали свои права, мы бы жили в другой стране.

Полиция извинилась через «Собеседник»

– Действий, носящих необоснованно грубый характер, унижающих честь и достоинство пожилой женщины, сотрудники правоохранительных органов не производили, – прокомментировала ситуацию Светлана Ковылина, зам. начальника отдела информации и общественных связей ГУ МВД по Нижегородской области. – При этом нахождение Греминой в помещении ОВД более трех часов противоречит требованиям закона и не является положительным примером работы органов внутренних дел. ГУ МВД России по Нижегородской области согласно с выводами суда в этой части и приносит Лилии Михайловне свои извинения за причиненные неудобства.

Нижний Новгород – Москва

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»