09:00, 27 Марта 2012 Версия для печати

У кочевников Ямала время корпоративов

Если задрать голову перед огромной настенной картой России, чуть ниже Северного Ледовитого океана бросится в глаза обширная территория на самом краю земли, очертаниями похожая на сердце. Это Ямало-Ненецкий автономный округ. В переводе с ненецкого Ямал – «Край земли». Место, где очень много северных оленей. В марте, когда экстремальная погода Арктики становится чуточку добрее, на Ямале начинаются праздники – Дни оленевода.

Как оленеводы каслают на аргишах

Для тундровиков олень – это и объект поклонения, и главный герой фольклора, и пища, и одежда, и транспорт, и основной источник дохода. Поэтому с ненецкого языка «олень» так и переводится – «дающий жизнь».

Зиму оленеводы проводят в защищенной от ветра лесотундре, где снежный покров неглубок. Живут в чумах – мобильных жилищах, каркас которых собирается из длинных шестов и покрывается шкурами оленей. Чтобы накрыть один чум, нужно до полутора сотен шкур. Ставит чум и ведет хозяйство женщина, чумработница. Мужчины-оленеводы, помимо выпаса оленьего стада, рыбачат и охотятся. Чем больше у хозяина оленей, тем больше его уважают, тем он богаче.

Для прокорма оленям нужен ягель, поэтому дольше четырех дней стадо (а соответственно и семья оленевода) на одном месте не стоит. За сезон кочевать приходится от 500 до 1000 км. Оленеводы каслают (пасут оленей) на нартах, запряженных оленями. Вереницу соединенных нарт называют аргишем.

Летом семьи оленеводов со своими стадами продвигаются на север – к берегам Северного Ледовитого океана или к северной оконечности Уральских гор. Хорошими пастбищами считаются обдуваемые ветрами места. К концу лета комаров и мошки становится меньше и олени нагуливают жир. С середины сентября оленеводы поворачивают нарты к «зимней дороге» – на юг, и постепенно начинается обратный путь к зимним стоянкам. Так и кочует олений аргиш по немаленькому Ямалу, и нет конца этому пути…

Банкоматов в тундре нет

В марте на Ямале праздник – Дни оленевода, которые длятся порой дольше месяца. Время проведения праздника не случайно. Его логическое объяснение в кочевом образе жизни. Во время кочевки северян – родственников и соплеменников – разделяют многие километры заснеженной тундры. Весной начинается перегонка огромных оленьих стад на летние пастбища, на север региона. И праздник – Дни оленевода – это еще и праздник встречи. Кочевники семьями съезжаются из самых дальних уголков огромного Ямала в поселки и города на своих упряжках.

Нарты – не роскошь, а средство передвижения. Легкие, но очень прочные деревянные сани особой конструкции собраны из березовых деталей и скреплены сыромятными кожаными ремнями. В них и запрягают олешек. И ездить нарты могут не только по снегу, но и по летней тундре.

Кочевники живут по принципу «все свое вожу с собой». В багаж укладываются и дом-чум, и весь домашний скарб, включая LCD-телевизоры, антенны-тарелки и жидкотопливные электрогенераторы, и древние тотемы…

Техническая оснащенность кочевников – тема отдельная. Практически вся электроника горожан из интернет магазина электроники сегодня есть и в чумах. Разумеется, за исключением крупногабаритной бытовой техники. Естественно, не бывает в чумах стиральных машин или холодильников. Но телевизоры, ноутбуки, медиацентры и прочее имеется. И генераторы, от которых все это запитывается и работает.

Особое внимание – средствам связи. Сегодня найти тундровика без сотового телефона сложно – почти вся ямальская тундра охвачена сотовой связью. Вдобавок региональная власть закупила и выдала каждой оленеводческой бригаде аппараты спутниковой связи. Денег не пожалели, потому как надежная связь в тундре – вопрос жизни. Встреча с волками, белыми медведями, трудные роды, дитё заболело… мало ли что может произойти на «диком» Севере. Карета скорой помощи туда не доедет, а вот вертолет при необходимости обязательно прилетит.

Чем ягушка отличается от малицы

На праздник женщины надевают самые красивые, самые дорогие ягушки – наряды из оленьих шкур. Их шьют из девяти шкур: четырех летних шкур мехом наружу, четырех осенних – на подклад и еще одной – на воротник (стоимость женского наряда сопоставима с норковым манто). Мужчины ходят в малицах. Это тоже меховая одежда, но сшитая наглухо, без разреза, и мехом внутрь. И рядом, конечно, во множестве – демография на Ямале что надо – одетые в малицы румяные дети-тундровички.
Праздник, естественно, в первую очередь – это встречи и общение. Со старейшинами, главами родов и общин. Все рассаживаются, угощаются строганиной (промороженная рыба или мясо оленя). Пьют чай вприкуску. Старики передают свои секреты… Сказители – легенды («О появлении мошек и комаров» или «О том, как собака искала себе друга жизни»). Я слышал. Любопытно.

Интересуясь друг у друга планами на жизнь, узнают, кто сколько оленей забил, удалась ли в зиму охота, готова ли дочь к замужеству… Именно в этот период происходит крайне важное событие – нэвтана (сватовство), подбор невест. Коренные северяне говорят, что семьи, свадьба которых состоялась после Дней оленевода, – самые крепкие и благополучные, а дети в них здоровые и послушные.

Есть время и для общения с чиновниками: одному надо оформить пенсию, другому – доверенность у нотариуса сделать... Кроме того – и это очень важно! – в дни праздника оленеводов ждут врачи: прививки детям, консультации старикам… Забот много, ведь после этих коротких дней оленеводы на долгие месяцы умчатся в даль снежную, где с банкоматами, нотариусами и докторами большие сложности.

Затынзянить тут умеют не хуже, чем в Техасе

Дни оленевода можно назвать профессиональным праздником. А по-нынешнему – корпоративом. А их принято устраивать пышно. На Ямале так и делают. Как водится, приглашают звезд. Только не столичных, а своих, северных. Профессиональным продюсерам пока не удалось ответить на вопрос, почему выпускникам «фабрик звезд» не удается завоевать популярность среди оленеводов-кочевников. Зато здесь очень жалуют, например, национальный ансамбль танца «Сыра-Сэв» («Снежинка»), которому, кстати, рукоплескала взыскательная публика Франции, Италии, Германии, Голландии, Бельгии, Швейцарии, Испании, Финляндии…

А самые любимые и ожидаемые на празднике – национальные состязания. Наиболее ловкие оленеводы соревнуются на оленьих упряжках. Победа в этой нешуточной оленьей «Формуле-1» зависит от многого. Это и тщательность изготовления нарт: чтобы выдержать немалую скорость, они должны быть очень прочными, а чтобы обеспечить эту скорость, еще и легкими. Полозья необходимо смазать жиром. Оленей тоже подбирают самых быстрых. Ездовые олени – сами по себе элита, а ездовые для гонок – уже высшая каста элиты. Им полагается отдельный усиленный рацион, периодические тренировки и еще много чего, о чем вам не расскажет ни один гонщик на упряжках – это «секрет фирмы».

Все национальные виды состязаний – лишь дополнительная отработка навыков, необходимых для выживания в тундре. Взять, к примеру, ту же езду на оленях. Переезжают с места на место кочевники не торопясь, тундра спешки не любит, но если вдруг несколько несмышленышей-олешек отбились от стада или – упаси Господь! – полярные волки объявились, тут от скорости твоих нарт зависит не только имущество, но и жизнь.

Кроме гонок, в программу соревнований по национальным видам спорта входит метание тынзяна на хорей. Хорей – это шест, которым погоняют оленей при езде на нартах, тынзян – аркан, местный вариант лассо. Метание производится с десяти и более метров. Ловкость, с которой метают свои тынзяны оленеводы, поражает. При каслании олени сбиваются в группы. И каждый оленевод может одним броском в сплошную и, казалось бы, однородную массу оленей (которая при этом постоянно находится в движении) заарканить, то есть затынзянить, именно того олешка, который ему нужен.

Единственное, что остается для многих загадкой – это прикладное применение такого состязания, как прыжки через нарты. К слову, прыжки через нарты входят в перечень состязаний Арктических зимних игр. На днях в ямальскую столицу Салехард из канадского Уайтхорса вернулась ямальская команда, молодые спортсмены которой защищали там не только честь региона, но и всей России. Вернулась с очередной победой, доставив на Ямал 101 медаль, более 60 из которых – золотые.

Карпаччо из оленины здесь ели и тысячи лет назад

Карпаччо (итал. carpaccio) – итальянское блюдо из тонко нарезанных кусочков сырого мяса с острой приправой. Достоверно неизвестно, откуда и когда это блюдо пришло на Апеннинский полуостров. Но можно точно сказать, что оленеводы Ямала ели карпаччо еще до того, как были построены египетские пирамиды. Найденные на Ямале артефакты свидетельствуют о существовании очагов цивилизации несколько тысяч лет назад.

Только здесь карпаччо называют строганиной. То же сырое мясо (или рыба) с приправой. Мясо (чаще всего сырую оленину) подвергают термообработке. Только не горячей, а холодной. В мясе, выдержанном несколько недель при минус 40, не остается никаких паразитов, но сохраняются витамины и микроэлементы. Приправу – маканину – делают, смешивая соль с перцем (а сегодня полюбили и майонез с кетчупом). Вкусно очень.

Кстати, Ямал стал поставлять оленину и в Европу. Региональные власти поняли, что не только добычей топлива нужно развивать экономику региона. Надо использовать и другие естественные конкурентные преимущества. Одно из них связано с тем, что мясо оленя является ценнейшим пищевым продуктом. Ямальская же оленина ценна вдвойне, потому как, в отличие от своих скандинавских собратьев, местные олени живут в естественной среде, на экологически чистой территории и питаются не комбикормами, а натуральным ягелем.

Первые 50 тонн ямальской оленины ушли в Европу еще в 2008 году. Ямальским властям удалось преодолеть все бюрократические препоны (чиновники Евросоюза потребовали сертифицировать по их нормам даже пастбища!). Оно и ясно – защищали свои рынки. Но покупатель сразу сказал свое веское слово: первые 50 тонн оленины разошлись влёт!

Ямал постоянно участвует в международном агропромышленном форуме «Зеленая неделя» в Берлине. И небезуспешно: в 2011 году в страны Евросоюза было поставлено уже 537 тонн деликатесного оленьего мяса. Сегодня Ямало-Ненецкий автономный округ – единственный регион в России, который поставляет оленину на экспорт. И доходы от продаж составляют весомую статью в бюджете региона.

Золотая середина

Дни оленевода на Ямале – это не просто праздник. В широком понимании – это механизм, который позволяет сохранить в своей исторической самобытности культуру и весь традиционный кочевой образ жизни коренных жителей Крайнего Севера. Можно спорить о пользе или о пагубности глобализации. Истина же, как всегда, посередине. Промышленность унифицирует производственные процессы, теряя локальные традиционные промыслы. Экономика в целом, интегрируясь, расплачивается за это финансовыми кризисами. Продукты мировой поп-культуры захватывают территории, вытесняя и растворяя самобытность. Найти золотую середину – такую задачу решают в российской Арктике.

На Ямале берут свои начала Северо-Европейский и другие газопроводы. Поставляемый по ним газ наполняет теплом и светом дома не только россиян, но и, например, баварцев. Студенты с Ямала обучаются в самых престижных вузах мира. По ямальским маршрутам эко- и этнотуризма путешествуют туристы из самых разных уголков планеты. При освоении месторождений Ямала используются технологии со всего света. То есть элементы глобализации налицо. Но при этом на Ямале веками неукоснительно проводятся Дни оленевода, живы обычаи, «Сыра-Сэв» и тынзян на хорей…

Практический опыт Ямала в сохранении уникальной цивилизации малочисленных народов Крайнего Севера при широкой экономической интеграции в мировое сообщество и есть та золотая середина, которая очень нужна и любителям карпаччо на баварских кухнях, и оленеводам тундры Ямала.

Только факты

 Ямал немноголюден: на его огромной территории, где могут свободно уместиться несколько европейских государств, населения – чуть больше полумиллиона человек. Зато здесь добывается 90% всего российского газа и почти 25% нефти.

Северных оленей на Ямале больше, чем людей: 700 тысяч голов – треть всей их мировой популяции. Хозяева оленей – представители коренных малочисленных народов Севера – ненцы, ханты, селькупы. Коренных северян на Ямале – около 40 тысяч человек. Большая их часть занята традиционными промыслами – охота, рыболовство и конечно же оленеводство.

Около трети всех коренных северян кочуют по тундре и пасут оленей. Это самая многочисленная группа кочевников в России.
Оленина – мясо с уникальными медико-биологическими характеристиками, экологически чистый продукт питания. Мясо оленя обладает низким содержанием жира, максимально насыщено важнейшими микроэлементами и витаминами.

Иван Смирнов

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

22:04, 02 Декабря 2016
Что нужно помнить о поручнях в автобусе и почему мыть руки стоит не только перед едой. ЗОЖ-памятка Sobesednik.ru
»
21:00, 02 Декабря 2016
Кому предстоит платить двойной налог на недвижимость и коснется ли это садоводов и дачников, узнал Sobesednik.ru
»
20:03, 02 Декабря 2016
Леонид Якубович рассказал в интервью Sobesednik.ru о том, как его регулярно «хоронят» и о многолетней работе на ТВ
»