14:54, 17 Марта 2016 Версия для печати

Правда ли, что нефть в России иссякнет через 28 лет?

Министр природы РФ заявил, что через 28 лет в России не будет нефти
Министр природы РФ заявил, что через 28 лет в России не будет нефти
Фото: Валерий Лукьянов / Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с экспертом в области нефти и газа, что будет делать Россия, когда через 28 лет у нее закончится нефть.

Министр природных ресурсов РФ Сергей Донской в интервью «Российской газете» заявил о том, что запасов нефти в России хватит всего на 28 лет.

«По доказанным запасам обеспеченность добычи составит уже только 28 лет», — сказал министр. Он отметил, что добыча нефти будет снижаться уже к 2020 году, а к 2044 году нефть в России может закончиться совсем.

Sobesednik.ru обсудил прогнозы министра и возможное будущее России со специалистом по нефтегазовому рынку экспертом Михаилом Крутихиным.

— Вероятно, министр имеет в виду запасы нефти как таковые, но их хватит на долгий срок. Если учитывать коммерческие запасы нефти, которые выгодно извлекать при нынешних ценах и при ценах, скажем, $50 за баррель, то здесь министр чересчур оптимистичен. Я думаю, что таких запасов нефти у России осталось примерно лет на 17. Такая оценка, кстати, выдвигалась лет пять назад самим Министерством природных ресурсов.

Михаил Крутихин
Михаил Крутихин
Фото: Личная страница Михаила Крутихина в Facebook

— Я не совсем вас понимаю: вы говорите, что нефти хватит на долгий срок, но в то же время — что запасов осталось на 17 лет.

— Нефти в России осталось очень много, но вопрос в другом: выгодно ее добывать будет или нет? 70% из оставшейся в России еще не добытой нефти — это трудноизвлекаемые запасы. Себестоимость такой нефти будет очень большой — примерно $80 за баррель, чтобы ее извлечь из недр. Поэтому нефти-то много, а коммерческой, которую можно извлекать при нынешних ценах, осталось не так уж и много.

— Вы еще сказали, что пять лет назад Минприроды говорило о том, что нефти осталось на 17 лет. Почему тогда эта цифра так сильно увеличилась?

— Это очень просто: два года назад Министерство природных ресурсов резко увеличило свою оценку извлекаемых запасов нефти России за счет того, что туда были присоединены трудноизвлекаемые запасы. Не подумали, что себестоимость этих запасов будет чрезвычайно высокой, а потом некоторые запасы включили туда неправильно.

Например, включили в запасы так называемую Баженовскую свиту [группа нефтематеринских горных пород, расположенная в Западной Сибири — прим. Sobesednik.ru] — там нефти очень много, но из-за сложного геологического строения взять оттуда можно максимум 2–3% этой нефти. Включили туда практически все запасы, которые там есть. Я могу назвать это откровенно — очковтирательством. То есть люди выдают желаемое за действительное, чтобы начальству понравится.

— Что будет делать Россия, когда закончится коммерческая нефть?

— Когда закончится легкая нефть, то, я думаю, России придется продавать за границу что-то другое. Поэтому это очень тяжелое положение, когда у нас федеральный бюджет почти на половину зависит на экспорта нефти и газа. Можно было развивать, вероятно, какие-то другие отрасли, а не паразитировать на природной ренте в течение последних 15–16 лет.

— То, что коммерческой нефти осталось мало, повлияет на размеры добычи нефти?

— Я думаю, что это уже начнет влиять на добычу нефти сейчас, поскольку нефтяные компании очень усиленно эксплуатируют те промыслы, которые давно были введены в эксплуатацию и где капитальные затраты уже давно себя окупили. Вот там запасы нефти очень быстро истощаются, и нефтяные компании, понимая, что цены останутся низкими еще долго, не начинают новые проекты по разведке и добычи нефти.

Истощение старых промыслов и отсутствие новых проектов приведет к тому, что добыча нефти в России начнет снижаться или в конце этого года, или в начале будущего.

— Будет ли это как-то влиять на цену на нефть?

— Нет, это никак не повлияет. Россия не законодатель на рынке цен на нефть, и, думаю, здесь это [уменьшение добычи нефти — прим. Sobesednik.ru] никакой роли играть не будет. На цену на нефть влияет спрос и предложение в глобальном масштабе, а там предложение еще долго будет превышать спрос, и поэтому в течение ближайших нескольких лет цены на нефть останутся низкими без всякого воздействия Российской Федерации.

— Откуда в таком случае будет брать Россия нефть, когда она закончится?

— Если дешевая нефть закончится, а у других стран еще будет дешевая, то придется закупать. Я могу вспомнить, как после крушения Советского Союза часть нефтепродуктов, бензин и дизельное топливо закупали даже в Финляндии.

— Попробует ли Россия найти другие источники нефти? Например, она активно претендовала на нефть на Северном полюсе.

— Нет, это пустословие чиновников, поскольку себестоимость одного барреля нефти, добытого в Арктике, будет больше $150. Продать добытую в Арктике нефть по нормальной цене невозможно, поэтому нефтяные компании пока отказались от разведки и добычи нефти там.

Тем более что в морских месторождениях России [находится] примерно 5–6% от всей нефти, которая еще не добыта. А в арктических морях — где-то 2% запаса от всей российской нефти, там в основном газ. Поэтому идти в Арктику добывать нефть нерентабельно и бесперспективно сейчас.

— То есть единственное, что останется России после того, как нефть закончится, искать новый продукт на экспорт?

— Вероятно да. Потому что ни на что высокоинтеллектуальное и высокотехнологичное для продажи на экспорт Россия пока не отваживается. Или есть другой выход: можно посылать атомные ледоколы на Северный полюс, опускать водолазов, втыкать российский флаг в дно моря и говорить: «Все, это наше». Это тоже выход из положения. Сейчас так и делается — вместо того, чтобы добывать, надо просто кричать, что все наше, что когда-нибудь в будущем мы тут что-нибудь добудем.

— Такие действия разве не приведут к обострению отношений с НАТО, который претендует на нефть на Северном полюсе?

— Втыкание флага на Северном полюсе никакие конфликты не спровоцирует. Что может спровоцировать конфликты — это усиление военной группировки, так называемых арктических войск. На это уже реагируют: говорят, что если Россия вдруг разворачивает вдоль своих арктических границ военную группировку, строит военные базы вдоль всей Арктики, то нам тоже нужно насторожиться и что-то такое сделать, поскольку оттуда исходит угроза. Да, конечно, это чистой воды провокация, но в России это работает. Мы окружены врагами — давайте затянем потуже пояса.

— И все же что именно, по-вашему, сможет экспортировать Россия?

— Это очень сложный вопрос. Я вижу, что высокотехнологичные отрасли в России отстали очень серьезно, прорывов никаких не видно, и мы вынуждены сложную технику закупать в Китае вместо того, чтобы экспортировать ее в Китай, как когда-то было в 50-е — 60-е годы.

Россия сейчас очень сильно отстает. Вероятно, нагнать что-то или встать один ряд с высокоразвитыми промышленными странами можно только путем налаживания с ними сотрудничества. То есть не всякими глупостями вроде импортозамещения заниматься, а работать вместе с ними в сотрудничестве — тогда, может быть, что-то и получится.

Также по теме

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:06, 09 Декабря 2016
Как вычиcлить холодовую аллергию и дожить с ней до теплых дней, читайте на Sobesednik.ru
»
06:08, 09 Декабря 2016
Телеведущий Андрей Караулов утверждает, что ему пытались заказать компромат на Шойгу и Воробьева, узнал Sobesednik.ru
»
00:02, 09 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Владимир Кара-Мурза-старший – о спорном телевыступлении Татьяны Навки в концлагерной робе
»