17:00, 06 Сентября 2011 Версия для печати

Плохое зрение мешает Киркорову петь

Наплясавшись, накатавшись на коньках и напевшись застольных песен, звезды эстрады наконец занялись достойным делом. Восемь музыкантов, получивших в свое время академическое образование и ушедших потом в легкий жанр, возвращаются к своим корням в проекте «Первого канала» «Призрак оперы». Их баритоны и меццо-сопрано на записи первого выпуска вместе с жюри оценил «Собеседник».

Перекричать Соткилаву не удалось
О необычности нового шоу свидетельствует уже место съемок – МХТ им. Чехова. На одной площадке сталкиваются сразу три менталитета: театральный, оперный и телевизионный. Подчиненные Олега Табакова удивляются, слыша, как их храм искусств называют павильоном, и с интересом наблюдают, во что «Первый» превратил партер. Половина зрительских мест разобраны, взамен оборудована полноценная оркестровая яма. Командует парадом строгий дирижер. В свободное от размахивания палочкой время он ведет отчаянную борьбу с недисциплинированными зрителями. В «Призраке оперы» – никакой «фанеры»: и звук, и исполнение пишутся вживую. Любой чих может пустить все старания насмарку.
– Перестаньте болтать за моей спиной! – чуть не лопается от чужого бескультурья глава оркестра. – Вы не на концерте! Давайте привыкать, что слушать оперу нужно в полной тишине!..
Увещевания, увы, действуют не на всех…
А когда на сцену с арией вышел член жюри – оперный певец Зураб Соткилава, его мастер-класс едва не сорвался звонком мобильного телефона. Абонента спасла быстрая реакция. Зритель, правда, все же предпринял попытку ответить на вызов, но тщетно: Соткилава пел все равно громче, перекричать его не удалось.

Казарновская – Лещенко: «Какого черта ты 40 лет торчишь
на эстраде?»

Коллегии инквизиторов (по крайней мере на самом старте проекта) из жюри в составе Зураба Соткилавы, Любови Казарновской и Михаила Швыдкого не получилось. Радость всех троих от того, что наконец настоящее искусство несется в массы, была слишком велика. Наиболее эмоционально на все реагировал Соткилава. Было видно, как он проговаривал текст партий вместе с Биланом, Лещенко и даже Валерией и одобрительно кивал головой после каждой вытянутой ими ноты.
Слушая всемирно известные арии из опер, члены жюри не упускали случая просветить собравшихся относительно сюжета и судьбы произведения и с большим трудом выдавливали из себя замечания в адрес конкурсантов. Самый «жесткий» комментарий после выступления Льва Лещенко выдала Казарновская: «Смотрела на тебя и думала: какого черта ты 40 лет торчишь на эстраде?.. Что же ты оперу-то так обкрадываешь?»
– Работа жюри переходит в режим грузинского тоста, – выслушав очередные комплименты-замечания коллег, точно подметил Михаил Швыдкой. – Только и слышишь: «Ты великий! Ты прекрасный!» Как говорится, пора наливать.
После внушений, сделанных жюри Юрием Аксютой, руководителем дирекции музыкального вещания «Первого канала», кое-какая критика все же появилась. Жюри стало меньше рассуждать лишь профессионалам оперы понятными терминами, а в оценочных табличках впервые замелькали четверки.
– Валерия, вы полили арию Далилы своим сексуальным тембром. – Лексика Казарновской заставила зал встрепенуться. – Но партия эта не ваша. Далила – девушка, которая срубает Самсону голову. Она должна предстать эротической стервой, а вы слишком нежная и чистая…
Самого скандально-заслуженного участника проекта – Филиппа Киркорова – все ждали с особым интересом: что-де он выкинет на этот раз? И ведь выкинул! Прервался посреди номера и стал выставлять претензии организаторам шоу. Хотя до него никто ни на что не жаловался. Недовольство артиста вызвал экран телесуфлера, который после репетиции переставили на другое место, еще и отодвинув чуть дальше от сцены. К тому же шрифт показался Филиппу слишком мелким. Да и микрофон ему, оказывается, как-то не так прикрепили. Плохому танцору известно что мешает, а Филиппа Киркорова подвело зрение.
– Я плохо вижу, – объяснил он необходимость экстренной перестановки суфлера на прежнее место. – И вообще, если такие вещи происходят, артиста обычно предупреждают об изменениях, – категорично добавил Киркоров, обращаясь уже к режиссеру шоу – 28-летнему Василию Бархатову.
Но постановщик «Призрака оперы» – крепкий орешек. Несмотря на молодость, он и не таких артистов видал. На счету Бархатова – оперы в Мариинке и Большом, «Золотая маска» за лучшую постановку. Парень знает, ху из ху и зачем он заварил эту уху.
– В этом шоу мы хотим показать все лучшее, что есть в классической опере, но при этом используя современные средства, – раскрывает замысел проекта Василий. – Кого-то, вероятно, покоробит мысль о том, что великие арии будут исполнять эстрадные артисты. Но если после выхода Тамары Гвердцители на сцену проекта кто-то из зрителей решит пойти посмотреть «Кармен» в театре, уже можно будет считать, что мы на правильном пути.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:08, 11 Декабря 2016
АвтообозревательSobesednik.ru о влиянии кризиса на автомобильную среду
»
00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»