06:30, 23 Марта 2012 Версия для печати

Очаг спасения для отверженных

Руслан и Оксана Мингазовы из Казани превратили свой дом в приют для бомжей, алкоголиков и наркоманов. Когда-то наркоманом был и сам Руслан, теперь он помогает другим начать новую жизнь, потому что верит: плохих людей не бывает – есть отверженные.

«Меня тоже вытащили»

Мингазовы живут на окраине Казани: их двухэтажная постройка за деревянным палисадником теряется на фоне элитных коттеджей - рядом ведется строительство элитных коттеджей под ключ, которыми тут застроен весь район. Обитатели этого дома респектабельным соседям, конечно, не по душе: вместе с 35-летним Русланом, его женой Оксаной и их двухлетним сыном Булатом по этому адресу проживают еще 12 мужчин, которые – каждый по отдельности и тем более все вместе – рефлекторно вызывают тревогу. В семью Руслана эти люди пришли с улицы, а многие и из тюрьмы.

В выходной все обитатели странного дома в сборе. На кухне за длинным обеденным столом сидят двое мужчин – оба по-домашнему в трениках, у плиты стоит обладатель бритой головы и наколок, тут же на полу пухлощекий малыш играет с лошадкой. Навстречу выходит Руслан, приглашает в гостиную. От гостиной в комнатке – обшарпанный диван, старенький телевизор, от детской – гора игрушек, но кровати в два яруса делают комнату больше похожей на ночлежку.

– Четыре года назад я сидел на героине, – вспоминает Руслан. – Все мои друзья были наркоманы: кого-то посадили, кого-то убили, кто-то умер от передоза. Вытащил меня запойный алкоголик, который смог выкарабкаться.

Руслану повезло, у него понимающая семья – родители и брат подставили плечо. Ломку он перетерпел, говорит, что намного сложнее заполнить пустоту, которая образовалась без наркотиков. Дурь для наркомана – бог, цель, смысл существования. Выбравшись в нормальную жизнь, Руслан устроился работать продавцом, встретил Оксану, у них родился сын Булат.

– По телевизору я увидел фильм про Матевосяна (Сергей Матевосян создал в Петербурге христианский реабилитационный центр. – Авт.) – как он подбирал людей с улиц, отмывал, лечил, – рассказывает Руслан.

После того фильма он стал ездить по вокзалам, ходить по теплотрассам, где ютятся бомжи. На улицах, опытным взглядом выхватывая из толпы наркомана, он подходил и оставлял визитку, предлагая приехать, когда понадобится помощь – кров, кусок хлеба и шанс снова почувствовать себя человеком. Многие соглашались.

Первое время после женитьбы Руслан и Оксана жили в четырехкомнатной квартире, и вместе с ними постоянно еще 10–15 человек.

– Я был в шоке, – рассказывает Владимир Парфенов, помощник Руслана и в прошлом  тоже героинщик. – Беременная баба – и нас 10 мужиков! У меня тогда засада была с деньгами и с квартирой, подумал: перекумарюсь и уйду. А вот же – завязал.

Дом в частном секторе молодым супругам подарили родители. Они, конечно, были против идеи Руслана превратить домашний очаг в домашний приют, но смирились – теперь приходят в гости. Руслан же говорит, что люди, живущие в его доме, для него самого не чужие:

– Я им не начальник и не руководитель, мы все друг для друга братья. А кто постарше – отец или дедушка.

«Чтобы помогать, нужно сострадание»

В доме Мингазовых небогато, но чисто. Убирают сами «братья» – каждый день по графику. Сами же готовят себе еду, на которую зарабатывают разгрузкой товаров. Людей Руслана берут на работу охотно, потому что знают: они не запьют и не украдут, к тому же Мингазов всем оформляет документы и делает регистрацию.

– Моя задача – дать не хлеб, а возможность его добывать.

Дисциплина в доме жесткая. Подъем – в 7 утра, отбой – в 11 вечера. Никаких вредных привычек, курение и мат запрещены. Выдерживают не все, некоторые уходят и снова принимаются за старое. Другие остаются: например, бывший наркоман и подопечный Руслана Леонид Сметанин не просто завязал, а арендовал коттедж на другом конце Казани и теперь тоже подбирает отверженных.

Утверждают, что бывших наркоманов не бывает и рано или поздно завязавший снова берется за старое, не говоря уже о том, что сняться с иглы с первого раза удается далеко не всем. Руслан уверен, что одной медицины тут мало – нужно кое-что еще:

– Чтобы помогать, не образование нужно, а сострадание. Мы много разговариваем о жизни. У меня самого раны незалеченные, я этих людей хорошо понимаю.

Сами Мингазовы, Руслан, Оксана и Булат, ютятся в комнатке два на два метра, но скоро переедут на второй этаж – его построили «братья». В Казани ходят слухи, что Руслан неспроста, не только по доброте душевной берет людей с улицы, даже обвиняют его в использовании чужого труда. Это очень просто – обсуждать и подозревать, особенно когда речь идет о бомжах, с которыми «конечно, надо что-то делать», и наркоманах, которые «сами виноваты». Руслан лишь разводит руками – на каждый роток не накинешь платок, другое мнение и у его подопечных.

– Хорошее дело Руслан делает, благодарить за такое надо, – говорит Виктор Сокуров – Петрович, как его называют в доме. Он алкоголик – запил, когда ушел на пенсию, лечился в наркологических центрах, но без толку. У Мингазовых хоть и срывался пару раз, теперь не пьет. Хочет вернуться в Набережные Челны к родным, но лишь когда поймет, что за спиртное точно не возьмется.

«Говорят, что это невозможно, а они вылечиваются»

О настоящей, неприютской семье тут мечтают все. 27-летний Сергей из Рязани употреблял и «крокодил» – наркотик для бедных, – и синтетику, деньги на дурь тянул с родителей, жену избивал. Одна рука у него не двигается – попал иглой в сухожилие, теперь Сергей инвалид. Мечты у него простые – о работе и новой семье: «Не хочу сдохнуть один, как собака».

34-летнему Дмитрию из Чебоксар вернуть бы то, что потерял. За десять лет, что он провел за решеткой, его сын вырос без отца. Дмитрий просит напечатать его фото в газете: если жена узнает, что он проходит реабилитацию, может, поверит ему и разрешит встретиться с сыном.

Не все надеются на спасение. Рашид не хочет вспоминать прошлое и о будущем старается не думать. Говорит, что у Руслана лучше, чем в теплотрассе, и этого достаточно.

12 мужчин – 12 разных историй. Но самая удивительная, по-моему, у единственной женщины в доме – Оксаны. Она никогда не была наркоманкой и не ночевала на вокзалах, но ее отец крепко пил. «Я его полюбила, только когда он умер», – признается она. Оксана тоже относится к отверженным, как к братьям:

- Говорят, что это невозможно, а они вылечиваются и семьи создают. Я две такие семьи знаю – люди завязали, родили детей, мы с ними дружим. Они нормальные, поверьте. Наверное, я очень счастливая – на моих глазах чудо происходит.

Казань – Москва

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:07, 11 Декабря 2016
Режиссер Юрий Кара рассказал в интервью Sobesednik.ru о проблемах отечественного кино
»
11:21, 11 Декабря 2016
Sobesednik.ru поговорил с Максимом Рыбиным – капитаном тольяттинской «Лады», чьи игроки с лета не получают зарплату
»
11:04, 11 Декабря 2016
Лидер «Ленинграда» Сергей Шнуров решил попрощаться с карьерой телеведущего, узнал Sobesednik.ru
»