14:22, 16 Сентября 2010 Версия для печати

Муж Надежды Румянцевой: Ее дух живет в нашем доме!

9 сентября звезде фильмов «Девчата» и «Королева бензоколонки» исполнилось бы 80 лет. Больше двух лет прошло с тех пор, как актрисы не стало, а родные до сих пор не могут смириться с утратой. Муж актрисы, дипломат Вилли Хштоян, следит, чтобы в доме Румянцевой все было, как при ее жизни, и утверждает: дух актрисы постоянно находится рядом с ним.

 

- Вилли Вартанович, как вы проведете день рождения Надежды Васильевны?

– Конечно, я не забыл об этом дне! Девятого числа соберу ее подруг и мы посетим могилу Нади. Там же похоронены мои родители, два моих брата… Есть армянский ресторан, где мы собираемся два раза в год – в день ее рождения и в день похорон. У нее было несколько близких подруг, но все они обычные люди, с миром кино не связаны. Из киноактрис дружила с Натальей Гундаревой, Люсьеной Овчинниковой, но их ведь уже тоже нет…


– Как вы теперь живете без своей любимой супруги?
– Так тяжело… Невыразимо! Когда мне говорили, что будет тяжело, я этого слова не понимал… Я не могу долго без этого дома. После работы по привычке несусь домой, приезжаю и только тут вспоминаю, что ее нет. Привык. Из всех командировок спешу сюда. Потому что я чувствую, что она здесь, ее дух тут присутствует. Она нас не покинула… У меня жизнь разделилась на счастливые сорок два года с ней и то, что теперь. Доживаю, как говорится. Живу только прошлым… Все делаю так же, как и при ней. Вот сейчас смотрю турнир по большому теннису. Знаю: если бы была жива Надя, мы бы вместе его смотрели.


– Такое ощущение, что вы не рады, что остались жить…
– Если бы можно было умереть в тот день, когда ее не стало, я бы с радостью согласился! Я спасаюсь только работой: как начал работать в 1956 году, не прекращаю… И вообще, не запускаю себя только потому, что постоянно слышу ее голос, вижу ее рядом с собой. Вот встаю утром, ничего не хочется –  и не жить бы. И слышу, она мне говорит: «Виля! Вставай! Делай китайскую зарядку!» Встаю, умываюсь, делаю зарядку, завтракаю и еду на работу. Так и живу.


– С вашей дочерью Кариной вы видитесь?
– Да, дочка меня навещает. Она замужем, внуку 26 лет, он работает уже на протяжении пяти лет за границей. Занимается фрахтованием судов. Работал в китайской компании, а потом его переманили немцы. Надя его так любила! Да и Карину, хоть та и приемная дочь, она считала родной, девочке было четыре года, когда мы поженились.


– Как же вы решились ухаживать за такой известной артисткой?
– Да, ее известность на тот момент была потрясающая! Но я ведь был далек от мира кино, а она ничего не знала о внешней торговле… Но так получилось, что мы познакомились и сначала были друзьями. У нас начались беседы по телефону, посещали Дом кино, ресторан. В другие рестораны не могли ходить, потому что она была очень популярной и люди постоянно подходили за автографами. По улицам тоже сложно было гулять. Когда мы поженились, она, не раздумывая, поехала со мной за границу, считая, что муж и жена должны быть вместе.


– Получается, что ради вас Румянцева ушла из кино?

– Она не считала это жертвой. Бог послал мне с такой сложной работой такую замечательную жену! Быть дипломатом в советское время было вдвойне тяжело, всё в напряжении. Приду домой усталый, озабоченный. Она видит по моим глазам, что у меня тяжелые мысли. Начинает щебетать, рассказывать анекдоты, уводит от проблем – и я забываю обо всем. И о кино она не жалела… Вот мы жили за границей, например в Египте… Она много читала, изучала историю страны. Изучала коран, беседовала с местными жителями. И когда другие жены советских дипломатов говорили: «Мне тут так надоело, я хочу на работу!», она удивлялась – ведь столько интересного в этой стране! Поезжайте в музей, на экскурсии, читайте…

Так же мы и в Малайзии, и в Сингапуре создавали круг своих знакомых, играли в теннис. Поэтому жизнь была насыщенная. Она быстро выучила французский, английский, шпарила на них. Все легко давалось! И она нисколько не жалела, что покинула кино после такого периода славы. Один раз к нам за границу приехал председатель Госкино и начал ее прорабатывать: «Надя, вот если б вы были в Союзе, сейчас бы снимались», а она отвечала: «Да у меня интересная жизнь! Почему вы считаете, что без кино жить нельзя? Столько актрис снимаются. А я уже свое сделала!» Она никогда не принадлежала к числу тех актрис, которые, перестав сниматься, перестают жить. Надя занималась и внуком: он с шести лет ездил с нами, мы давали ему деньги, карточку от гостиницы – иди гуляй. Приучали к самостоятельности. Говорили, что он может выбирать, где учиться, где работать. Он стал гражданином мира, и мы такими были.

– Вы ведь хорошо обеспечили свою жену….
– Да, но мы всегда приучали и дочь, и внука, что любая копейка просто так не дается. Надя ведь из небогатой семьи. Ей было 11 лет, когда началась война. И она ездила в таком возрасте самостоятельно в деревню менять одежду на картошку. Ее мать работала, отец был на войне. Поэтому она умела делать все! И это покорило мою родню, армянскую семью. Лишь мы поженились, она сразу стала спрашивать у моей мамы, как готовить сациви, долму… У нее была целая книга рецептов! И мать моя удивлялась, когда Надя успевает готовить – она же работает, снимается, дублирует, ведет детскую передачу…


– Правда ли, что во время войны в Египте в 1967 году Надежда Васильевна отказалась покидать вас, как другие жены дипломатов?
– Я находился на дипломатической службе, когда началась война в Египте. Надя волновалась в первую очередь за нашу дочь, ведь она была очень красивым ребенком, ее могли просто украсть. Поэтому жена ее отправила в безопасное место: женщин и детей эвакуировали. А потом Надя пошла по всем инстанциям и добилась, чтобы ей разрешили вернуться к мужу. Всем дала такого дрозда, что от нее решили избавиться и отправить ее ко мне. Приплыла в советскую колонию на маленьком пароходе. А за ней решились вернуться и другие жены. Она что решила – все доводила до конца.


– Надежда Васильевна не оставила после себя никаких мемуаров?
– Нет, она ничего не писала, поэтому я уже объяснял издательствам, что ничего для книги дать не могу. А сам я написать не сумею… При жизни Нади, кстати, снимали одну передачу: предложили нам съездить в село Жаворонки, где она училась в детстве. И было приятно, что все одноклассники ее помнят и гордятся, что учились вместе с такой артисткой. С этими людьми она потом поддерживала отношения. И они рассказывали, что такой активной Надя была всегда. Дружила только с мальчишками… Но не дралась, не хулиганила, в ней не было ни капли злости, все ее проказы были добрыми. А вообще Надя не раз говорила, что если бы не была артисткой – стала бы агрономом. Она любила цветы, беседовала с ними, очень любила землю. Ради нее я и построил этот дом, потому что она очень любила природу. Такая счастливая была! Мы самые счастливые годы прожили здесь… И теперь уже вторую весну я приглашаю подруг Нади, соседей, чтобы они посадили цветочки. Я хочу, чтобы все здесь было, как при ней.


– Надежда Васильевна мужественно переносила болезнь…
– Она никогда не жаловалась! Никогда! Держалась до последнего. И меня берегла, чтобы я не очень переживал. Но я почти каждый день ездил в больницу, меня подменяли ее подруги, постоянно кто-то дежурил в палате. Надя старалась как можно меньше расстраивать людей рядом. Я преклоняюсь перед ней и перед Наташей Гундаревой – они до последнего боролись. Я преклоняюсь перед врачами 61-й больницы: они поставили мою жену на ноги. И мы приехали домой, Надя стала гулять, подниматься на второй этаж… А потом вдруг простыла. Иммунитет был уже ослабленный от приема лекарств. Организм в этом возрасте не может выдерживать такое…


– Вы потом поняли, что стало причиной болезни?
– Она падала очень сильно. Раза два очень больно ударялась головой. Один раз, когда я был за границей в командировке, она спешила – машина ее ждала – и очень сильно упала. Второй раз из-за пса: он ее таскал – увидит кошку и бежит за ней. Он Надю и опрокинул, она не смогла его удержать. Это послужило толчком... А ведь она была крепыш! Она специальную китайскую зарядку по утрам делала и меня к этому приучила. Она такая была энергичная, что я просто поражался.


– Почему же у вас не было совместных детей?
– Это была наша общая печаль, трагедия. Мы прозевали то время, когда можно было завести ребенка. Много ездили, много путешествовали, постоянно была какая-то неустроенность, и мы все откладывали это. А потом, когда Наде уже исполнилось сорок лет, выяснилось, что рожать для нее будет опасно. И мы не стали рисковать. А она так любила детей! Это единственное, о чем мы сожалели.

 

Что случилось с Надеждой Румянцевой?


Надежда Румянцева вплоть до семидесяти лет сохраняла крепкое здоровье, потому что делала гимнастику, правильно питалась и не имела вредных привычек. Она и не думала, что сильные падения и удары головой так отразятся впоследствии на ее здоровье. Но эти случаи аукнулись через несколько лет – сначала у Надежды Васильевны начались сильные головные боли, которые она мужественно переносила, потом она начала падать в обморок. После этого актриса стала частым гостем в больнице, и на одном из обследований у нее обнаружили опухоль головного мозга. Встал вопрос об операции, но актриса наотрез отказалась от этого. Муж не стал настаивать, так как, посоветовавшись с врачами, понял, что шансы на исцеление невелики.


Анжелика Пахомова

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»
17:09, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал о семье Кураевых из Владимира и необычную историю появления у них детей
»