00:30, 09 Ноября 2013 Версия для печати

Директор сгоревшего театра "Школа современной пьесы": Если мы не начнем играть, это будет конец...

Пожар в театре "Школа современной пьесы"
Театр "Школа современной пьесы" после пожара. Фото Татьяны Воробьевой

И.о. директора «Школы современной пьесы»  Екатерина Кретова рассказала корреспонденту «Собеседника» о том, кто и как спасал главные культурные ценности во время недавнего пожара, а также о том, что ждет театр после этой трагедии.

- Екатерина Георгиевна, есть хотя бы приблизительная оценка ущерба, нанесенного пожаром? Что вам удалось спасти?

- Уцелело очень многоe. Полностью оценить материальный ущерб мы еще не можем, этим будет заниматься специальная комиссия. Но по нашей оценке, мы потеряли около 80% декораций и реквизита детского спектакля «Вредные советы», который был выставлен на сцене во время пожара. Вот он действительно сгорел. Все остальное, как ни странно, уцелело. Остались нетронуты практически все костюмы – есть, конечно, какие-то потери от воды и пены, но это все восстановимо. В достаточно нормальном состоянии декорации – те, что находятся непосредственно в здании, а часть декораций находилась на складе в другом месте. Уцелела большая часть реквизита. Все это было вынесено нашими сотрудниками и артистами сразу после пожара и складировано в уцелевшей части театра.

- Какова была реакция служащих театра и актеров, а также остальных членов труппы во время пожара?

- Все произошло перед спектаклем, все артисты, которые в нем заняты, были в театре, были сотрудники постановочной части, администрация – все были эвакуированы из здания, но никто не ушел, все стояли рядом со зданием, и пока тушили пожар, еще приезжали люди – сотрудники, актеры, которые не были заняты в этот день в спектакле, все приезжали и стояли здесь, напротив, у «Неглинка-Плазы», очень многие плакали.

- Никто не пострадал?

- Нет, к счастью. Вообще невероятное счастье, мы благодарим все инстанции земные и небесные за это. Наши администраторы грамотно, очень четко и быстро вывели всех из помещения. В тот день был детский спектакль, поэтому огромное количество зрителей было с маленькими детьми.

- Сегодня все ваши сотрудники похожи на каких-то совершенно небесных жителей – так горят у них глаза и так воодушевленно они работают здесь.

- Да у нас все люди – необыкновенные. Можно уже легенды рассказывать: когда пожарные закончили тушить пламя, но еще продолжали сбивать пеной высокую температуру, наши реквизиторы и артисты уже спешили в здание – спасать декорации и костюмы. И никто из сотрудников не думал об опасности, все кинулись вытаскивать, что уцелело. Открыли двери, пена стояла стеной, совсем как в кино, и вывалилась на ребят, а они все пошли туда во главе с нашим реквизитором Наташей, которая говорила: «Ну, пожалуйста, ну, пожалуйста, здесь же Пушкин лежит!» Это реквизит к нашему последнему спектаклю «Спасти камер-юнкера Пушкина». Через эту пену, стали доставать коробки, выносить все, что можно. А наш завмуз, Вера Николаева, еще во время пожара была в ужасе от того, что у нее там ноты, очень ценные авторские партитуры композиторов, которые пишут уникальную музыку к спектаклям – партитуры, переписанные от руки, они есть только в нашем театре, их нигде не издавали и существуют в единственном экземпляре. Завмуз не могла успокоиться, и наконец-то вытащила какого-то эмчеэсовца, все о нотах рассказала, а он посмотрел на нее, как на безумную, а затем полез туда, полез в эту пену, достал. И спасли эти ноты. Вера Николаева была счастлива этому. А наши люди стояли перед своим горящим домом – ведь мы здесь почти живем, домой приходим только на время, а в основном вся жизнь у нас здесь.

- Кто уже предложил Вам помощь?

- Отозвалось просто невероятное количество людей. Я даже не знаю, смогу ли я всех перечислить. Звонили и директора театров, звонил Дима Бергман, Владимир Тактаковский – директор Театра оперетты, Александр Калягин, который сразу предложил играть в Театральном центре на Страстном, звонили из Гоголь-центра Серебряников и Малобродский, предложили площадку «Гоголь-центра», звонили из «Школы драматического искусства». Из театра Сатиры звонил Александр Ширвиндт, звонил и Дом Актера. Мы уже бросили клич, что нам нужна площадка для театра. Везде об этом заявили, и везде говорим: «Товарищи, дорогие, любимые, если знаете, что есть какой-то ДК, – позвоните нам, сообщите». Ведь площадка нужна не для одного спектакля, а для целого репертуара. Каждый спектакль у нас очень сложный, адаптировать каждый раз к новой сцене очень трудно, на то он и репертуарный спектакль, что он должен находиться в определенных стенах. И поэтому нам сейчас необходима площадка, на которой мы могли бы играть каждый день, почти в том же режиме, в котором мы играли здесь. И люди постоянно нам звонят. Сегодня позвонила женщина из театра в Жуковке, детский клуб-театр на Рублевке: «Приезжайте, играйте». Но самое трогательное – зрители звонят нам и говорят: «У нас билеты на ваши спектакли». Мы отвечаем им: «Извините, у нас несчастье, мы всем вернем деньги за спектакли после 18-го ноября». А зрители – мы не будем брать деньги, можно они останутся у вас, используйте их для восстановления здания.

- Будет ли финансовая помощь от города и департамента культуры?

- Департамент культуры в лице Сергея Капкова абсолютно нас заверил в том, что помощь не просто будет оказана – город на себя берет в полном объеме все меры, все действия по выводу театра из этой ситуации. Начиная от полного обеспечения всего процесса консервации здания, проекта его реконструкции, реставрации и нашего возвращения в это здание и заканчивая нашими насущными проблемами. У нас например, декорации еще находятся в здании, но мы не все еще успели оценить, и это проблема – извлечь их сейчас, потому что они находятся в аварийно опасных местах. Мы будем нанимать специализированных людей, которые умеют работать в аварийных зданиях – МЧС или строителей. Надо все декорации перевезти, посмотреть, провести инвентаризацию и понять, что можно восстановить. Вот на все на это департамент культуры выделяет нам деньги.

- Но зрители – прежде всего?

- Огромная благодарность от всего театра всем зрителям, кто отозвался на нашу беду и сейчас поддерживает нас. Ведь театр такой организм, который существует только для зрителя. Без них и театра не будет. И для нас сохранить зрителя сейчас равнозначно сохранению труппы. Это очень сложная задача для нас – сохранить труппу. Потому что если мы не начнем сейчас играть, то это будет конец труппе, конец театра как дома. Да, сейчас говорят многие и пишут, что театр как один дом для актеров, для коллектива – никому не нужен. Но вот наше несчастье показало, что все мы – одна семья. Все наши актеры очень разные: есть и известные, есть и молодые, но здесь именно театр – их дом.

Татьяна Воробьева

Читайте также:

Стали известны первые данные о пожаре в московском театре "Школа современной пьесы"

Пожар в саратовском Театре юного зрителя мог стать следствием криминальных разборок

Пожар в театре "Школа современной пьесы"
Фасад "Школы современной пьесы". Фото Татьяны Воробьевой
Пожар в театре "Школа современной пьесы"
Внутри здание, вопреки некоторым сообщениям СМИ, выгорело не полностью. Фото Татьяны Воробьевой
Пожар в театре "Школа современной пьесы"
Остатки сохранившегося интерьера. Фото Татьяны Воробьевой

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

22:06, 06 Декабря 2016
Что повышает безопасность на проезжей части, а что – совсем наоборот, выяснил Sobesednik.ru
»
21:08, 06 Декабря 2016
Крайний срок уплаты налогов (1 декабря) прошел, со 2-го начали капать пени, напоминает Sobesednik.ru
»
20:04, 06 Декабря 2016
Мировое соглашение по спору о плагиате между Киркоровым и Маруани обернулось маски-шоу, узнал Sobesednik.ru
»