00:00, 14 Июля 2009 Версия для печати

Кусачая корзинка

,Правда, она будет далеко не того качества, как вам бы хотелось. Клубника, которой, казалось бы, сейчас по всей России завались, тоже «кусается» – от 250 и чуть дешевле в Москве и от 200 – в провинции. Впрочем, если посчастливится встретить бабульку, которая продает эту ягоду со своего участка, купите и по 100. Малина же стоит так, словно ее везли по меньшей мере из Австралии. И совсем удивила черника. На днях встретила ее сначала по 600, потом наткнулась на 400 рублей за кг и в переходе наконец отыскала женщину, которая продавала чернику за 100. А в Ярославской области, где эта ягода растет чуть не под каждым кустом, черника стоит 250 за 1 кг или 30–40 рублей за 1 стаканчик.

Цены, которые еще два года назад казались нам небывало высокими, уже не удивляют (именно столько стоила та же черешня летом 2007 года). Теперь никто не обсуждает величину стартовых цен – нас уже приучили к дороговизне. Сегодня удивляет другое – почему в разгар сезона они опускаются так неохотно.

,– Если с импортными фруктами все более-менее ясно – это валютные риски и сезонный бизнес, где есть традиционная география поставок и поставщиков, то отечественный фруктовый рынок – это отдельная песня, – прокомментировал ситуацию ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов. – Тут не приходится говорить о конкуренции. Это раз. Вы посмотрите, кто контролирует мелкооптовый и розничный рынки. Если вы думаете, что кто-то из отечественных производителей может легко привезти крупную партию фруктов и ягод в любой российский город и свободно продать их там, вы заблуждаетесь. А раз так – то на повышение цены такой монополизированный рынок реагирует быстро, а вот на ее падение – не всегда и очень медленно. Да и зачем: у этого сегмента рынка есть очень большая маржа, и никто этой прибылью делиться не намерен. Второе. Посмотрите, кто возит фрукты – тот, кто в состоянии преодолеть дорожный рэкет. Ведь просто так машина, скажем, из Дагестана с той же черешней в Москву не проедет.

Продавцы кивают на продовольственную инфляцию, которая во всем мире была выше обычной, – продолжает Евгений Иванов. – Но это лукавство. Продовольственная инфляция (то есть ускоренный рост цен на продукты питания) в мире начала расти с 2006 по июль 2008 года (при этом все предыдущие лет 15 продовольствие отставало в росте от остальных товаров), а с июля прошлого года по февраль нынешнего мировые цены на продовольствие начали ускоренно падать. Что касается России, тут свои причины – госрегулирование, монополизм на всех уровнях и самое главное игольное ушко, через которое никак не протиснуться производителям и оптовикам, – логистика. По каждому товару завоз зачастую осуществляется в основном из 1–2 стран, одним оператором, через единственный терминал и считаное число хранилищ. Практически никакой конкуренции и диверсификации поставок. У нас жуткая и усиливающаяся концентрация на всех рынках и неразвитость оптового сегмента. Всеми этими проблемами надо было начинать заниматься давно, но за 20 лет «свободного» рынка они пущены на самотек. В общем, возвращаясь к ценам на фрукты, могу вас заверить: тут непочатый край работы для Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и всех государственных ведомств, регулирующих импорт, транспорт, сельское хозяйство и торговлю, не на один десяток лет. Даже если ФАС не будет ничем другим заниматься, кроме фруктового рынка.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 23 Февраля 2017
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о беззастенчивом желании экс-главы ФТС Бельянинова вернуться на госслужбу
»
22:07, 22 Февраля 2017
В Мосгордуме громко прозвучала идея избавления столицы от пятиэтажек. Sobesednik.ru разбирался, насколько это реально
»
21:06, 22 Февраля 2017
Россияне, живущие в других странах, где отмечают свои аналоги Масленицы, поведали Sobesednik.ru, как это происходит
»