13:00, 28 Октября 2011 Версия для печати

Нонна Мордюкова отказалась приехать к умирающему сыну

Имя Валентины Кушлянской было известно многим в артистической тусовке 80–90-х годов. Она водила дружбу с Беллой Ахмадулиной, Олегом Далем, Владимиром Высоцким. Среди ее приятелей был и сын Нонны Мордюковой. Правда, ее имя они произносили шепотом. Ведь, если верить легенде, звезды тех лет обращались к ней в особых случаях – за «допингом». Репортеру  удалось пообщаться с близкой подругой Кушлянской. Выяснились неизвестные ранее подробности смерти Владимира Тихонова. Долгие годы «тетя Валя», так ее называли клиенты, хранила эту тайну. Но перед смертью призналась, что виновна в гибели сына двух великих актеров – Нонны Мордюковой и Вячеслава Тихонова.

Весной 1990 года Нонна Мордюкова решила отделить сына. Как она говорила: устала решать его проблемы, признавалась, что больше не в состоянии контролировать его, и… махнула рукой на великовозрастного отпрыска. К тому же признавалась, что надеялась наконец-таки устроить личную жизнь. Володя переехал в новую квартиру у метро «Щукинская».

Оказавшись в начале июня в своей собственной квартире, он обрадовался и даже пытался сойтись со второй супругой, артисткой балета на льду Натальей Егоровой, рассчитывал вернуть прежнюю любовь. – Приезжайте с сыном скорей, тут рядом с домом замечательный пруд, мы будем вместе гулять! – с увлечением говорил Володя. – Я так хочу вас видеть! Наталья терпеливо объясняла бывшему мужу, что нужно потерпеть несколько дней, у нее работа в Ленинграде, которую она не может бросить. Поначалу звонки Володи были настойчивыми, а потом он вдруг замолчал. Последние дни своей жизни сын знаменитых артистов провел, как в бреду. По версии, которую не раз излагала сама Мордюкова, Володя Тихонов умер в своей квартире от сердечной недостаточности в одиночестве.

По воспоминаниям его супруги Натальи Егоровой, собутыльники Володи не смогли до него дозвониться. А когда пришли к нему, он уже был мертв. И совсем иначе выглядит эта история со слов Валентины Кушлянской. Ее уже нет в живых, но она рассказывала об этом своей подруге – Марине Перловой, с которой и удалось пообщаться корреспонденту «Только звезд». Кушлянскую в актерской тусовке называли по-простому – «тетя Валя». К ней обращались за весьма специфической услугой – достать наркоту. Володя Тихонов был одним из ее клиентов. По ее словам, в тот роковой день Тихонов выпивал с постоянными собутыльниками, друзьями детства Петей и Толиком. Потом приятели ушли от него, и он позвонил «тете Вале».

– Тетя Валя, мне срочно нужно! Привезите! – умолял Володя. – Деньги есть.

Валентина приехала на квартиру Тихонова вместе со своим дружком Сашей и поняла, что сын Мордюковой находится в критическом состоянии. Вот как она рассказывала об этом своей приятельнице:

– У него уже начался сепсис – заражение крови. Его всего трясло, на теле появились страшные язвы. Временами он терял сознание. Мы не знали, что с ним делать, хотели сразу вызвать скорую. Но Володя отказался и требовал сделать ему укол. Ну, я и сделала… Валентина Кушлянская была не из тех людей, которые жалели наркоманов. Они служили для нее источником дохода. Да и страшный вид Володи не так уж ее испугал: она в своей жизни еще и не такое видала. После укола Тихонову стало еще хуже, было очевидно, что у него все признаки передозировки. И только тогда, испугавшись не на шутку, Кушлянская набрала номер Нонны Мордюковой.

– Я знакомая Володи, – помявшись, сказала она в трубку. – Он умирает, приезжайте! Мы не знаем, как его спасать.

По утверждению Кушлянской, это сообщение не вызвало у Нонны Викторовны ни истерики, ни даже волнения.

– Я не могу приехать, – сказала она очень усталым голосом. – У меня личная жизнь.

И положила трубку. Тогда Кушлянская судорожно набрала номер скорой, вызвала бригаду. Но сообразив, что лишние расспросы о кончине наркомана, да еще сына Мордюковой, ей ни к чему, сказала своему другу: «Сматываемся!» Из-за угла дома они проследили, как к подъезду подъехала неотложка. А потом убежали.

Конечно же в этой истории больше всего поражает, что Нонна Викторовна отмахнулась от тревожного звонка Кушлянской. Впрочем, недавно ее невестка, актриса Наталья Варлей, первая супруга сына Мордюковой, рассказывала очень похожие вещи.

– У Нонны Викторовны на первом месте была личная жизнь, а не сын. Я позвонила ей перед тем, как уйти от Володи, и спросила: «Что делать, научите меня! Он погибает, а я уже больше так жить не могу», – вспоминала Варлей. – На что Нонна мне ответила: «Ребята, у меня личная жизнь, и мне сейчас не до вас. Разбирайтесь сами».

Владимир Тихонов был не единственный, кто пострадал от «тети Вали». По словам ее знакомых, она входила в число друзей Высоцкого, который, как известно, тоже доставал наркотики через «добрых людей». Кушлянская была вхожа в дома многих известных актеров, писателей, поэтов.

Подолгу жила на даче у Ахмадулиной, водила дружбу с Олегом Далем. Одни видели в ней интересного человека, а другие – барыгу, у которой можно всегда раздобыть зелье. Как же получилось так, что простая москвичка без образования вошла в артистическую среду?

– «Тетя Валя» – из обычной семьи, – рассказывает ее знакомая по дачному поселку Марина Перлова. – Ее родители были рабочими, и она собиралась пойти по их стопам, не хотела быть ни актрисой, ни певицей, с трудом окончила техникум, выучившись на бухгалтера. Это было в конце семидесятых. И тут девочке с рабочей окраины улыбнулась удача – она устроилась работать в гастроном «Смоленский». Здесь, как водилось в те времена, «своим» через черный ход выносили продуктовые наборы. Этой привилегией пользовались артисты, политики, писатели. Всем им была полезна «тетя Валя», у которой всегда можно было раздобыть дефицитную икру, колбасу, водку.

Постепенно она завела знакомства со многими именитыми покупателями и вскоре стала в их кругу своей. Взамен за свою доброту Валя получала контрамарки на спектакли в московские театры, ее приглашали на артистические посиделки, звали на дачи.

– Несмотря на отсутствие образования, «тетя Валя» была очень общительным и интересным человеком, – продолжает свой рассказ Перлова. – Она умела перенимать от людей лучшее. Например, побывав на вечерах у Ахмадулиной, выучила все ее стихи и могла их цитировать при случае. Хорошо знала песни Высоцкого, разбиралась в антиквариате, музыке, книгах. А самое главное – умела молчать. Именно это ценное качество и позволило ей в будущем создать налаженную сеть по сбыту наркотиков.

Все началось с того, что Кушлянская какое-то время жила в Ленинграде и попала там в компанию наркоманов. Сначала курила гашиш, потом овладела «искусством» изготовления наркотиков из лекарств. Все «прелести» наркоманской жизни Валентина испытала на себе, но в итоге нашла силы остановиться, поняла, что наркотики не нужно употреблять – на них можно зарабатывать. И, наладив контакты с изготовителями «снадобья» в Ленинграде, вернулась в Москву. Здесь она снова попала в водоворот светских мероприятий и заодно пустила слух, что у нее всегда есть то, что может помочь расслабиться. А поскольку Кушлянской доверяли, к ней не боялись обращаться: знали, что она вывернется из любой ситуации и никогда не попадет в милицию. А если это и произойдет, никого не выдаст.

Валентина Викторовна действительно несколько раз попадала в участок, проходя по делам погибших или проворовавшихся наркоманов, но всегда выходила сухой из воды. Доходы от продажи наркотиков позволяли ей жить красиво. Она обставила квартиру в Москве, построила дом в Сергиевом Посаде, а в Орехово-Борисово приобрела квартиру под наркопритон, где ее помощники принимали обычных «нуждающихся». Элитным же клиентам она доставляла зелье прямо на дом. Именно так Кушлянская оказалась в доме Владимира Тихонова, когда тот метался в поисках наркотиков.

– За свои грехи «тетя Валя» расплатилась сполна, – говорит Перлова. – Во-первых, все ее близкие, включая дочь Катю, подсели на наркотики и умерли. Самой ей повезло. В девяностые годы в Москву приехали ученые из Америки и создали экспериментальную группу из наркоманов. Им было введено лекарство, благодаря которому никакой наркотик на человека больше не действовал. Это продлило Валентине Викторовне жизнь на много лет, она дожила до 2010 года. В последние годы она много болела. Перед смертью Кушлянская и рассказала мне историю про Тихонова. Она призналась, что косвенно является причиной его смерти: «Не надо было делать ему укол, хотя, знаешь, он все равно бы нашел, чем себя отравить».

В тему

Ей хотелось верить в лучшее

Сама Нонна Викторовна еще при жизни признала, что «упустила» сына. В книге «Не плачь, казачка» актриса описывает активный съемочный период, который она переживала после рождения ребенка.

В результате в школьном возрасте Володя попал под влияние товарищей из своего двора. Уже в пятом классе их поставили на учет в детской комнате милиции за употребление пива и таблеток. Второй период употребления наркотиков у Володи был до армии, тогда он попал в больницу и прошел курс лечения. После армии он на какое-то время остепенился, но после ухода от него Натальи Варлей снова сорвался. Потом эти «срывы» происходили все чаще. Вот как Нонна Викторовна объяснила в своих мемуарах тот факт, что она допустила гибель сына.

«Да, мама, всё, бросаю! Сам себе противен», – сказал сын, и я поверила. Хотела поверить и поверила. Хотя видела – он прячет от меня вторую жизнь. Жены пугались его «странных» дней и уходили. Тем более ни «Мерседеса», ни «видюшника», ни светской жизни… «Хоть бы нечасто, хоть бы как раньше», – молила судьбу. Он ходил на студию, ездил с театром по городам… еще не дошло до окончательной апатии. Спустя какое-то время я молила о другом: «На этот раз пауза длиннее. Наверное, навсегда… Хоть бы навсегда! И снова надежда».

Татьяна Петрова

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

15:15, 07 Декабря 2016
Эксперты из США назвали 12 шокирующих фактов о сигаретах и табачном дыме, которые помогут бросить курить
»
15:04, 07 Декабря 2016
Актриса Марина Федункив поделилась с Sobesednik.ru своим мнением о диетах
»
14:55, 07 Декабря 2016
Экономический аналитик Михаил Крутихин подверг сомнению выполнение соглашения РФ и ОПЕК по сокращению добычи нефти
»