07:00, 19 Марта 2012 Версия для печати

Максим Аверин: Я сам решил покончить с "Глухарем"

После сумасшедшего успеха, который принес исполнителю главной роли сериал «Глухарь», Максим Аверин нисколько не зазнался. Он продолжает сниматься в кино, гастролирует с моноспектаклем «Искренне без купюр» и работает в «Сатириконе».

Поскользнулся, упал… но ничего не сломал

– Вы почти перед каждым моноспектаклем даете или пресс-конференцию, или интервью. Разве это вас не отвлекает?

– Разминает. Прилетаешь куда-нибудь – естественно, после дороги состояние разбитое. Надо «впрыгнуть» в рабочий процесс, что я и делаю, выходя на публику. Журналисты ведь тоже публика. И начинаются вопросы – интересные или неинтересные, которые меня раззадоривают, потому что надо быстро повернуть ход разговора в другую сторону, чтобы это стало мне интересно. Я раньше знаешь что делал, когда еще был без интервью и пресс-конференций? Ходил в бассейн. Есть артисты, которые, скажем, лежат отдыхают перед спектаклем. Мне же надо прийти очень-очень готовым. Не люблю состояние неги по всем членам. Мне надо, чтобы мышцы были горячими.

– Значит, мы у вас на разо­греве?

– (Смеется.) Ну, извините. Вы спросили – я ответил.

На самом деле предстартовое волнение – состояние моей жизни. Этот процесс всегда со мной. Он начинается уже с утра, когда я еду в машине, слушаю музыку. Если, предположим, я плохо себя чувствую – физически или что-то с голосом, делаю разминку по Стрельниковой (автор методики дыхательной гимнастики. – Ред.). Также надо размять и ноги. Всегда все по-разному.

Как известно, для артиста единственное оправдание неявки на спектакль – смерть. А как иначе? Бюллетень же не принесешь, его на дверь театра не повесишь. Даже если всего один зритель в зале, что не дай Бог, конечно, ты все равно должен прий­ти.

Сейчас я был на гастролях: Челябинск, Екатеринбург. 3 дня подряд выступления. С самолета – в машину, 3–4 часа сна, новая площадка, которую нужно освоить, хотя бы элементарно пройтись по сцене. Приехав в Москву, я еще немного повредился – разбил ноги. Поскользнулся, сильно упал, хотя, слава Богу, ничего не сломал. А вылетаешь на сцену в 7 вечера – и появляется новая энергия, как будто месяц отдыхал. Как есть географическая карта мира, а есть карта морских переходов, заливов, переливов, которая совершенно другая. Такое ощущение, что морская карта – мой второй Аверин. Он сидит внутри первого и каждый вечер выдает эту киловаттную энергию.

– А где розетка?

– Моя публика – мой наркотик, она придает мне силы. Как будто мне всегда 19 и я всегда подающий надежды артист. И мне это нравится. Я сам не хочу к себе привыкать и публике не позволяю подсаживаться на одно и то же.

Например, сейчас я езжу по стране с моноспектаклем «Искренне без купюр». Поверьте, сложно удержать внимание зрителей двумя часами беспрерывных стихов. Я вижу, чего люди ждут, приходя на встречу со мной: «Сейчас он приедет, расскажет пару приколов со съемочной площадки…» А я даю им стихи, которые на сегодняшний день определяют меня как человека, как артиста, как гражданина. Мне есть что сказать.

Сначала моноспектакль назывался моим «творческим вечером», но потом я это пафосное определение убрал. Творческий вечер подразумевает подведение итогов (а мне это делать еще рано) и форму «Вы спрашивайте – я отвечу». Я категорически убрал из спектакля все записки зрителей, потому что вопросы о том, будет ли продолжение «Глухаря», мне неинтересны. Выражаясь административным языком, я представляю литературно-музыкальную композицию.

Закончить «Глухаря» было моим решением

– Вы собирались уйти из профессии, если до 30 лет ваше имя не прозвучит…

– Я говорил, что уйду, если мне будет неинтересно существовать в профессии. Согласитесь, есть разница. Я не имел в виду, что хочу стать известным. Это для детей в 16 лет определяющее. А у меня другие ценности. Я уже очень взрослый для популярности и не могу относиться к ней с придыханием. Известность воспитывает во мне ответственность, профессиональную жадность, потому что я начинаю с себя еще больше требовать. Это и дает возможность развиваться. Раз на меня сегодня спрос, значит, я как артист могу выбирать между хорошими ролями. Самое большое счастье, что у меня все совпало: мечты детства, желания, становление…

Я считаю, в моей жизни есть несколько фильмов, спектаклей, которые получились от начала до конца. Это «Магнитные бури» Вадима Абдрашитова, многосерийный фильм «Карусель», «Глухарь»… Тройка лидеров в моем списке – это уже хорошо. На сегодняшний день многие артисты позавидовали бы моей фильмографии. В ней не просто пустые названия – есть фильмы, которые являются моей визитной карточкой. Так же и в театре: спектакль Юрия Бутусова «Макбетт» (роль Банко. – Ред.), я считаю, переписал меня заново, заявил, что есть такой молодой артист Аверин. «Король Лир» – тоже одна из моих лучших работ (Эдмонд. – Ред.). Да и «Ричард III» – просто подарок: получить три роли одновременно (король Эдвард IV, его брат Кларенс и мать герцогиня Йоркская. – Ред.). Как-то у Бутусова (режиссера. – Ред.) спросили: «Юра, где ты нашел трех одинаковых артистов?» Чтобы рассказать об этом, он позвонил мне среди ночи. Этим случаем Юра гордится.

Конечно, по молодости я снимался везде. Никогда не сидел ни у кого на шее, работал в рекламе, музыкальных клипах. Я вообще был не ленивый мальчик. Но сейчас я делаю только то, что интересно.

– Без «Глухаря» жить скучно не стало?

– Мне не скучно. Я простился с персонажем, потому что сделал в нем все, что мог. И это было мое решение – поставить точку. Тем более в таком успехе. Тянуть это до конца дней и потом через 10 лет стать в результате заложником роли? Я не позволю себе этого. А команда… Начиная новую работу с другими людьми, точно так же прирастаешь к ним. Это профессия. И личное здесь уходит на второй план. Человек может проявлять не самые лучшие качества в жизни, но если он талантлив, это для меня ценнее. Мне вообще повезло, партнерши у меня всегда были идеальные. За исключением двух таких… как бы их назвать?

– Стерв?

– Редких. Но я и их обращал в свою веру. Потому что мне надо любить партнера. Но это не значит, что они такие прекрасные, что мы дружим домами. Лично мне вслед никто никогда проклятий не кидал. Это один из моих принципов – чтобы люди не говорили мне в спину: «Он ушел?! И слава Богу!»

Путь от сперматозоида до капитана

– Сейчас вы, как я понимаю, у Жигунова капитана-подводника в «Горюнове» играете?

– Я два года ждал этого проекта – столько Сергей Жигунов готовился к съемкам фильма по мотивам рассказов Покровского. Мы уже приступили к работе, я живу между Петербургом и Москвой, заезжая между делом и в другие города нашей необъятной Родины.

Горюнов – это, как я его называю, «лохматый» персонаж. То есть не прямой, не одинаковый всегда, а разный, как и всякий русский человек. Мы можем сразу и пить горькую, и бить морду, и говорить: «Я люблю тебя!» Горюнов – человек мундира. Я даже попросил художников, чтобы они максимально убрали гражданскую одежду. В «72 метрах», кажется, герой Андрея Краско произносит эту замечательную фразу: «Я прошел путь от сперматозоида до капитана-подводника». Есть люди, которые живут службой. Их героизм не литературно-патриотический – он в каждодневной жизни. Кто служит на границе и вне телекамер выполняет свой долг, и есть настоящие люди. Для меня это и есть Россия – индивидуальная, не похожая ни на кого другого.

Сейчас внешний мир таков, что навязывает огромное количество заимствованных слов, мы уже и в кино их используем. Не пробы, а кастинг. Не производство, а продакшен. Не сценарий, а синопсис. Слова красивые, и может, хорошо, что мы идем в ногу со временем, но Россия – она очень индивидуальная. Мне смешно, когда люди говорят: «Максим, вам надо попробовать покорить Голливуд». Куда мне? Я очень русский. Получить опыт работы за границей – прекрасно. Но вставать в очередь за теми, кто пытается там чего-то добиться?.. Оргазма от желания прозвучать за рубежом я не испытываю. На мой век ролей и здесь хватит.

Правда, когда-то я думал, что роман с кинематографом не сложится. Хотя я ребенок, выросший в кино. Проблема в том, что артиста часто используют в одном клише…

– Вам ли на это сетовать? Взять недавнюю премьеру – фильм «Служу Советскому Союзу!», прошедший на украинском ТВ. Многие удивились, увидев вас с Нонной Гришаевой в неожиданно драматических образах.

– Это правда, в этом фильме я такой, каким еще никогда не был. Но до Абдрашитова меня использовали однообразно, без фантазии. Сначала говорили, что я буду играть только весельчаков, потом – только милиционеров. Нет! Слава Богу, с возрастом пошли роли, которые обогащают меня как артиста. И у Нонны получилась интересная работа. Я давно знаю ее диапазон: она училась на несколько курсов старше меня, но у нас были одни педагоги.

При просмотре «Служу Советскому Союзу!» (скоро его покажут на НТВ) я увидел, что не пользуюсь обычным своим коньком – перепадом от крайне веселого состояния до крайне трагического. Это то, что я любил в себе, культивировал и что считаю одним из своих актерских достоинств – существование на разных гранях. Я не пользуюсь своим лицом, как делаю это обычно. Мой персонаж спокойный, интеллигентный, но внутренне яростный.

– Эта картина посвящена событиям начала войны. Вы недавно сказали, что сомневаетесь в победе нашей страны, случись такая война сегодня. Почему?

– Сомневаюсь. Но почему-то мне кажется, что культурный код, который в нас заложен, все равно бы сработал. Музыка песни «Вставай, страна огромная!», по-моему, до сих пор приводит любого человека в состояние боевого духа. Думаю, мы бы все равно встали. Но мы так разбазарили наше военное дело, что не везде существуют герои, для которых важна честь мундира. А это главное в любой профессии. Хотя недавно я познакомился в Краснодаре с уникальным человеком – боевым генералом Юрием Александровичем Агафоновым, который создал и за 17 лет взрастил местный университет МВД. Когда встречаешь в жизни таких людей, убеждаешься, что мы все-таки сильные.

Интервью у мамы брать не разрешаю

– Отовсюду пугают мировым кризисом, концом света, путинским застоем. А Аверин, как ни посмотришь, всегда с фирменной улыбкой. Она у вас будто приклеена. Вы что, этих угроз не слышите?

– Я вам объясню. Очень часто разные глянцевые издания просят меня опубликовать биографию, чтобы я рассказал, как мне было в жизни плохо и больно… Но можно я вам вместо этого подарю несколько минут позитива? А дальше вы вернетесь к своим проблемам. Кто-то же должен вас радовать? Пусть это буду я.

Я живу точно так же, как и все, так же радею за политическую обстановку. Просто я считаю, что артисту не надо лезть в политику. Я могу перечислить дисциплины, которые проходил в институте – они все далеки от экономики и политики. Есть, конечно, артисты-общественники, но я уверен, что каждый должен заниматься своим делом. Мне когда-то хватило ума залезть на коньки и кататься на них в телевизоре. Проклинаю тот день. Желание покататься и делать это профессионально – две разные вещи.

– А знаете, что у вас общего с одним из бывших кандидатов в президенты?

– С каким?

– С Прохоровым.

– Что мы оба не женаты?

– И что много пашете.

– Это прекрасно. Я уважаю мужчин, которые много пашут. Я никогда не хотел быть ни у кого за хребтом. Люблю работать, зарабатывать, и мне это нравится. Я не богатый, но могу позволить себе подарить хорошие вещи любимым людям. Меня внесли недавно в список «Форбс». Для дураков это может стать причиной зависти. А для умных ребят, которых в моем поколении хватает, – целью: «Ага, если у него получилось, значит, и у меня может получиться». Когда уже в этой стране перестанут считать деньги в чужом кошельке и научатся понимать цену труда? Мы так обнаглели, что дворниками не хотим идти работать. А детей кто будет кормить? А помогать престарелым родителям? Не надо стесняться никакого труда. Если пришлось зарабатывать с метлой и лопатой в руках – ну так получилось, чего не бывает в жизни, то проходи это испытание достойно.

– Но вам же не 20 лет. Зачем столько пахать, если нет семьи?

– Как это у меня нет семьи? У меня всё в порядке. Просто я стараюсь оградить свою семью, не позволяю журналистам брать интервью у моей мамы, у моей любви… Конечно, я думаю о детях, которые у меня обязательно будут. Но это только моя территория. Это та «пижама», которая близка к моему телу, а не к вам.

Анекдот из сериала

Одному мужику поставили страшный диагноз и сказали, что жить ему осталось 7 часов. Он пришел к другу и предложил пойти в ресторан, выпить, закусить, а потом – на дискотеку, с девчонками знакомиться. А друг отвечает: «Ты что, дурак?! Это тебе завтра не вставать, а мне утром на работу».

*Из сериала «Склиф», где Максим Аверин сыграл доктора Брагина (скоро выйдет на экраны).

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:07, 11 Декабря 2016
Режиссер Юрий Кара рассказал в интервью Sobesednik.ru о проблемах отечественного кино
»
11:21, 11 Декабря 2016
Sobesednik.ru поговорил с Максимом Рыбиным – капитаном тольяттинской «Лады», чьи игроки с лета не получают зарплату
»
11:04, 11 Декабря 2016
Лидер «Ленинграда» Сергей Шнуров решил попрощаться с карьерой телеведущего, узнал Sobesednik.ru
»