13:00, 23 Января 2014 Версия для печати

Новый вице-президент Роснефти журналист Михаил Леонтьев: Навальный назвал меня алкоголиком; в России если оппоненты кого-то обзывают алкоголиком – значит, он святой

Михаил Леонтьев
Михаил Леонтьев: Россия на пороге революции. Фото Russian Look

Одна из немногочисленных новостей января, которая, впрочем, прогремела бы и на более шумном фоне: журналист и политолог Михаил Леонтьев стал директором пиар-отдела Роснефти в ранге вице-президента (подробности в материале Появилась информация о том, чем будет заниматься журналист Михаил Леонтьев в Роснефти). Первое свое интервью в этой должности в первый рабочий день он дал нам. 

– Постарайся аккуратнее. Времени править у меня не будет. Я вхожу в должность, мне звонят ежеминутно. В стишках ты умеешь выражаться, что называется, на грани, а в прозе – не знаю. Значит, он прочел стишки (читайте здесь).

– От этого вопроса никуда не уйти: почему, по-твоему, тебя позвали в Роснефть на вице-президентскую должность? Кто принял это решение? Это благодарность, синекура, поощрение за труды?

– Позвал Игорь Иванович Сечин, это его личная идея. Для меня, мягко говоря, неожиданная и довольно странная. Насчет благодарности и синекуры – я надеялся, что хоть ты-то меня не будешь поздравлять. Ни фига себе синекура! Сотая доля процента капитализации Роснефти – это цифры с шестью нулями. Неосторожное слово, утечка, вброс – это землетрясение на рынке. Кстати, если бы там не было хорошей работающей команды – мой приход туда был бы вообще невозможен. В том-то и дело, что там всё в порядке. Передача дел исключительно дружественная. 

– Зачем же тебя позвали, если все хорошо?

– Наверное, есть желание насытить эту работу некими новыми смыслами. 

– Так, может, Игорь Иванович видит себя преемником и нуждается в программе?

– У меня нет политических задач. Роснефть – публичная компания мирового уровня. Позволь мне мои политические идеи все-таки сохранить отдельно от компании, если уж их некуда деть... Сечин – человек команды Путина. Может быть, самый командный. Это, по-моему, очевидно для всех.

– Ты часто ссылаешься на своих единомышленников: кто это? Я имею в виду верхние этажи власти.

– Что думают про себя верхние этажи – могу только догадываться. Внешне это компромисс. Между смыслом и бессмыслицей, между защитой суверенитета и политкорректной мимикрией, между добром и злом в конечном счете. Кстати, я Игоря Ивановича во многом считаю своим единомышленником, во всяком случае в экономической политике. Вот, кстати, Валерий Фадеев и «экспертовцы»: у нас есть существенные позиционные расхождения. Но в том, что касается макроэкономической политики, мы абсолютные единомышленники. Тут единомышленники все, кто хоть что-то учил по экономике, вне зависимости от любой идеологии.

– Ты категорически не веришь в российскую оппозицию?

– Русская либеральная оппозиция – это всегда, к сожалению, не идеология, не набор принципов, а геополитическая ориентация. При этом я абсолютно уверен: все, чего хочет оппозиция, все ее понимание реальных вызовов и проблем, никакого отношения к действительности не имеет.

– А что имеет? Какие вызовы видишь лично ты?

– Ты читал доклад McKinsey & Company относительно главных тенденций XXI века? Речь о ближайших 15–20 годах. Называется Disruptive technologies – разрушающие, ломающие технологии. Тотальная роботизация, 3D-принтеры, доступная дешевая энергетика. То есть информация, энергия, технология  доступны кому угодно в любой точке. При этом люди, трудящиеся, в массе своей не нужны. Нужны только те, кто способен генерировать новые знания и умения. Это значит одно: тот, кто может сконцентрировать капитал и эти новые умения – а это одно и то же, – получает все. А все остальные идут лесом. Причем очень хреновым лесом. Я не хочу, чтобы Россия пошла в этот лес.

– Прости, я не могу об этом не спросить. Тебе, вероятно, придется окончательно бросить пить на этой работе...

– Я не пью на работе. Когда я начинал в «Независимой», там просто некогда было пить, а к ночи, помнится, водку можно было достать только у таксистов... а уже лень... Мне сказали, что Навальный назвал меня алкоголиком: в нашей стране, я думаю,  если оппоненты кого-то обзывают алкоголиком – значит, он святой. Что, ничего больше на меня нет? А вообще у меня идеальный метаболизм: я очень быстро восстанавливаюсь, и у меня никогда в жизни не было похмелья. Люди, которые меня знают, могут это подтвердить. У меня всегда был очень жесткий график, я сроду не нарушил  ни одного обязательства – не то бы меня давно перестали терпеть. Вспомни: когда Володя Машиц ушел из правительства Черномырдина, «Коммерсант» обвинил его в том, что его выгнали за пьянство. Он очень смеялся. Из этого правительства – за пьянство?! Столько человек выпить не может!

Полную версию интервью читайте в свежем номере газеты «Собеседник».

Читайте также:

Стало известно о необычном прошении Игоря Сечина, адресованном лично президенту России Владимиру Путину

Политик Алексей Навальный рассказал, почему его поездка за пределы Москвы не является нарушением подписки о невыезде

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»
17:09, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал о семье Кураевых из Владимира и необычную историю появления у них детей
»
13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»